«Были века Трояна, минули годы Ярослава, были и войны Олеговы, Олега Святославича. Тот ведь Олег мечом раздоры ковал и стрелы по земле сеял… Тогда при Олеге Гориславиче сеялись и прорастали усобицы, гибло достояние Даждь-Божьих внуков, в княжеских распрях век людской сокращался. Тогда на Русской земле редко пахари покрикивали, но часто вороны граяли, трупы между собой деля, а галки по-своему говорили, собираясь лететь на поживу».

«Слово о Полку Игореве»

Новый великий князь Святополк Изяславич пошёл в Киеве по пути отца и быстро со своими приближенными создал предпосылки для нового восстания. Его приближенные старались вознаградить себя, злоупотребляя властью. Еврейский квартал Киева (центр ростовщичества) расцвёл ещё более пышно, чем при князе Изяславе. Иудеи находились под особым покровительством великого князя, «отняли все промыслы у христиан и при Святополке имели великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники разорились» (В. Н. Татищев. История российская. М., 1962-1963).

Да и сам великий князь не стеснялся наживаться. Святополк отнял соляную монополию у Печерского монастыря (монастырю её даровали прежние князья), и передал её откупщикам. Его сын Мстислав зверски замучил монахов Фёдора и Василия, ему донесли, что они якобы нашли сокровища и скрывают их. Митрополит Киевский Ефрем сбежал в Переяславль. Под руку Мономаха (как ранее при его отце Всеволоде бежали и от Изяслава) бояре, дружинники и горожане. Не удивительно, что после смерти Святополка в Киеве произойдёт народное восстание, в ходе которого были разгромлены дома должностных лиц, бояр и ростовщиков. Успокоить простой народ сможет только Владимир Мономах. Но до этого было ещё далеко.

Тем временем ситуация на южной границе по-прежнему ухудшалась. При великом князе Всеволоде и Владимире Мономахе Киевское, Черниговское и Переяславское княжества представляли собой единую систему обороны и поддерживали друг друга при прорывах пограничной линии. Теперь эта система рухнула. Боевая мощь дружины Владимира Мономаха была подорвана. Святославичи, захватившие Чернигов, были союзниками половцев и не поддерживали уделы, которые подвергались их атакам. Другом половцев был и талантливый полководец Василько Ростиславич Теребовльский. В 1091 году Василько вместе с половецкими ханами Боняком и Тугорканом оказал помощь Византии в войне с печенегами, разбил их. При этом «просвещённые» греки устроили бойню пленных, вырезав не только воинов, но и женщин и детей, что ужаснуло половцев и русов. Затем совершал дальние походы вместе со своими половецкими союзникам против Польши, захватил несколько городов, расширил княжество и умножил его население пленными.

А киевские и переяславские земли опустошались половцами. Святополк был родственником половецкого князя Тугоркана, тот его владения не трогал, но разорял другие земли. Половцы в это время наладили связи с крымскими евреями-работорговцами (хазарами). Те с давних пор вели свой кровавый промысел, продавая пленных русов в южные страны и Западную Европу. Позднее этот страшный промысел по наследству перешёл крымским татарам, в их этногенезе приняли участие и хазары. Теперь крымские работорговцы скупали пленников у половцев. Законы Византийской империи запрещали иноверцам торговать христианами, но местные власти закрывали на это глаза, будучи повязаны с работорговцами, и делая общий «бизнес» на крови. Для степняков этот промысел также оказался очень выгодным.

В 1095 году к Переяславлю вышли ханы Итларь и Китан со своими воинами, заключить мир и получить дань. Заложником в их стан выехал сын Мономаха Святослав, а князь Итларь со своей свитой въехал в Переяславль. Бояре и воины Владимира возмутились. Мол, пора уже проучить находников. Мономах колебался, гостей трогать нельзя, даны клятвы, произошёл обмен заложниками. Но переяславские мужи настаивали: гости незваные, клятвы уже нарушались самими половцами, которые обещали мир и снова делали набеги. Князя убедили. Ночью опытные воины выкрали его сына из половецкого стана. А утром атаковали и убили двух половецких ханов.

Мономах немедленно выслал гонцов к великому князю — писал, что надо немедленно атаковать степняков, пока не опомнились. Самим наступать, а не обороняться. Святополк, сам сильно пострадавший от набегов, согласился. Дружины Владимира и Святополка прошлись по половецким станам, которые не ожидали нападения. Успех был полным. Наспех собранные половецкие отряды были разбиты русскими дружинами, их станы опустошены. Русские захватили большую добычу, взяли много пленных, освободили своих. Этот поход восстановил авторитет Мономаха. А Святополк понял, что вместе легче громить врага, лучше взаимодействовать. Владимир говорил о необходимости объединить силы Руси. Выдвинул идею созвать в Киеве съезд князей, чтобы вместе, сообща с духовенством и боярской думой, решить все споры, выработать меры для защиты державы.

