В фильмографии актера Хита Леджера есть интересный фильм, оставшийся для массового зрителя неизвестным. Речь идет о картине «Нед Келли», где также сыграли Орландо Блум и Джеффри Раш. Слоган фильма гласит: «История хорошего человека, которому пришлось стать плохим». Историки до сих пор так и не пришли к единому мнению, кем же считать легенду Австралии Неда Келли: циничным бушрейнджером, действовавшим исключительно ради собственной выгоды, или же национальным героем, бросившим вызов колониальным властям?

Разбойник в рыцарских доспехах

Борцы за свободу

Так уж повелось, что ярких и брутальных преступников со временем (а то и при жизни) ждет процесс романтизации. В байках и легендах их истинные поступки уступают место вымышленным, более «удобным». Беспроигрышный вариант – забота о нищих и угнетенных. Но если, например, Роб Рой и Дик Турпин в легендах и реальности – абсолютно разные люди, с австралийским бушрейнджером все не так однозначно.

«Австралийский Робин Гуд», как его называют на родине, по-настоящему проявлял заботу о нуждающихся соотечественниках. Вот только и кровь полицейских, выполнявших свою работу, он тоже проливал отнюдь не фигурально. Главной бедой Австралии того времени можно считать ее же собственное население. И в этом нет ничего удивительного, поскольку британцы использовали континент исключительно как место ссылки каторжников. Соответственно, со временем компания там подобралась не особенно пугающаяся как законов, так и представителей правоохранительных органов. Эти люди привыкли к тому, что поставленную цель всегда можно достичь, и неважно, как. Разбойники (в Австралии их называли бушрейнджерами) стали для зеленого континента особой прослойкой общества. Их ненавидела власть, но обожали бедняки. Ведь бандиты творили свои дела, прикрывшись лозунгами борьбы с колониальным режимом. Они грабили людей (и не всегда, кстати, только богатых), совершали налеты на банки, угоняли скот для последующей перепродажи. В общем, вели себя примерно так же, как и их «коллеги» с Дикого Запада. А поскольку полиция в Австралии того времени не отличалась могучей силой (да и та сосредотачивалась в основном в крупных населенных пунктах), банды бушрейнджеров брали под свой контроль обширные территории за пределами городов.

Проблему усложняло и то, что дети и внуки первопоселенцев начали считать Австралию не каторгой (коей она являлась для их дедов или отцов) а своей родной землей. Поэтому карательный подход колониальных властей казался им неприемлемым. К тому же, на зеленом континенте была большая группа ирландцев. А это лишь обостряло конфликт с британцами. Среди простого населения, ведущего честный образ жизни, бушрейджеры пользовались большой популярностью. Как никак, борцы за справедливость.

К тому же, в середине 19-го века Австралия подхватила «золотую лихорадку». Население континента стало стремительно увеличиваться за счет авантюристов и искателей приключений. Центральная власть при этом была слаба. Она ничего не могла поделать с возрастающим количеством преступников, которые из фермеров или золотоискателей переквалифицировались в разбойников.

В такое сложное и напряженное время появился на свет ирландец Эдвард Келли, которого прозвали Нед. Точная дата его рождения неизвестна. По официальной версии — в начале июня 1855 года. Но есть версия, что в декабре 1854. Его семью можно отнести к категории неблагополучных. Отец Неда, Джон, попал в Австралию так же, как и большинство его соотечественников: ирландца осудили на несколько лет каторжных работ за воровство свиней и выслали из Британии на Землю Ван-Димена (современная Тасмания).

Освободившись, Джон перебрался на континент. Женился и попытался зарабатывать на жизнь честным трудом: занялся фермерством. Но прокормить жену и восьмирых детей было не просто. Поэтому то и дело Джон подумывал вернуться к привычному занятию – угону скота. И через какое-то время семья Келли обзавелась дурной репутацией. Джон и его сыновья периодически воровали животных, перебивали клеймо и перепродавали.

Разбойник в рыцарских доспехах

В 1866 году главу семейства обвинили в краже теленка. И хоть достоверных доказательств не было, свою роль сыграла репутация. Джону присудили выплатить штраф в 25 фунтов. Таких денег у Келли не было, поэтому его посадили за решетку. Там Джон и умер.

Это событие произвело на Неда ошеломляющее впечатление. Впервые он лицом к лицу столкнулся с жестокостью и несправедливостью колониальных властей, лишивших его отца. Так что дальнейший путь Келли был предопределен.

