6 сентября 1941 года Адольф Гитлер отдал приказ о начале операции по наступлению на Москву. В рамках обеспечения этой задачи соединениям группы армий «Север» и войскам союзной Финляндии предстояло блокировать Ленинград — «вторую столицу» Советского Союза. Кроме германских и финских войск, составлявших основную силу блокады, в боевых действиях под Ленинградом участвовала даже испанская «Голубая дивизия», направленная каудильо Франсиско Франко на помощь гитлеровской Германии.

8 сентября 1941 года части вермахта заняли Шлиссельбург, тем самым блокировав сухопутные подступы к Ленинграду. С северного направления Ленинград был блокирован финской армией. Внутри созданного германскими и финскими войсками кольца оказались город Ленинград с населением в 2,5 млн человек, его пригороды с населением в 340 тыс. человек, почти все силы Балтийского флота, основная часть войск Ленинградского фронта — т.е., более 500 тыс. военнослужащих армии и флота. Так началась длившаяся 872 дня блокада северной столицы — одна из самых трагических страниц в истории Великой Отечественной войны.

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом

Оказавшись в окружении, Ленинград практически лишился коммуникации с остальным миром. Попасть в город можно было только по Ладожскому озеру, с побережьем которого Ленинград связывала ветка железной дороги. Блокада сразу же ударила по жителям Ленинграда. Хотя город так и не оказался в руках гитлеровцев, в нем начался голод, стали распространяться болезни. В свою очередь, самолеты люфтваффе ежедневно и еженочно совершали налеты на Ленинград, подвергая бомбардировкам не только правительственные здания, расположения военных частей, объекты промышленной, транспортной и социальной инфраструктуры, но и жилые дома.

Местные жители сопротивлялись героически. Ленинградцы, от мала до велика, несмотря на голод, болезни и соответствующее самочувствие, встали на защиту родного города. Они дежурили на крышах домов в расчетах МПВО, патрулировали улицы, пытались разбирать завалы зданий, разрушенных бомбежками и при этом продолжали заниматься своей повседневной деятельностью — работать, учиться, воспитывать детей и помогать родителям. Поскольку большая часть молодых мужчин находилась в действующей армии, нагрузка легла на плечи женщин и стариков, подростков и инвалидов, а также тех ленинградцев, кто имел «бронь» и поэтому не попал на фронт.

С блокадой Ленинграда связано очень много историй, давно превратившихся в народные легенды, например — о завезенных вагонах котов, которые уничтожали расплодившихся в блокадном городе крыс. Не менее знаменита другая чудесная история — о тайной операции советских летчиков, которая доставила немало проблем командованию гитлеровской авиации.

В октябре 1941 года зенитчикам удалось подбить немецкий истребитель Ме-109. Его пилот не смог увести машину в расположение германских войск и сел на окраине Ленинграда. Подбитый истребитель тут же окружили советские солдаты и любопытные ленинградцы. Совершенно случайно в этот момент мимо проходил Александр Дмитриевич Петров — советский химик, профессор Ленинградского Краснознамённого химико-технологического института. Увидев, что из пробитого бака немецкого истребителя вытекает топливо, Александр Дмитриевич решил узнать, чем люфтваффе заправляет свои самолеты. Он набрал бутылку топлива и отнес ее на работу — в химическую лабораторию.

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом

Здесь надо немного сказать о самом Александре Дмитриевиче Петрове. Ко времени начала Великой Отечественной войны ему уже было 46 лет, а за плечами известного химика была интересная и разнообразная жизнь. Окончив реальное училище в 1913 году, Александр Петров поступил в Павловское юнкерское училище, а после его окончания в 1916 году был направлен в армию. Служил Петров прапорщиком в Оренбурге в запасном пехотном полку, затем с февраля по октябрь 1917 года учился в Петроградской высшей военно-химической школе. После революции Петров служил начальником противогазового отряда. В 1922 году Александр Петров окончил Петроградский университет, а спустя три года поступил на работу в Химическую ассоциацию АН СССР. Учился Александр Дмитриевич у легендарного советского химика Алексея Евграфовича Фаворского. Алексей Фаворский в 1910 году получил чин действительного статского советника, соответствовавший званию армейского генерал-майора, а в Советском Союзе также неоднократно награждался за свои выдающиеся научные достижения. Так что у Александра Дмитриевича Петрова был достойнейший учитель. В то время советская власть очень ценила молодых и перспективных ученых. В 1931-1932 гг. Петров руководил Ленинградским сланцевым институтом, в 1935 году получил степень доктора химических наук без защиты диссертации, а затем получил и научное звание профессора.

