В годы Первой мировой войны артиллерия становится подлинным «Богом войны». Мы неоднократно писали об артиллерии в целом и о русской артиллерии в частности (см. Артиллерия 1914 года; Догнать и перегнать; Вместе с пехотой; Гаубицы максимальных калибровl; Тракторная и самоходная; Коса победы и др.) этой судьбоносной эпохи.

Хотелось бы взглянуть на некоторые особенности тактики боевого применения русской артиллерии – рода войск, сыгравшего ключевую роль во многих битвах Первой мировой войны.

Довоенные уставы и наставления русской армии отмечали, что артиллерия в огневом отношении сильнее пехоты, но менее устойчива в сражении, а фланги — ее слабейшее место.

Устав полевой службы, определяя важнейшие задачи, стоявшие перед этим родом войск в бою, отмечал, что в начале столкновения с неприятелем артиллерия поддерживает развертывание в боевой порядок пехоты, а во время наступлении огнем прокладывает последней дорогу — поражая цели, препятствующие пехоте в достижении поставленных боевых задач. Для этого артиллерия должна занять позиции, с которых может действительным огнем обстреливать данные цели [Устав полевой службы. Спб., 1912. С. 186 — 187].

Во время пехотной атаки артиллерия сосредотачивает огонь на атакуемых целях или на резервах. Показательно, что еще до войны в России появились уставные нормы, посвященные артиллерии непосредственной поддержки пехоты. В соответствии с ними такие батареи должны выдвигаться на ближайшие к противнику дистанции – поближе к наступающим войскам. Их главная задача — поддержать атаку, помочь своей пехоте утвердиться на захваченном участке вражеской позиции, содействовать в преследовании опрокинутого противника, а если затем пехоте придется отойти — прикрыть огнем отступление [Там же. С. 187].

Давая характеристику боевым задачам артиллерии, уставные нормы отмечали, что основное содействие артиллеристов пехоте заключается в противодействии подходу противника, обстреле мертвых пространств и малодоступных участков, огневой поддержке наступающей и отступающей пехоты. Во время вынужденного отхода пехоты с занимаемых позиций артиллерии ставилась задача остановить развитие успеха противника – чтобы позволить своей пехоте привести себя в порядок и возобновить бой. Причем артиллерия, даже расстрелявшая свои снаряды, не должна покидать позиций [Там же. С. 187-188].

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

1. Артиллерийская подготовка

Предписывалось поддерживать самую тесную связь между артиллерией и пехотой. Легкая полевая артиллерия включается в боевые участки (предпочтительно — дивизионами) пехоты: ведь если артиллерия с самого начала боя будет массированно введена в дело (чтобы достигнуть огневого перевеса над противником) это позволит добиться решительного воздействия на исход сражения. Часть орудий остается в общем резерве. В некоторых случаях допускалось не распределять орудия по боевым участкам, а сосредотачивать на отдельных позициях – на т. н. артиллерийских участках.

Конная артиллерия должна занимать позиции преимущественно вне фланга атакующей конницы и возможно дальше впереди такого фланга. Если ушедшая вперед кавалерия закроет цель, конная артиллерия должна переключиться на вражеские резервы либо, сменив позицию, продолжить огонь по боевым порядкам противника, а в случае неудачи — прикрыть отступление своей конницы.

Мортирные дивизионы и тяжелая полевая артиллерия, входящие в состав армейского корпуса, также могли вводиться в состав боевых участков частей и соединений либо оставались в распоряжении корпусного командования. Главное требование при применении тяжелой артиллерии – массирование ее огня.

Уже в довоенных наставлениях указывалось, что, в зависимости от обстановки, управление огнем всей артиллерии или артиллерии нескольких боевых участков может быть сосредоточено в руках «старшего артиллерийского начальника». Речь шла о введении института инспектора артиллерии, сосредотачивающего в своих руках руководство всеми артиллерийскими частями на соответствующей позиции. К осмыслению данной ситуации союзники и противники России пришли позже.

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

2. Ураганный огонь артиллерии

Для лучшего поражения целей артиллерийскую группировку рекомендовалось размещать таким образом, чтобы иметь возможность обстреливать противника фланговым огнем.

Уже с самого начала войны, в отличие от своих противников, русские артиллеристы могли вести огонь с любых позиций – закрытых, полузакрытых и открытых. Так, первые же бои 1914 года в Восточной Пруссии и Галиции проиллюстрировали умение русской артиллерии вести огонь с закрытых позиций. Дуэли батарей, действовавших с открытых позиций, заканчивались также в основном в пользу русских артиллеристов.

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

3. Мортирная батарея в бою

Очевидец, характеризуя наступление русской 42-й пехотной дивизии, отмечал как очень быстро сосредоточенным огнем русские батареи заставили замолкнуть часть батарей противника. А в дальнейшем австрийские пленные офицеры говорили о том, как они были потрясены точностью ведения огня русской батареи по их батареям, находящимся на закрытых позициях [Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период. Париж, 1930. С. 313]. И такие характеристики, сообщавшие о превосходстве русских артиллеристов над артиллеристами противника, не исключение – ими наполнены воспоминания не только русских, но и германских и австрийских фронтовиков.

Все же основной целью артиллеристов в 1914 г. была вражеская пехота. Участник боя в Галиции, описывая увиденную им картину работы русской артиллерии, отмечал, что все видимые раны у австрийцев — исключительно от артогня. Стояли зарядные ящики с выбитыми запряжками, лежала целая цепь скошенной пехоты — и ее многие принимали за живую [Там же. С. 340].