Путь бушрейнджера

Нед был трудным подростком. Он постоянно ввязывался в неприятные истории. Например, в четырнадцатилетнем возрасте он на десять дней угодил за решетку. Причиной ареста послужила драка со свиноводом из Китая. Спустя некоторое время его вновь посадили в тюрьму. На сей раз досталось бродячему торговцу. Помимо этого Неда подозревали в пособничестве известному бушрейнджеру Гарри Пауэру. В шестнадцать лет Келли избил полицейского, который пытался его арестовать. Ирландцу дали три года. В тюрьме оказались и братья Неда. Их арестовали по подозрению в грабеже. Семья Келли была категорически не согласна с вердиктом. Поэтому после освобождения все они (вместе с матерью и отчимом) стали угонять скот с завидной регулярностью. При этом виновниками своей криминальной жизни ирландцы считали представителей власти.

В середине апреля 1878 года у семейства Келли произошел серьезный конфликт с сельским констеблем Александром Фицпатриком. По версии представителя правоохранительных органов, он явился в дом ирландцев, чтобы арестовать Дэна, младшего из братьев. Семейство, конечно, воспротивилось. Сам Нед, которого на тот момент в доме не было (или был, это точно неизвестно), утверждал, что Фицпатрик находился в нетрезвом состоянии, угрожал револьвером матери, а также приставал к сестре. При этом Дэну он никаких конкретных обвинений не предъявил. Горячая ирландская кровь дала о себе знать — и констеблю пришлось покинуть дом Келли, получив ранение. По одной из версий, между констеблем и фермерами произошла перестрелка. По другой — Эллен (мать) ударила его каким-то тяжелым предметом по руке.

Заявившись в участок, Фицпатрик заявил, что его ранил именно Нед. Сам же бушрейнджер утверждал обратное. Он даже написал письмо правительству: «Вы можете винить меня, но если бы вы знали, что я сам был ложно обвинён, то вы бы сказали, что меня обвинять нельзя. В этом апреле была информация (которая наверняка дошла до вас), что я стрелял в констебля Фицпатрика, что было ложью, и моя мать с младенцем, и мой брат были обвинены в соучастии в попытке убить его, хотя они невинны, как нерождённый ребенок».

Понимая, что убедить власть в своей правоте не удастся, Нед и Дэн скрылись. За их головы тут же была объявлена награда в 100 фунтов. Мать семейства арестовали, и вскоре ей дали три года принудительных работ. Откуда взялось такое суровое наказание, так до конца и неясно.

А у Неда и его брата остался лишь один путь – путь настоящих бушрейнджеров.

Вне закона

Вскоре к Келли присоединились два друга – Стив Харт и Джо Бирн. Банда обосновалась на реке Кинг. Полиция несколько раз предпринимала попытки поймать разбойников, но все было тщетно: им удавалось улизнуть.

Вскоре Нед вместе с подельниками нанес ответный визит полицейским. Бушрейнджеры атаковали лагерь, в котором находилось четверо представителей правоохранительных органов. Выжить удалось лишь одному. Расправившись с двумя констеблями и сержантом, банда забрала их оружие. Ответ властей последовал немедленно: за голову Неда объявили награду в 500 фунтов, а парламент колонии Виктории объявил всех членов банды вне закона. Но Келли было уже все равно. Он прекрасно понимал, что обратной дороги нет. Поэтому в декабре 1878 года разбойники под его руководством ограбили отделение Национального банка в городе Эора. Банда обогатилась на пару тысяч фунтов банкнотами, золотом и серебром. При этом они, как уверяли очевидцы, были максимально корректны с заложниками и не тронули их личные вещи. Но самое главное — Нед приказал своим подельникам сжечь долговые обязательства, найденные в банке. После чего они скрылись, а в сердцах простых австралийских фермеров Келли навсегда остался благородным разбойником.

Разбойник в рыцарских доспехах

После ограбления банка Нед вместе с Бирном написали письмо премьер-министру колонии Виктории и суперинтенданту полиции. В нем они рассказали, что именно побудило их стать бушрейнджерами. И хоть послание не было опубликовано в прессе, народ о нем узнал и проникся еще большей симпатией к преступникам. Представители власти в колонии письмо Келли проигнорировали. А вскоре начали «охоту на ведьм»: полицейские арестовывали более двух десятков человек по подозрению в связях с бушрейндрежами. И хоть никаких доказательств не было, людей отпустили лишь через несколько месяцев.

