Красная Бавария. Защитники, палачи и жертвы Мюнхенской революции

 

Первая Баварская советская республика в создании собственных вооруженных сил не преуспела. Бездействие независимых социал-демократов и анархистов в этом направлении вызывало резкую критику со стороны коммунистов. Когда 13 апреля была провозглашена Вторая Баварская советская республика, которую возглавил Евгений Левине, сразу же началось строительство и укрепление революционных вооруженных сил — Баварской Красной армии. Тем более, что объективные условия вполне позволяли в достаточно сжатые сроки создать собственные вооруженные подразделения. После окончания Первой мировой войны в Германии, в том числе и в Баварии, было множество демобилизованных солдат и унтер-офицеров, не сумевших адаптироваться к условиям мирной жизни. Они составляли основной потенциальный контингент как ультраправых, так и ультралевых движений. Среди солдат, оказавшихся в Мюнхене, был, например, ефрейтор по имени Адольф — будущий фюрер Третьего рейха.

Что касается «красных» вооруженных формирований, то их возглавил Рудольф Эгльхофер — уроженец Швабинга, служивший на флоте матросом. Еще до ноябрьских событий 1918 года он был арестован и приговорен к смертной казни за антивоенную агитацию в подразделениях. Но революция спасла Эгльхофера от смерти. Именно Эгльхофер сыграл ключевую роль в агитации солдат и матросов за поддержку Баварской революции.

В ноябре 1918 года был сформирован Центральный солдатский совет Баварии. Он поддерживал революционные события, но занимал собственные позиции по целому ряду вопросов и несколько дистанцировался от левого правительства Курта Эйснера. Именно Центральный солдатский совет был головной структурой движения фронтовиков и объединял многочисленные казарменные советы подразделений. Благодаря наличию определенной солидарности фронтовиков, солдатские советы действовали слаженно и являли собой реальную силу, способную взять власть в свои руки. Советы солдатских депутатов оказывали большое влияние на действия социал-демократических и коммунистических политиков, и последние были вынуждены принимать решения, удовлетворявшие интересы солдатской массы. Фактически советы превратились в структуры основной власти и традиционная армейская иерархия потеряла прежний авторитет. Командование подразделений более не могло управлять своими подчиненными. Стоит отметить, что многие солдатские лидеры руководствовались исключительно корыстными соображениями и были готовы поддерживать ту политическую партию, которая сможет заплатить им за поддержку наибольшие деньги.
 

 

Баварским левым радикалам демобилизованные солдаты казались весьма ненадежной в политическом отношении массой. Согласно своим идеологическим установкам, анархисты и коммунисты ориентировались на создание отрядов рабочей гвардии — из числа сознательных пролетариев, которые и должны были стать основой системы обороны советской власти. Но практика весьма скоро показала их неправоту. Рудольф Эгльхофер, назначенный ответственным за формирование Красной армии, признал необходимость ее структурированности и возрождения традиций воинской дисциплины. В Красную армию принимались демобилизованные солдаты без проверки и демобилизованные офицеры императорской армии после прохождения необходимых проверочных мероприятий. Потребность в создании Красной армии объяснялась и тем, что Компартия Германии, возглавившая Баварскую советскую республику после 13 апреля 1919 года, не рассчитывала на поддержку всех солдатских советов и подразделений и могла опираться лишь на новые вооруженные формирования, созданные уже в рамках строительства Красной армии. В состав БКА записались многие солдаты из Гвардейского пехотного полка и Первого пехотного полка. В последнем, кстати, служил ефрейтор Гитлер, который входил в состав солдатского совета.

Однако, в первые же дни существования Второй советской республики не удалось избежать внутреннего конфликта между двумя военными лидерами — Рудольфом Эгльхофером и Вильгельмом Рейхартом. Последний возглавлял военное ведомство республики, а Эгльхофер занимал пост командующего Красной армией. Если Эгльхофер придерживался радикальных взглядов и стремился превратить красноармейские отряды в инструмент революционного наступления, то Рейхарт был более консервативен и даже рассчитывал на привлечение к строительству Баварской Красной армии старых офицеров императорских вооруженных сил. В конце концов, Эгльхофер приказал красноармейцам заблокировать здание военного министерства. Он выступил категорически против присутствия старых «военспецов» в составе Красной армии, а также не желал видеть в ее командовании социалистов, которых считал чрезмерно умеренными. Военным комиссаром республики стал коммунист Макс Левин (на фото).