Новая война с Олегом Святославичем. Противоборство с половцами

Однако до единства было далеко. Началась новая княжеская свара. Олег Святославич обещал в 1095 году выступить вместе с Владимиром и Святополком, но уклонился от похода. Давыда Святославича новгородцы выгнали. Вновь пригласили на княжение Мстислава Владимировича. Давыд Смоленский попытался отбить Новгород. Сын хана Итларя начал мстить за отца, устроил дикую резню на Руси, а затем скрылся под защиту черниговского князя Олега. Святополк и Владимир в 1096 году потребовали от Олега явиться в Киев: «… да заключим договор о Русской земле перед епископами, и перед игуменами, и перед мужами отцов наших, и перед людьми городскими, будем вместе оборонять Русскую землю от поганых». Также Олег должен был выдать половецкого хана или сам его казнил. Олег Итларевича не выдал и на съезд не поехал: «Не пристало судить меня епископу, или игумену, или смердам».

Святополк и Владимир ответили ему: «Ты потому ни на половцев не идешь, ни на совет с нами, что злоумышляешь против нас и поганым думаешь помогать. Так пусть бог рассудит нас». Святополк и Владимир повели свои рати на Чернигов. А сын Мономаха, Изяслав, занял принадлежавший Олегу Муром. Олег не стал обороняться в Чернигове и сбежал в Стародуб. Стародубцы упорно отбивались, отразили штурм: «… и бились крепко осажденные из города, а эти ходили приступом на город, и раненых было много с обеих сторон. И была между ними брань лютая, и стояли около города тридцать три дня, и изнемогали люди в городе». Святополк и Мономах взяли град в плотную осаду. Князь Олег попросил мира. Его простили и потребовали, чтобы он съездил в Смоленск за своим братом Давыдом и вместе с ним приехал на княжеский съезд в Киев. Олега лишили Чернигова, заново распределить уделы решили на киевском совете.

Пока русские князья рубились друг с другом, оголив южные рубежи, половцы решили использовать благоприятное время для нового вторжения. Боняк со своими войсками атаковал Киев, штурмовать мощные стены он не стал, выжег окрестности, сжёг княжеский двор в Берестове, разграбил монастыри. Куря сжёг Устье на левобережье Днепра. Затем Тугоркан со своей ордой 30 мая осадил Переяславль. Святополк и Владимир бросились спасать Переяславль. Русские князья подошли правым берегом Днепра до Заруба и перешли Днепр только 19 июля, то есть город был в осаде 50 дней. Из Переяславля в это же время вышел гарнизон. Половцы стояли на левом, восточном берегу Трубежа. Атака русских оказалась внезапной и была очень успешной: половцы побежали, множество их погибло при преследовании, утонуло в реке, погиб сам Тугоркан с сыном. Получилось так, что Святополк погубил своего тестя князя Тугоркана. 20 июля Боняк вторично подступил в Киеву и разгромил Печерский монастырь. Великий и переяславский князья бросили дружины на перехват, но опоздали. Боняк ушёл, увёл тысячи пленных, увёз огромную добычу.

Тем временем Олег Святославич и не думал выполнять клятву. В Киев ни он, ни Давыд не явились. Олег набрал войско и отбил Муром. 6 сентября 1096 года в сражении под Муромом был убит сын Мономаха, Изяслав, а дружина его разгромлена. Затем захватил Суздаль, Ростов и всю землю Муромскую и Ростовскую, посадил в городах посадников и стал собирать дань. Владимир Мономах и новгородский князь Мстислав, несмотря на гибель сына и брата, выразили готовность снова заключить мир с Олегом, чтобы больше не враждовать. Пусть только Олег оставит Ростов и Суздаль, отпустит пленных.

Однако князь Олег возгордился, решил, что пришло его время. Готовил поход на Новгород. Планировал покорить весь север Руси, а затем можно вернуть Чернигов, возможно, получить и Киев. Тогда на него двинулся Мстислав Владимирович из Новгорода, а Вячеслав Владимирович был послан отцом ему на помощь с юга. С ним были и союзные Владимиру половцы. Олега вытеснили из Ростова и Суздаля. Его там не любили и поддержали войско Мономаха. В итоге Олег был разгромлен на Колокше и изгнан из Рязани. Однако вновь Олега пощадили. Мстислав пообещал ему не мстить за брата, за сожженный Суздаль, возвратить его вотчины, если Олег примет мир.