Набрав в бутылку топливо немецкого самолета, Александр Дмитриевич Петров принес его в лабораторию и провел все необходимые анализы. Ему удалось выяснить, что топливо существенно уступает советскому — например, гораздо быстрее замерзает при низких температурах. Этого оказалось достаточным для того, чтобы Петров — не только химик, но и бывший военный, понял, что надо делать. Он пошел на прием к заместителю командующего Военно-воздушными силами Ленинградского фронта. Встреча оказалась плодотворной — генерал вник во все доводы ученого и приказал доставить еще несколько образцов немецкого авиационного топлива. Их анализ подтвердил результаты предыдущего. Стало ясно — с наступлением холодов немецкая авиация не сможет действовать в прежних масштабах.

Тем временем, погода становилась все более холодной. Время для налета на базы немецкой авиации в районе Гатчины и Сиверский аэродром было самым подходящим. Разведчики доставили в штаб снимки расположения немецких баз. Вскоре советские самолеты ударили по аэродромам, где размещались воздушные силы противника.

Конечно, история с топливом выглядит фантастической. Многие оценивают ее однозначно как «байку», пусть и красивую, и даже правдоподобную (за счет использования имени химика Петрова). Но история с разгромом немецкой авиации на аэродромах в окрестностях Ленинграда — абсолютная правда. И эту блестящую операцию можно назвать одной из знаменательных побед советской авиации в первый год войны.

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом

Налет на немецкие аэродромы, назначенный на 6 ноября 1941 года, был поручен 125-му скоростному бомбардировочному авиационному полку, которым командовал майор Владимир Александрович Сандалов. Советские бомбардировщики из 125-го полка действовали под прикрытием истребителей. Их сопровождали машины 15-го истребительного авиационного полка имени Ф.Э. Дзержинского, которым командовал майор Владимир Лукич Бобрик. Почему выбрали именно день 6 ноября? Скорее всего, здесь играли роль все же не морозы, а стремление командования ВВС Ленинградского фронта не допустить бомбардировки города на следующий день — 7 ноября, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции.

Сформированный в августе 1940 года в Могилеве, 125-й авиационный полк встретил начало войны в Белоруссии и успел поучаствовать в ожесточенных авиационных боях. Из 60 самолетов, которыми полк располагал к началу войны, в строю после боев в белорусском небе остались всего 7 самолетов. Полк перевели в Казань, а затем, 7 сентября 1941 года, перебросили под Ленинград. К этому времени полк включал 2 эскадрильи и 20 самолетов Пе-2.

Владимиру Сандалову, командиру полка и опытному летчику, было 35 лет. Уроженец Петербурга, Сандалов рано остался без отца и воспитывался в Гатчине в сиротском институте, а затем — в трудовой школе 2-й ступени, которую окончил в 1924 году и устроился деревообделочником на завод в Сиверский. Активного молодого парня приметили в комсомоле и вскоре доверили руководить отделом в Детскосельском городском комитете ВЛКСМ, однако вскоре пришло время идти на военную службу.

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом

В 1926 году Сандалов поступил в Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, которую окончил в 1927 году. В 1929 г. он окончил Оренбургскую школу воздушного боя, после чего начал службу в 55-й тяжелой бомбардировочной авиационной эскадрилье. В 1939 г. летчик окончил Высшие курсы усовершенствования командного состава, затем участвовал в советско-финской войне 1939-1940 гг. В июне 1940 г. Сандалов получил назначение командиром 9-го бомбардировочного авиационного полка и начальником Рижского авиагарнизона, в июне 1941 г. переведен командиром в 128-й бомбардировочный авиационный полк под Витебском, где и встретил начало Великой Отечественной войны. Затем майор Сандалов возглавил 125-й авиационный полк. К этому времени он был опытнейшим летчиком советской бомбардировочной авиации — пятнадцать лет стажа в ВВС, причем все это время именно в бомбардировочных эскадрильях и полках.

