Юридический огранщик политической воли Гитлера

15 сентября 1935 года в Германии по инициативе нацистов приняты «Нюрнбергские законы», которые фактически лишали всех прав немецких евреев. Однако юридические комментарии к законам, придав им стройность, написал не нацист. Им оказался правовед Ганс Глобке, судьба которого совсем по-разному сложилась в двух немецких государствах, возникших после Второй мировой войны.

Серию законов, которые лишали всех прав еврейское население Третьего Рейха, комментировал юрист Ганс Глобке

Фото Deutsches Bundesarchiv

Всеобщая воинская повинность, отмена регламента Рейхстага и «нюрнбергские законы»

В середине сентября 1935 года депутаты Рейхстага собрались в Нюрнберге на очередное заседание. К этому времени почти все они были членами Национал-социалистической немецкой рабочей партии, которую возглавлял Адольф Гитлер. Последний, естественно, тоже появился в Нюрнберге. «Члены Рейхстага 15 сентября приветствовали фюрера троекратным „хайль“ и стоя выслушали первый куплет песни Horst Wessel », — записано в протоколе заседания.

Этот день запомнился потомкам двумя событиями: во-первых, в Германии ввели всеобщую воинскую повинность и страна открыто взяла курс на войну, во-вторых, — приняли пакет законов, которые вошли в историю под названием «Нюрнбергских».

Кроме того, была введена невиданная доселе для Германии методика формирования повестки дня парламента. Министр внутренних дел Третьего рейха и одновременно глава фракции национал-социалистов в Рейхстаге Вильгельм Фрик заявил в своем выступлении, что регламент Рейхстага устарел и совершенно не отвечает современным реалиям. «Поэтому, — сказал он. — Нынешний регламент утрачивает силу вплоть до опубликования нового, а до этого момента глава Рейхстага будет самостоятельно решать, какие вопросы включать в повестку дня, а какие нет». С учетом состава депутатов Рейхстага это предложение встретило всеобщую поддержку, а новый регламент палаты так и не был опубликован: несогласных на поверхности политической жизни Германии той эпохи не было, но ее лидерам претили любые формы коллегиальности, пусть даже и контролируемой.

Состав и суть «Нюрнбергских законов»

Три «Нюрнбергских закона» были приняты единогласно и моментально вступили в силу. «Закон о государственном флаге» (Reichsflaggengesetz, немецкий текст смотрите здесь) — первый из «Нюрнбергских законов» — закреплял за свастикой роль «флага нации и Рейха», а два других сформулировали новую расовую идеологию, согласно которой все немецкие граждане разделялись на несколько категорий. Каждая имела свои права, а некоторые лишались всех.

Второй из «нюрнбергских законов» — «Закон о гражданстве» (Reichsbürgergesetz, немецкий текст доступен здесь) — разделял всех живущих в Германии людей на две группы. «Гражданином Рейха, — сказано в нем. — Может быть только немец, который доказал преданность своему народу и Рейху на деле». Только граждане Рейха наделялись политическими правами. Вторая по численности национальная группа страны — евреи — оказалась вне правового поля.

Но, пожалуй, самым важным законом был третий — «Закон об охране немецкой крови и немецкой чести» (Gesetz zum Schutze des deutschen Blutes und der deutschen Ehre«, по-немецки доступен здесь, по-русски здесь). Его целью было обеспечить так называемую «чистоту немецкой крови». Для этого нацисты запретили браки и внебрачные отношения между чистокровными немцами и евреями.

Официальный комментатор воли Гитлера

В марте 1935 года статс-секретарем германского Министерства внутренних дел стал Вильгельм Штуккарт. Этому чиновнику и одному из его подчиненных, Гансу Глобке, было поручено сделать юридический комментарий к «Нюрнбергским законам», который, по выражению одного из нацистских бонз, «должен был войти во все учебники юриспруденции».

Реально всю работу проделал Глобке. Он подошел к ней со всей основательностью, на которую только способен немец. Поначалу он разъяснил, кого, собственно говоря, касаются принятые законы. Задача была не из легких, ведь требовалось юридически точно определить, кто такие «полные евреи», «евреи наполовину» и «евреи на четверть», ведь в законе всем им отводилось разное место. Особая путаница могла возникнуть тогда, когда речь шла о браках между чистокровными немцами и, например, «евреями на четверть». Кем считать их детей?

Глобке нашел «изящный» выход. Он ввел понятие «еврей на одну восьмую». «Например, еврей на три восьмых — тот, у кого была бабушка-еврейка и дед-еврей-наполовину или наоборот», — иллюстрирует юрист свою теорию.

Разрабатывая ее, он даже проясняет, как следует классифицировать немцев, перешедших в иудаизм: «Немец, перешедший в иудаизм, должен по-прежнему считаться немцем, однако по отношению к своим внукам он будет евреем наполовину».

Что такое «отношения»? Пояснение Глобке и реальная практика

Не до конца понятным оставалось, что законы понимают под словом «отношения» (в немецком оригинале довольно неоднозначное «Verkehr»).

В декабре 1936 года один из немецких судов пояснил, что под «отношениями» следует понимать «все контакты между противоположными полами, цель которых — получение сексуального удовольствия хотя бы одним из участников». Глобке горячо приветствовал такое толкование.

Однако на практике германская юстиция пошла дальше. Уже через несколько месяцев Гамбургский суд приговорил мужчину-импотента к двум годам тюрьмы лишь за поцелуй с еврейкой. Статистика свидетельствует, что уже в 1937 году как минимум 400 человек были осуждены за подобные, на первый взгляд совершенно невинные, действия. Более того, под давлением Гестапо и Министерства юстиции Рейха, даже незначительно нарушившим «Нюрнбергские законы» немцам суды давали все большие сроки и в конце концов стали карать тюрьмой даже простое прикосновение к еврею.

Разные судьбы одного человека

После окончания Второй мировой войны Вильгельм Штуккарт был осужден как военный преступник. Отсидев в тюрьме положенный срок, он вышел на свободу и погиб в автомобильной катастрофе в ноябре 1953 года. Сегодня этого человека мало кто помнит. Другое дело — его бывший коллега и подчиненный Глобке.

Во время всех послевоенных процессов он проходил только как свидетель, а в 1953 году стал одним из самых близких советников канцлера Аденауэра. Оппозиция подвергала это назначение жесточайшей критике. В пылу полемики Глобке даже называли «юридической проституткой».

А в ГДР Глобке вообще объявили военным преступником. В газетах появились карикатуры с его участием, сопровождаемые подписями типа «гитлеровский палач на службе у Аденауэра». Кроме того, в Восточной Германии вышла целая книга под названием «Глобке и истребление евреев» (Globke und die Ausrottung der Juden), которую подготовил финансируемый гэдээровским правительством «Комитет немецкого единства».

В издании сочетались документально подтвержденные факты с откровенной ложью. Например, Глобке обвиняли в массовых убийствах евреев чуть ли не собственными руками. Вероятно, целью авторов было дестабилизировать политическую обстановку в ФРГ, вызвав волну возмущения против Глобке.

В довершение к этому Верховный суд ГДР заочно приговорил Глобке к пожизненному заключению «за военные преступления и преступления против человечности» (документы по этому делу смотрите тут). Однако западный сосед не обратил внимания на всю эту шумиху. Во всяком случае, карьере Глобке она не принесла видимого вреда. В 1963 году Аденауэр в зените славы ушел в отставку с поста канцлера, перед этим наградив своего советника орденом за заслуги перед новой Германией.

Александр Московкин

porno-sila.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.