Любеч. Продолжение смуты

В 1097 году в Любече собрались все наиболее значимые князья. Пришли Святополк Киевский, Владимир Мономах, Василько Ростиславич, Давыд и Олег Святославичи. Прозвучали знаменитые слова: «Почто губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут войны. Объединимся отныне единым сердцем и будем блюсти Русскую землю, и каждый да владеет отчиной своей». Святополку отошла вотчина Изяслава — Киев и Туровская земля, Владимиру — Переяславль, пограничная линия до Курска, Святославичи поделил удел отца — Давыду достался Чернигов, Олегу — Новгород-Северский, Ярославу — Муром. За Давыдом Игоревичем осталась Волынская земля, за Воладарем и Василько Ростиславичами — Перемышль и Теребовль.

Переходы по лествице от одного удела в другой отменялись. Правда, считалось, что это не вызовет распада единой державы. Киев признавался старшим городом, престол великого князя переходил по старшинству, младшие князья должны были повиноваться великому государю. И на том целовали крест: «Если отныне кто на кого пойдёт, против того будем мы все и крест честной. Сказали все: Да будет против того крест честной и вся земля Русская». Таким образом, Любечский съезд закрепил уже складывавшееся положение. Трещины, которое рассекли империю Рюриковичей, были узаконены. Распад продолжался.

Не прекратились и смуты, междоусобицы. Не успели князья принести клятву, как тут же её и нарушили. Всю Русь потрясла весть о неслыханном злодеянии. Волынский князь Давыд Игоревич завидовал теребовльскому князю Василько, который своим мечом сколотил большое и богатое княжество. А Святополк Киевский был недоволен решением съезда, считал, что его обделили. Ведь Киев не стал его наследственным уделом, сыновьям он мог передать только Турово-Пинское княжество. Давыд Игоревич по старой дружбе предложил ему сговор. Устранить Василька, передать Теребовль ему, Давыду, а он поддержит великого князя в борьбе за Киев. В результате Василька зазвали в гости к великому князю. Князю-воину доброжелатели сообщили о заговоре, но он не поверил: «Как им меня схватить? Ведь только что целовали крест да говорили: если кто на кого пойдёт, то на того будет крест и мы все». А в Киеве Василька схватили и ослепили. Затем отвезли во Владимир-Волынский.

"Гибло достояние Даждь-Божьих внуков, в княжеских распрях век людской сокращался"

Ф. А. Бруни. Ослепление Василька Теребовльского

Хладнокровная и подлая расправа была омерзительна. Князья воевали друг с другом, это было обычным делом, своего рода «Божьим судом», когда в битве решалась судьба князя, его земель. Владимир Мономах выразил общую волю: «Не бывало на Русской земле ни при дедах наших, ни при отцах наших такого зла». Он послал прежним своим врагам Давыду и Олегу Святославичам: «… да поправим зло, случившееся в Русской земле и среди нас, братьев, ибо брошен в нас нож. И если этого не поправим, то большее зло встанет среди нас, и начнет брат брата закалывать, и погибнет земля Русская, и враги наши половцы, придя, возьмут землю Русскую». Святославичи отозвались и привели Владимиру свои дружины.

Князья весной 1098 года собрались под Городцом и отправили послов к Святополку со словами: «Зачем ты зло это учинил в Русской земле и вверг нож в нас? Зачем ослепил брата своего? Если бы было у тебя какое обвинение против него, то обличил бы его перед нами, а, доказав его вину, тогда и поступил бы с ним так». Не приняв оправдания Святополка (тот свалил вину на Давыда Игоревича, мол, тот оклеветал Василька и ослепил), на следующее утро братья перешли Днепр и двинулись на Киев. Святополк хотел бежать из города, но киевляне не дали ему этого сделать. Кровопролития удалось избежать при посредничестве матери Владимира Мономаха и митрополита. Новый киевский митрополит грек Николай сам обвинил князей, «терзающих Русь» новой усобицей. Такой напор смутил князей и они сошлись на том, что поверят Святополку. А Святополк обязался перед братьями наказать Давыда.

Вылилось это в новую междоусобную войну на западе Руси. Давыд попытался завладеть Теребовлем. На Давыда пошёл войной брат Василька, Володарь Перемышльский. Он добился освобождения брата, а затем они вдвоем принялись атаковать врага. Давыд же изворачивался, пытался переложить вину на великого князя. Говорил, что действовал по приказу Святополка. А из Киева на него двинулись войска Святополка. Давыд сбежал в Польшу. Святополк занял Владимир-Волынский, посадил там княжить своего сына Мстислава. Но ему показалось мало и он попытался овладеть и землями Ростиславичей (Теребовль и Перемышль), но безуспешно. Слепой Василько разбил армию Святополка на Рожном поле.