В Баварскую Красную армию вступали преимущественно безработные и недавно демобилизованные фронтовики, так как рабочие промышленных предприятий Мюнхена не желали терять место работы и предпочитали вступать в ряды Красной гвардии — милиционных пролетарских формирований. Таким образом, Красная армия комплектовалась скорее маргинальными слоями населения, что не могло не оказывать влияния на морально-психологический уровень бойцов, их мотивационные установки. Большинство безработных были привлечены в Красную армию регулярным питанием и неплохим для Мюнхена того времени жалованьем. Кроме того, в Красную армию вступило некоторое количество военнопленных из числа солдат и офицеров армий Антанты, находившихся в плену в Баварии. Среди добровольцев-военнопленных основную часть составляли русские и итальянцы. Самое примечательное, что красноармейские отряды, сформированные из русских военнопленных, отличались лучшей боеспособностью и использовались на важнейших направлениях.
 

Главной слабой стороной Баварской Красной армии была неоднородность и рыхлость ее структуры. У Красной армии был сильный костяк из идейных коммунистов, немногочисленных русских военнопленных, фронтовиков. Но основную часть красноармейцев составляла маргинальная молодежь Мюнхена, записавшаяся в отряды для того, чтобы спастись от безработицы и обеспечить себе более-менее сносные условия жизни. Естественно, что боеспособность этих «добровольцев за продовольственный паек» была очень низкой, что вскоре и пришлось выяснить на поле боя.

К середине апреля противники Баварской советской республики смогли консолидировать свои силы. Премьер-министр Баварии Гофман заручился поддержкой германского министра обороны социал-демократа Густава Носке, который согласился отправить в Баварию не только армейские подразделения, но и внушительный «фрайкор» — ополчение, укомплектованное бывшими фронтовиками. 16 апреля в Дахау отрядам Красной армии, которыми командовал заместитель главнокомандующего поэт Эрнст Толлер, удалось разгромить отряды фрайкора, следовавшие на усмирение советской республики. Однако, гуманист и пацифист Толлер не учел главного — он считал, что правительственные войска не будут проявлять к красноармейцам жестокость, и вел себя крайне безрассудно. Например, Толлер запретил артиллерии обстреливать позиции противника, отпускал на свободу плененных фрайкоровцев и офицеров, рассчитывая, что те раскаялись и больше не будут выступать против республики с оружием в руках. Однако, противники Баварской советской республики подобным гуманизмом не страдали и стремились расправиться со своими идейными оппонентами как можно быстрее.

Густав Носке распорядился бросить против Красного Мюнхена армейские части. До этого времени Берлин долго колебался, вводить или не вводить в Баварию регулярную армию, опасаясь, что вторжение солдат из Пруссии будет воспринято местным населением как внешняя агрессия. Однако, затем Носке все же решился на усмирение республики вооруженным путем. Чтобы подавление советов не выглядело агрессией извне, Носке поручил карательную операцию баварскому фрайкору, которым командовал баварский офицер полковник Франц Ксавер фон Эпп (1868-1946). Профессиональный военный, Франц фон Эпп начал службу в баварской армии добровольцем. В 1887 г. он был зачислен в 9-й Баварский пехотный полк, в 1896-1899 гг. учился в Баварской военной академии, а в 1900-1901 гг. служил в Китае — в Восточноазиатском пехотном полку, участвовал в подавлении последних вспышек восстания ихэтуаней. После возвращения из Китая фон Эпп продолжал службу в 19-м Баварском пехотном полку, затем стал адъютантом штаба 5-й Баварской пехотной бригады. В 1904 г. фон Эпп вновь отправился в колонии — на этот раз в Юго-Западную Африку, где командовал ротой 1-го пехотного полка имперской охранной группы и участвовал в подавлении восстания гереро. После возвращения в Баварию в 1906 г. фон Эпп командовал ротой в Баварском королевском пехотном лейб-гвардейском полку, затем служил адъютантом штаба 3-й баварской дивизии, в 1912-1914 гг. — командиром 2-го батальона Баварского королевского пехотного лейб-полка. Фон Эпп участвовал в Первой мировой войне в качестве командира Баварского королевского пехотного лейб-полка, воевал на Западном фронте, в Сербии, в битве под Верденом. В 1917 г. фон Эпп командовал 1-й Баварской егерской бригадой, затем вновь командовал лейб-полком. В начале 1919 г. министр обороны Германии Густав Носке получил полковнику фон Эппу сформировать баварский добровольческий корпус пограничной охраны «Восток».