А Келли не терял времени. Пока полиция активно занималась поиском помощников бандитов, он спланировал новое ограбление. Причем на сей раз они покусились не на банк, а на… полицейский участок в городе Джерилдери!

Пару несчастных констеблей бушрейнджеры заперли в кладовой, предварительно забрав у них оружие и униформу. После чего уже добрались до отделения Банка Нового Южного Уэльса. Уничтожив долговые обязательства, банда забрала более двух тысяч фунтов. Но покидать город преступники не спешили. Вместо этого они гуляли по улицам и распивали спиртные напитки с местными жителями.

После «выступления» Нед передал Эдвину Ливингу, менеджеру банка, письмо с просьбой опубликовать его в газете. В нем Келли еще раз попытался объяснить причину, по которой он отважился на нарушение закона. Хоть Ливинг пообещал выполнить просьбу Келли, но письмо передал полиции.

Уже гораздо позже, в 1930 году, то письмо все же было опубликовано: «…У нас нет желания мириться с жестоким и коварным поведением этих больших уродливых толстошеих вомбатов, которыми командуют толстопузые коротконогие узкобёдрые сыновья ирландских бейлифов и английских лендлордов, которые лучше известны как судьи и офицеры Викторианской полиции, которых некоторые считают честными джентльменами, но я бы хотел знать, что честный человек станет делать в полиции…»

Несмотря на запрет, «пересказ» откровения Келли все же добрался до газетчиков. И в народе еще сильнее утвердился образ Неда как борца с несправедливостью.

После ограбления банка вознаграждение за голову Келли выросло до восьми тысяч фунтов. Но население колонии Виктория молчало и не спешило сдавать своего героя. Да и сам Нед не торопился искушать судьбу – вместе с бандой он на время затаился. В течение нескольких месяцев бушрейнджеры изготавливали себе стальные доспехи, способные защитить их от пуль.

А полиция пыталась найти след бандитов. И однажды им улыбнулась удача. Сдать разбойников, польстившись на вознаграждение, согласился Арон Шеррит, друг Джо Бирна. Есть версия, что Келли даже хотел взять его в банду. Но в двойного агента Шеррит поиграл недолго. Несмотря на то, что его охраняли, бушрейнджеры застрелили предателя.

Разбойник в рыцарских доспехах

Последнее дело

Расправившись с Шерритом, Нед приступил к планированию главного дела. Он хотел захватить в плен несколько высокопоставленных представителей правоохранительных органов, чтобы затем обменять их на мать. Местом действия был выбран городок Гленрован. В конце июня 1880 года разбойники появились в населенном пункте. Первым делом они приказали рабочим разрушить железнодорожные рельсы, ведущие в город. Затем вместе с шестьюдесятью заложниками бушрейнджеры засели в местной гостинице. Все четверо преступников были одеты в доспехи и хорошо вооружены.

Расчет Келли не отличался какой-то изощренной хитростью. Он надеялся, что в темноте машинист не заметит повреждение железнодорожного полотна, и в результате поезд сойдет с рельсов. В момент аварии появятся бушрейнджеры и попытаются взять в заложники несколько офицеров. Возможно, после этого Келли планировал ограбить и местный банк, чтобы «подзаработать». Во время ожидания поезда разбойники корректно вели себя по отношению к заложникам. Более того, они развлекали их различными трюками, а также пили с ними алкоголь. Вот как рассказал о тех событиях один из очевидцев: «Сыновья миссис Джонс (хозяйки отеля) спели для развлечения банды песню про Келли, и их мать попросила петь громче. Потом большинство пленников очистили передний зал, и банда устроила танцы. Они танцевали кадриль, и мистер Дэвид Мортимер, зять директора школы, играл на концертине. Нед Келли танцевал с девицей Джонс, а Дэн — с миссис Джонс». Этот рассказ спустя несколько дней после захвата гостиницы был опубликован в сиднейской газете Australian Town and Country Journal.

Но в этот раз чрезмерная уверенность в собственных силах сыграла с бушрейнджерами злую шутку. Они совершили роковую для них ошибку, отпустив одного из заложников – учителя Томаса Карноу. Тот поклялся, что не выдаст их, — и обманул. Оказавшись на свободе, он зажег фонарь и встал у разобранного участка железной дороги. Машинист издалека увидел свет и сумел вовремя остановить поезд. Поэтому никто из полицейских не пострадал. Кстати, впоследствии Томасу вместе с семьей пришлось покинуть город из-за угроз со стороны сторонников Келли. Карноу считали предателем и обещали жестоко отомстить.