Однако Святополк на этом не успокоился. Он послал сына Ярослава к венгерскому королю Коломану за помощью. Тот согласился, решил захватить русское Прикарпатье для себя. На Русь ворвалась венгерская армия. Володаря и Василька обложили в Перемышле. Но тут вернулся из Польши Давыд Игоревич и объединился с бывшими врагами — Ростиславичами, против общего врага — Святополка и его сыновей. В 1099 году Давыд Игоревич призывал себе на помощь половецкого хана Боняка и при его поддержке, разгромил в битве на Вагре противников, множество венгров утонули в Вагре и Сане. Давыд отбил Владимир и Луцк. Ростиславичи отстояли свои владения в Прикарпатье.

Борьба за Волынь продолжалась. В ней погиб сын Святополка Мстислав. Владимир Мономах пытаясь положить конец этой бойне, созвал новый княжеский съезд. Съезд в Уветичах прошёл в августе 1100 года. Святополк, Владимир Мономах, Давыд и Олег Святославичи заключили между собой мир. Ради примирения тёмные дела великого князя Святополка обошли стороной. Провели суд только над Давыдом Игоревичем, нарушившим перемирие, установленное в Любече. Давыд был лишён Владимиро-Волынского княжества, получив взамен городки Бужский Острог, Дубен, Чарторыйск, а после и Дорогобуж, и 400 гривен серебра. Владимир-Волынский отошёл Ярославу Святополчичу.

Правда, Святополку было мало. Володарь и Василько на съезд не приехали, и великий князь настоял, что слепой не сможет править своей областью. Володарю отправили послов со словами: «Возьми брата своего Василька к себе, и будет вам одна волость — Перемышль. И если то вам любо, то сидите там оба, если же нет, то отпусти Василька сюда, мы его прокормим здесь. А холопов наших выдайте и смердов». Братья «не послушали этого» и Теребовль не отдали. Святополк хотел воевать с ними, но Владимир Мономах в очередную свару ввязывать отказался. Святославичи также не хотели воевать. Святополк не решился начинать новую войну в одиночку.

"Гибло достояние Даждь-Божьих внуков, в княжеских распрях век людской сокращался"

С. В. Иванов. Съезд князей в Уветичах

Таким образом, примирение князей прекратило войну на правобережье Днепра и позволило им в последующие годы организовать широкомасштабные походы против половцев. В итоге Владимир Мономах смог нанести военное поражение половцам, и став великим князем в 1113 году, несколько восстановил социальную справедливость — «Устав Владимира Мономаха» (ограничил притязания ростовщиков) и на некоторое время смог с помощью грозы (силовой приоритет) и авторитета сохранить единство Руси.

Таким образом, элитарные амбиции, гордыня и глупость князей, узкие корпоративные интересы боярства, купцов и ростовщиков, а также внедрение чужой концептуальной власти и идеологии (византийского варианта христианства) при одновременной деградации древнего язычества, ведической веры русов, разрушили единую Русь. Социальная справедливость была разрушена, от народа обособились элитарные кланы и группы князей, бояр и церковников, которые в основном решали не общенациональные задачи, а свои собственные, личные и узкокорпоративные. Хотя изначально бояре и князья были выделены для защиты интересов народа. Отдельные князья, которые блюли общие интересы, вроде Владимира Мономаха, который своей ратной силой и волей на некоторое время сдержал окончательный распад Русской державы, не могли переломить общую тенденцию. Наступил период феодального распада, ослабления обороноспособности Руси, что в итоге привело к потере южно- и западнорусских земель.

Источники:

Голубовский П. Печенеги, торки и половцы. Русь и Степь до нашествия татар. М.: Вече, 2011.Греков Б. Киевская Русь. Алгоритм, 2012. Каргалов В. В., Сахаров А. Н. Полководцы Древней Руси. М.: Молодая гвардия, 1986.Карпов А. Ю. Великий князь Владимир Мономах. М.: Молодая гвардия, 2015.Повесть Временных лет. / Пер. Д. С. Лихачева, А. Романова. М.-Л.: АН СССР, 1950. Рыбаков Б. Рождение Руси. М.: Эксмо: Алгоритм, 2012. Татищев В. Н. История Российская. М.: Изд. АН СССР, 1962-1963. Шамбаров В. От Киева до Москвы: история княжеской Руси. М.: Эксмо; Алгоритм, 2010.

Автор: Самсонов Александр

Статьи из этой серии:

«Почто губим Русскую землю?»«Опустели сёла наши и города наши»

Источник