Во время Галицийской битвы русские артиллеристы, в отличие от австрийских коллег, деятельно помогали пехоте. И действия артиллерии стали важнейшим фактором этой стратегической победы. Например, когда 13 августа на участке 47-й пехотной дивизии началась серия мощных атак противника, русские артиллеристы сорвали вражеское наступление – врагу был нанесен урон, замедлен наступательный темп. В итоге русская пехота при поддержке артиллерии вышла победителем, навалив «целые стога австрийцев» [Там же. С. 238].

Фронтовик, вспоминая о сражениях в Восточной Пруссии, отмечал, как в ходе ваплицкого боя русские батареи открыли огонь по наступающей германской пехоте. Группы немецких стрелков, то ложившихся, то поднимавшихся с земли, тонули в облаках шрапнельных разрывов. После того как рассеялись клубы дыма, обнаружились лишь тела погибших и еще копошившихся раненых – лишь последних было до 400 человек [Желондковский В. Е. Воспоминания полковника Желондковского об участии в действиях XV корпуса во время операции армии ген. Самсонова // Военный Сборник. Белград. 1926. Кн. 7. С. 294].

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

4. Разбитые русской артиллерией германские окопы

Даже имевшегося сравнительно небольшого количества артиллерии, которым обладала русская армия в 1914 г., было достаточно для того, чтобы одержать победы во многих знаковых сражениях. Например, объем огневых средств русских войск в сражении на Гнилой Липе, не превышал 2000 винтовок, 12-16 пулеметов и 10-15 орудий на километр фронта. Этого оказывалось достаточно для создания огневого превосходства над противником. Разрыв 76-мм снаряда накрывал 15-метровую площадь – а т. к. русская 3-дюймовка давала 6 выстрелов в минуту, то 48 пушек пехотной дивизии были в состоянии истребить все живое почти на километровой площади. В сфере досягаемости полевых орудий все, что не скрывалось под землю или за складками местности, уничтожалось — даже окопавшиеся пулеметы. Можно вспомнить наиболее известные факты, характеризующие огневые победы русской артиллерии – такие как разгром германской 35-й пехотной дивизии под Гумбинненом (отличилась 27-я артиллерийская бригада), германской 87-й бригады 17-го армейского корпуса у Соденена (отличилась артиллерия 25-й пехотной дивизии) и т. п. Русская армия почувствовала, в свою очередь, на себе всю силу огня тяжелой артиллерии немцев – можно вспомнить например, судьбу русской 24-й пехотной дивизии, расстрелянной артиллерией (30 орудий на километр фронта) германского 1-го армейского корпуса у Сольдау.

Действие по открытым целям русской 3-дюймовой шрапнели было ужасным. А одна 8-ми орудийная легкая батарея за несколько минут могла в буквальном смысле слова уничтожить пехотный батальон или кавалерийский полк. Офицер, вспоминая увиденное им в мае 1915 г. в бою у сел. Радымно, писал как австро-германская пехота целыми рядами, «как под острием косы», ложилась под огнем русской артиллерии. Последняя же покрывала все видимое пространство сплошным слоем стали – уничтожала людей, сравнивала с землей окопы, полностью изменяя даже местность. Орудийный рев сливался в жуткий непрерывный гул [Веверн Б. В. 6-я батарея. 1914 — 1917 гг. Повесть о времени великого служения Родине. Т. 2. Париж, 1938. С. 32].

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

5. Подготовка снаряда перед заряжанием орудия

Но полевая пушка была слаба для уничтожения укрепленных целей. В боекомплект полевой 76-мм пушки кроме шрапнели входила и фугасная граната. Попавшие под воздействие гранаты люди превращались в решето, пробивалось и большинство построек (в т. ч. каменные). Но граната оказалась слабоватой для разрушения бетонных и земляных укрытий.

Причем и тяжелая 42-линейная (107-мм) пушка, значительно превосходя германские и австрийские аналоги по своей меткости, настильности траектории, дальнобойности (10 км шрапнелью и 12 км гранатой) и поражаемой площади (на средних дистанциях в 4-5 км — около 1 км в глубину) также была слаба в действиях против укрытий.

Здесь требовалась гаубичная артиллерия. Гаубица как раз и была предназначена для разрушения земляных и иных укрытий – фугасное действие гаубичного снаряда (бомбы) было более мощным. Гаубичная шрапнель использовалась для уничтожения закрытых целей, занимавших более широкий участок. По дальности ведения огня (более 7 км) русская 122-мм гаубица являлась в своем классе наиболее дальнобойной, уступая по скорострельности лишь французской «однокласснице».

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

6. Замаскированные орудия на позиции

Мортирные (гаубичные) батареи следовало использовать для уничтожения закрытых целей, артиллерии и пехоты в окопах; пехоты в населенных пунктах и в лесу, разрушения опорных пунктов.

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

7., 8. Мортирные батареи во время боя

Тяжелая полевая артиллерия применялась для разрушения прочных и особо прочных целей (укреплений, казематов и пр.), для поражения с дальнего расстояния сосредоточенных на незначительном пространстве войск противника, а также войсковых колонн.

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

9. Тяжелая батарея на позиции

Представлялось целесообразным комбинированное применение легкой и тяжелой артиллерии.

В наступлении артиллерия сосредотачивает огонь как можно большего числа стволов по войскам и опорным пунктам противника на атакуемом участке, по резервам, ведет контрбатарейную борьбу.

В обороне артиллерия, действуя преимущественно с закрытых позиций, сосредотачивает огонь по важнейшим подступам к линии обороны своих войск, особое внимание уделяя укрытиям и мертвому пространству перед оборонительными рубежами.

Окончание следует

Автор: Олейников Алексей

Источник