200 лет назад, 1817 году, началась Кавказская война (1817–1864), самая длительная война, которую когда-либо вела Россия.

Кавказская война имела свою длительную предысторию – ряд войн, конфликтов, дипломатической борьбы. Кавказ стал военно-стратегической проблемой России уже во времена Московской Руси XVI – XVII вв. Затем наступило время Российской империи, когда на Кавказе с небольшими перерывами всё время шли войны с османами, персами и горскими племенами. Всё время существования империи Кавказ был зоной военных действий, военные походы, мятежи и восстания, заговоры и конфликты шли один за другим. Только Кавказская война с горцами длилась с перерывами почти полвека. Да и после падения империи Романовых мир не пришёл на Кавказ.

Кавказ всегда имел для России стратегическое значение – как путь на Восток, место соприкосновения с исламской цивилизацией и как естественный защитный барьер на южных рубежах державы. В свою очередь, для региональных – Иран, Турция, и глобальных – Англия и США, противников России этот регион был «болевой точкой», с помощью которой можно было оказать серьёзное воздействие на всю русскую державу.

Россия пришла на Кавказ в ходе закономерного развития своего цивилизационного проекта и государства, когда она раздвигала свои цивилизационные и государственные пределы. Позднее западники-либералы, наши враги на Западе и Востоке, а также часть советской историографии, враждебно относившаяся к «проклятому царизму» (особенно в 1920-е и в ходе послесталинской «оттепели») создали миф о том, что присоединение Кавказа было проведено насильственно, регион стал колонией России, местные народы подвергали геноциду, истреблению. Что во всех проблемах кавказских народов виноваты русские и советские «оккупанты».

Однако в реальности России принесла на Кавказ передовой проект развития, более развитую духовную и материальную культуру. Для сравнения, западники-европейцы, во время колонизации Америки, Африки, Азии, Австралии и островных территорий грабили, убивали, насиловали, всеми способами уничтожали коренное население, расчищая «жизненное пространство» для себя. Они стравливали местные племена и народности между собой, спаивали их, подсаживали на наркотики, морили голодом, заражали болезнями, загоняли в резервации, ограничивали в развитии и образовании и т. д. А русские освободили кавказские народы от османского и персидского ига. Османы и персы, в отличие от русских, в реальности проводили геноцид непокорных народов. Это «особенность» восточной политики. В современных Ираке или Сирии мы видели ту же картину – тотальное истребление по религиозному (даже внутри одной религии), национальному и родоплеменному признакам. С приходом русских на Кавказ там прекратились кровавые междоусобицы, исчезли бандформирования и работорговля, была установлена законность, начался культурный и хозяйственный взлёт. Русские принесли с собой городскую культуру, возводили новые города и принесли новую жизнь в старые, строили дороги, связавшие огромный край, развивали местное хозяйство, науку и образование, здравоохранение, превратили ранее дикие места в санатории, здравницы, места отдыха и т. д.

Верным признаком положительного влияния России на развитие Кавказа является масштабный рост численности населения ранее малонаселенного, пустынного или опустошенного войнами, вторжениями и ловцами людей (работорговцами) края. Раньше рост населения сдерживался (при высокой рождаемости) или народонаселение в ряде областей даже уменьшалось постоянными масштабными внешними вторжениями османов и персов, когда захватчики устраивали, по сути, региональный геноцид, с одновременным уводом огромных масс населения для поселения в Турции или Персии или в рабство; внутренними войнами, усобицами, межклановыми и племенными бойнями; широкой охотой работорговцев за людьми (черкесские наложницы славились своей красотой и изяществом от Персии и Турции до Северной Африки и Южной Европы); низким уровнем развития хозяйства, которое не могло прокормить больше населения и т. д.

Таким образом, судьбы Кавказа и России стали едины, кавказские народы стали частью русской многонациональной цивилизации. Русские принесли на Кавказ прогресс и цивилизацию. Но во все времена находились тёмные силы, в том числе и за рубежом, которые противились этому процессу.