Большинство красноармейских подразделений не смогли противостоять фрайкору. 27-28 апреля 1919 г. фрайкор окружил Мюнхен, а 30 апреля 1919 г. началась операция фрайкора и армейских частей по «освобождению» Южной Баварии. Уличные бои начались в самом Мюнхене. 4 мая правительственным войскам удалось захватить здание железнодорожного вокзала города. В руках правительственных войск оказался и город Розенгейм, прежде контролировавшийся коммунистами. Правительственные войска стремились привлечь на свою сторону сельское население Баварии, распространяя информацию о том, что власть в Мюнхене захватили российские большевики и евреи. Антикоммунистическая и антисемитская риторика сыграли важнейшую роль в пропагандистском обеспечении карательной операции в Баварии. Особенной жестокостью отличались ополченцы из фрайкора, среди которых было много активистов и сторонников праворадикальных организаций. Напомним, что именно фрайкоровцы устроили расправу над Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург. В Баварии жертвами террора, развернутого фрайкоровцами, стали не менее 557 человек. В основном, это были коммунистические активисты, а также случайно попавшиеся под руку обыватели, преимущественно еврейской национальности. Так, 2 мая 1919 г. фрайкоровцами был арестован и забит до смерти философ и писатель Густав Ландауэр, сыгравший важную роль в деятельности Первой Баварской советской республики, но после взятия власти коммунистами отошедший от дел.
 

Красная Бавария. Защитники, палачи и жертвы Мюнхенской революции

Жестокость фрайкора в Мюнхене и Южной Баварии объяснялась и давними межконфессиональными противоречиями. Большинство бойцов фрайкора из северных областей Баварии и других районов Германии были протестантами по вероисповеданию. Они безжалостно расправлялись с баварскими католиками, многие из которых поддерживали левых. Например, в одно из мюнхенских кафе ворвались боевики фрайкора и расстреляли тридцать местных католиков из общества святого Иосифа, которые собрались обсудить предстоящую театральную постановку. По подозрению в причастности к революционной деятельности были арестованы 2209 человек. Среди задержанных был и ефрейтор Адольф Гитлер, член одного из солдатских советов и активный красноармеец. Его собирались расстрелять, но в последний момент оставили в живых. Командование сочло, что Гитлера можно использовать для агитационной работы против красных.

Президент Второй Баварской советской республики Евгений Левине был схвачен и приговорен к смертной казни. 5 июня 1919 г. 36-летний Левине был расстрелян. Эрих Мюзам один из лидеров Первой советской республики, был арестован и после подавления революционных волнений приговорен к 15 годам тюремного заключения. Эрнсту Толлеру, первому президенту Баварской советской республики, с помощью друзей удалось скрыться и пережить самый кровавый период расправ. Его схватили уже в июне 1919 года, когда страсти улеглись, и приговорили всего лишь к 5 годам лишения свободы. Макс Левин, военный комиссар республики и один из ее ключевых лидеров, смог бежать за пределы Баварии.

Судьбы большинства ключевых фигур Баварской советской республики сложились трагически. Ландауэр и Левине были убиты еще во время подавления восстания. Приговоренный к 15 годам лишения свободы, Эрих Мюзам в 1924 г. вышел на свободу по амнистии. В тюрьме он сумел написать пьесу «Иуда» (1920), и большое количество стихов. Когда в Германии активизировались нацисты, Эрих Мюзам занял выраженную антифашистскую позицию. Этого руководство НСДАП ему не простило. В 1933 г. он был арестован и помещен сначала в концлагерь Зонненбург, затем переведен в лагерь Бранденбург и, наконец, в Ораниенбург. В заключении Мюзам подвергался жестоким пыткам и издевательствам со стороны охранников, а 10 июля 1934 г. 56-летнего Мюзама охранники концлагеря повесили в туалете, пытавшись инсценировать самоубийство. Арест и смерть в застенках ждали бы и Эрнста Толлера, но 26 февраля 1933 г. ему удалось бежать — буквально накануне того, как в его квартиру ворвались гестаповцы. Толлер поселился в Швейцарии, затем жил во Франции, в Великобритании и, наконец, обосновался в США. Он активно участвовал в антифашистской деятельности, поддерживал испанских республиканцев. Однако, победа Франко в Испании ввергла поэта в жесточайшую депрессию. 22 мая 1939 г., когда в Мадриде маршировали легионы Франко, Толлер покончил с собой, повесившись в ванной своего номера в одном из нью-йоркских отелей. К этому времени уже два года как покойником был Макс Левин, после бегства из Баварии живший в СССР и работавший заведующим кафедрой эволюционного учения в МГУ. 17 июня 1937 года Макс Людвигович Левин был расстрелян в Москве по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Героя Красной Баварии обвинили в антисоветской деятельности.