Утром 1 ноября 1755 года в Лиссабоне было тепло и солнечно. В мирный праздничный День всех святых

Лиссабонское землетрясение осенью 1755 года

люди неспешно шли в местные церкви. Католические священники уже начали служить церемониальную мессу, когда земля задрожала в первый раз. Одни здания разрушились мгновенно, на стенах более устойчивых появились трещины. Но трещины, которыми покрылась почва, впечатляют еще больше: их ширина доходила до 5 м. Так началось Лиссабонское землетрясение, впервые досконально изученное и ставшее толчком к возникновению науки сейсмологии.

Массивное землетрясение, которое сегодня сейсмологи оценивают по шкале Рихтера в 9 баллов, вызвало гигантскую волну цунами. Те, кто при первых толчках надеялся спастись в лодке, отплыв подальше от берега, просто утонул.  После землетрясения и цунами работу разрушения завершил огонь. В честь праздника повсюду были зажжены свечи: перед церковными и домашними алтарями. После землетрясения тысячи горящих свечей оказались среди обломков разрушенных зданий Лиссабона. Огонь, поддерживаемый сильным ветром, опустошал город в течение пяти дней, прежде чем его смогли хоть как-то контролировать.

Лиссабонское землетрясение осенью 1755 года

За полгода до трагедии в столице Португалии был официально открыт новый оперный театр. От него остались руины. Так же как и от королевского дворца Рибейра. В недрах последнего потеряна ценная библиотека из 70 тыс. томов и множество произведений искусства. Помимо этого были уничтожены архивные записи знаменитых португальских военно-морских экспедиций в новые уголки мира или истории, написанные самолично императором Карлом V (1500-1558) и венгерским королем Матьяшем Корвином (1443-1490). Из 72 монастырей в городе сохранились всего 12. Все больницы в Лиссабоне разрушились.

Люди проводили ночи в импровизированных палатках. В палатках же и деревянных павильонах

Лиссабонское землетрясение осенью 1755 года

обустроился и королевский двор. Семье императора Иосифа (Жозе) I (1714-1777) очень повезло. Рано утром 1 ноября 1755 г. (незадолго до катастрофы) он покинул Лиссабон и по просьбе одной из своих дочерей отправился со свитой в деревню. В результате за трагическими картинами разрушения Иосиф I наблюдал с холмов в пригороде Лиссабона. Случившееся повергло короля в шок, вызвав у него тяжелейшую форму клаустрофобии.

Устранения последствий катастрофы взял на себя Себастьян Жозе Помбал (1699-1782)  – политик, практически управлявший Португалией при Иосифе I. Его фраза о том, что нужно «похоронить мертвых и исцелить живых» вошла в историю. Раздав населению запасы продовольствия из стратегических (военных) складов, развернув временные палаточные поселения и полевые госпитали, он также распорядился предотвратить массовый исход людей из разрушенного города. Все, кто остался жив, по приказу маркиза-министра вынуждены были принимать

Лиссабонское землетрясение осенью 1755 года

участие в очищении улиц от мусора и мертвых тел, чтобы не распространялись болезни. Армия тоже без отдыха помогала жителям, кроме того, предотвращала грабежи.

Всего через месяц после катастрофы Помбал представил королю план по восстановлению Лиссабона. Тем более что остальная Европа не осталась в стороне: материальная и финансовая помощь поступала отовсюду. Например, из Гамбурга и Гданьска была отгружена древесина для строительства новых зданий. Вновь отстроенный по проекту Помбала Лиссабон стал вполне современным и элегантным городом, а в истории архитектуры используется термин «помбалевский стиль» как разновидность барокко.

Послесловие: в трагедии, которая началась в 9 часов 20 минут 1 ноября 1755 г. за шесть минут погибло почти 80 000 человек.