Миф о "русской оккупации" Кавказа

Военная зарисовка Франца Рубо

Основные вехи

В результате двух успешных войн с Персией (1804-1813) и Османской империей (1806-1812) Россия приобрела Карабахское, Ганджинское, Шекинское, Дербентское, Кубинское ханства, добивается признания за собой прав на Гурию и Мегрелию. Включение в состав России части Закавказья имело важное военно-стратегическое и хозяйственное значение.

Однако включение в состав России части Грузии, Восточной Армении и Северного Азербайджана поставило вопрос и о присоединении Северного Кавказа, имевшего важное стратегическое положение. Русское правительство не могло в полной мере решить свои задачи в Закавказье, не закрепившись на Северном Кавказе. Россия не могла смириться с существованием дикого региона (в цивилизационном, социально-культурном и экономическом отношениях), находившегося в кольце уже входивших в состав империи земель. Необходимо было ввести его в единое цивилизационное, государственное, культурное и экономическое пространство.

Миф о "русской оккупации" Кавказа

Карта Кавказского края (1801—1813). Составлена в военно историческом отделе при штабе Кавказского военного округа подполковником В. И. Томкеевым. Тифлис, 1901 год

Заняться вплотную этой проблемой российское правительство смогло лишь после окончания войн с Наполеоном. В 1816 году командиром отдельного Грузинского (с 1820 г. — Кавказского) корпуса был назначен генерал, герой войны 1812 года А. П. Ермолов. Ознакомившись с планом Ермолова, император Александр отдал распоряжение: «Покорять горские народы постепенно, но настоятельно, занимать лишь то, что удержать за собою можно, не распространять иначе, как став твердую ногою и обеспечив занятое пространство от покушений неприязненных».

Учитывая психологию горских племен, их необузданное своеволие и враждебное отношение к русским, новый главнокомандующий решил, что установить мирные отношения при существующих условиях совершенно невозможно. Ермолов составил последовательный и систематический план наступательных действий. Ермолов не оставлял безнаказанными ни одного грабежа и набега горцев. Он не начинал решительных действий, предварительно не оборудовав базы и не создав наступательные плацдармы. В числе составляющих плана Ермолова были постройка дорог, создание просек, возведение укреплений, колонизация края казаками, образование «прослоек» между враждебными России племенами путем переселения туда прорусски настроенных родов.

«Кавказ, — говорил Ермолов, — это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее, или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду!» С 1817 года Ермолов начал планомерное наступление на районы Чечни и Дагестана, сопровождавшееся строительством укрепленных пунктов и обустройством безопасных дорог. Благодаря его деятельности кольцо экономической и политической блокады вокруг этого неспокойного и дикого региона сжималось все туже.

Ермолов перенес левый фланг Кавказской линии с Терека на Сунжу, где он усилил Назрановский редут и заложил в октябре 1817 году укрепление Преградный Стан в ее среднем течении. Осенью 1817 года кавказские войска были усилены прибывшим из Франции корпусом графа Воронцова. С прибытием этих сил у Ермолова оказалось в общей сложности около 4 дивизий, и он мог перейти к решительным действиям. Правому флангу Кавказской линии угрожали закубанские черкесы, центру — кабардинцы, а против левого фланга за рекой Сунжей жили чеченцы. При этом черкесы были ослаблены внутренними раздорами, кабардинцев косила чума — опасность угрожала в первую очередь от чеченцев.