В течение первого месяца боев под Ленинградом летчики 125-го полка уничтожили 89 самолетов противника. Налет 6 ноября стал катастрофой для участвовавших в бомбардировках Ленинграда немецких авиационных частей. Массированной бомбежке подверглись самолеты, размещенные на аэродромах Сиверский и Красногвардейск. Летчики Сандалова сожгли семьдесят вражеских самолетов. После такой мощной атаки гитлеровцы не смогли организовать массированную бомбежку Ленинграда в праздничный день 7 ноября 1941 года. Сам Сандалов, повышенный в звании до подполковника, совершил к ноябрю 1941 года 47 боевых вылетов. Главный маршал авиации Александр Александрович Новиков в своих воспоминаниях «В небе Ленинграда» описывает те дни. Сам Новиков в то время в звании генерал-лейтенанта авиации командовал ВВС Ленинградского фронта и был, разумеется, непосредственным участником событий. Майора Сандалова Новиков вспоминал как человека волевого, с недюжинным характером, который пользовался большим авторитетом у подчиненных, был строг, но справедлив и готов помочь в самых критических ситуациях. Не было ничего удивительного в том, что именно ему Новиков поручил командование налетом на немецкие позиции.

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом

С высоты две с половиной тысячи метров бомбардировщики полка нанесли удар по находившимся на аэродроме немецким самолетам. Одновременно штурмовые самолеты били по зенитным батареям немецкой ПВО, истребители из пулеметов обстреливали аэродромы и находившиеся на них Ю-88 и Ме-109. В результате налетов советской авиации 1-й воздушный флот люфтваффе, которым командовал генерал-полковник авиации Альфред Келлер, был практически лишен возможности вести полноценные боевые действия. Лишь спустя время люфтваффе наладило поставку более качественного топлива, адаптированного к суровым зимам Русского Северо-Запада. Лишь к апрелю 1942 года гитлеровская авиация возобновила регулярные массированные бомбардировки Ленинграда и окрестностей.

Летчики подполковника Сандалова героически обороняли Ленинград. 6 июня 1942 года командир 125-го авиационного полка получил высшую награду — звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 582). Затем Сандалов командовал 285-й бомбардировочной авиационной дивизией, преобразованной затем в 5-ю бомбардировочную авиационную дивизию. После боев за Сталинград дивизия стала гвардейской, а ко времени окончания войны генерал-майор Сандалов только на личном счету имел 133 боевых вылета. Он участвовал в параде Победы на Красной площади. До 1959 года генерал-майор Владимир Сандалов продолжал службу в советской военной авиации, а после выхода в отставку проживал в Ленинграде до своей смерти в 1980 году.

Александр Новиков, командовавший во время описываемых событий ВВС Ленинградского фронта, в 1942 году стал заместителем народного комиссара СССР по авиации, а в 1943-1946 гг. командовал советскими Военно-воздушными силами. В 1943 году Новиков первым в СССР получил звание маршала авиации, а в 1944 году — главного маршала авиации. Как известно, в его судьбе после войны был трагический момент. Прославленного маршала в 1946 году арестовали и осудили по т.н. «авиационному делу». В заключении Новиков пробыл до 1952 года, просидев даже год свыше данного ему срока в пять лет лишения свободы. После реабилитации, в 1953 году, Новиков был восстановлен в воинском звании и назначен командующим авиацией дальнего действия — заместителем главкома ВВС СССР. В 1956 году 55-летний главный маршал авиации вышел в запас и с августа 1956 года руководил Высшим авиационным училищем Гражданского флота.

Что касается Александра Дмитриевича Петрова — блестящего ученого — химика, которому народная молва приписывает столь значительную роль в разгроме немецкой авиации под Ленинградом, то он с 1946 года и до конца жизни заведовал кафедрой нефтехимического синтеза Московского химико-технологического института им. Д. И. Менделеева, а с 1947 года также и лабораторией института органической химии Академии наук СССР. Скончался Александр Дмитриевич Петров в 1969 году в возрасте 68 лет.

Автор: Илья Полонский

Источник