Вскоре разбойники узнали, что их план провалился. И стали готовиться к бою. Любопытно, у них было время, чтобы сбежать, но они не стали этого делать. Когда полицейские (около тех десятков) подошли к гостинице, то не стали даже начинать переговоры, а открыли огонь.

Разбойник в рыцарских доспехах

Перестрелка затянулась. Ранение получили суперинтендант и сам Нед. Из заложников от шальных пуль погибло два человека, еще несколько были ранены. Примерно в пять утра погиб Джо Бирн. Бушрейнджеров осталось трое…

Понимая, что осаду долго не выдержать, Нед решил пойти ва-банк. Он сумел незаметно покинуть гостиницу и атаковать полицейских с тыла. Сопротивление бушрейнджеру оказали сержант Артур Стил, констебль Келли (однофамилец) и рабочий железной дороги Доусетт. И хоть пули отскакивали от стальных доспехов Неда, Стилу все-таки удалось его ранить: руки и ноги разбойника были не защищены.

Впоследствии Стил рассказал о перестрелке: «Я увидел фигуру примерно в 200 ярдах (183 метрах) сзади от меня, направлявшуюся к отелю, он стрелял в полицию и кричал: «Я пуленепробиваемый, вы в меня не попадёте!» Он сделал пять или шесть выстрелов, потом присел за деревьями и стал перезаряжать револьвер. Я побежал к нему, он встал и выстрелил в меня, потом вышел на открытое пространство… Я немедленно выстрелил ему в правую ногу, он споткнулся, уронил руку, потом он попытался поднять револьвер, но я снова выстрелил в него с 10 ярдов (9 метров), попав в руку и в бедро, после чего он немедленно упал».

Раненного и безоружного Неда отнесли в поезд, где его принял врач. Примерно в десять часов утра оставшиеся бандиты отпустили заложников. Дэн Келли и Стив Харт отказались сдаваться. Перестрелка продолжалась еще несколько часов. После чего полицейские сумели поджечь гостиницу…

По одной из версий, Дэн и Стив застрелись. По другой — у них кончились патроны, и они сгорели. Так или иначе, на пепелище были найдены обгоревшие кости в металлических доспехах. Неда спустя день на поезде доставили в Мельбурн и поместили в местную тюрьму. Кстати, в той осаде среди полицейских погибших не было. Да и раненых оказалось всего трое.

«Мы встретимся там, куда вы меня отправляете»

Перед судом Нед Келли предстал в октябре 1880 года. Процесс вел один из самых именитых юристов того времени — главный судья колонии Виктория сэр Рэдмонд Барри. Тот самый, который несколько лет назад отправил за решетку мать Неда. Келли приговорили к смертной казни через повешение. По легенде, Барри после оглашения приговора произнес: «Да простит Господь вашу душу». На что бушрейнджер ответил: «Мы встретимся там, куда вы меня отправляете».

Когда народ узнал о приговоре, началась кампания по сбору подписей о помиловании разбойника. За короткое время было собрано несколько десятков тысяч голосов, но власти не обратили внимания на петицию, чем вызвали волну недовольства.

За несколько дней до казни Неду позволили встретиться с матерью. А 11 ноября 1880 года его повесили на территории Мельбурнской тюрьмы. По легенде, перед смертью Келли произнес: «Такова жизнь». На тот момент ему было всего двадцать пять лет… До 2013 года тело Неда Келли покоилось на тюремном кладбище. А потом его перезахоронили рядом с матерью в деревне Грета.

Кстати, спустя пару недель после смерти Неда, не стало и судьи Барри. Его погубил диабет. Награда за арест бушрейнджера досталась полицейским, участвовавшим в осаде гостиницы.

Это дело повлекло за собой общественный резонанс. Дошло до того, что специальная правительственная комиссия взялась за проверку полиции колонии Виктория. Как итог, большая чистка руководящего состава и кадровая перестановка. Под горячую руку попал и суперинтендант Хейр, несмотря на полученное ранение в ходе перестрелки.

Разбойник в рыцарских доспехах

Кем бы ни был на самом деле Келли, в австралийской культуре он народный герой, отчаянный борец с несправедливостью и продажными полицейскими. А первый фильм о бушрейнджере появился аж в 1906 году. И там он тоже, как вы понимаете, хороший парень.

Автор: Павел Жуков

Источник