Из записок Ермолова: «…От вершин Кубани по левому берегу живут подвластные Оттоманской Порте народы под общим названием закубанцев, известные, воинственные, редко спокойные… Против центра линии лежит Кабарда, некогда многолюдная, коей жители, почитаемые храбрейшими между горцами, нередко по многолюдству своему отчаянно противостояли русским в кровопролитных сражениях… Моровая язва была союзницею нашею против кабардинцев; ибо, уничтожив совершенно все население Малой Кабарды и производя опустошение в Большой, до того их ослабила, что они не могли уже как прежде собираться в больших силах, но делали набеги малыми партиями; иначе и войска наши, на большом пространстве частьми слабыми рассеянные, могли бы подвергаться опасности. Весьма многие предприняты в Кабарду экспедиции, иногда заставляли их возвращать или платить за сделанные похищения. …Ниже по течению Терека живут чеченцы, самые злейшие из разбойников, нападающие на линию. Общество их весьма малолюдно, но чрезвычайно умножилось в последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие землю свою по каким-либо преступлениям. Здесь находили они сообщников, тотчас готовых или отмщевать за них, или участвовать в разбоях, а они служили им верными проводниками в землях, им самим не знакомых. Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников…».

Весной 1818 года Ермолов повёл наступление на Чечню. В 1818 году в низовьях реки была основана русская крепость Грозная. Считалось, что эта мера положит конец восстаниям чеченцев, живших между Сунжей и Тереком, но на самом деле это было начало новой войны с горцами. Ермолов перешел от отдельных карательных экспедиций к планомерному наступлению вглубь Чечни и Горного Дагестана путем окружения горных районов сплошным кольцом укреплений с прорубкой просек в труднопроходимых лесах, прокладкой дорог и разрушением наиболее враждебных аулов. В Дагестане усмирены были горцы, угрожавшие присоединенному к России Шамхальству Тарковскому. В 1819 году для удержания горцев в покорности была построена крепость Внезапная. Попытка нападения на нее, предпринятая аварским ханом, кончилась полной неудачей. В Чечне русские силы теснили чеченцев все дальше в горы и переселяли мирно настроенное население на равнину под охрану русских гарнизонов. Была прорублена просека в дремучем лесу до аула Герменчук, служившего одной из главных баз горцев.

В 1820 году Черноморское казачье войско (до 40 тыс. человек) было причислено к составу Отдельного Грузинского корпуса, переименованного в Отдельный Кавказский корпус и усиленного дополнительными войсками. В 1821 году на вершине горы, на склонах которой находился город Тарки — столица Тарковского шамхальства, была построена крепость Бурная. Причем при строительстве были разбиты войска аварского хана Ахмета, пытавшегося помешать работам. Владения дагестанских князей, потерпевших ряд поражений в 1819-1821 гг., были переданы союзникам России и подчинены русским комендантам, или ликвидированы.

На правом фланге линии закубанские черкесы с помощью турок стали сильнее тревожить границу. Их войска вторглись в октябре 1821 года в земли Черноморского войска, но потерпели поражение. В Абхазии генерал-майор князь Горчаков разбил повстанцев около мыса Кодор и ввел во владение страной князя Дмитрия Шервашидзе. Для полного усмирения Кабарды в 1822 году был устроен ряд укреплений у подошвы гор от Владикавказа до верховьев Кубани. В том числе была основана крепость Нальчик (1818 г. или 1822 г.). В 1823-1824 гг. был проведен ряд карательных экспедиций против закубанских горцев. В 1824 г. вынуждены были покориться причерноморские абхазы, восставшие против преемника князя Д. Шервашидзе, князя Михаила Шервашидзе.

В 20-х годах ХIX века антирусское движение горцев Кавказа приняло религиозный оттенок. На основе ислама начала формироваться идеология мюридизма. В её основе лежали принципы строгого соблюдения мусульманских обрядов, безусловного подчинения вождям и наставникам. Его последователи провозглашали невозможность подчинения правомерного мусульманина монарху-иноверцу. В конце 20-х годов на территории Чечни и Дагестана на основе этой идеологии сформировалось военно-теократическое государственное образование имамат. Первым имамом стал Гази-Магомет, который призвал горцев вести священную войну против русских. Движение горцев под флагом мюридизма явилось толчком к расширению Кавказской войны, хотя некоторые горские народы (кумыки, осетины, ингуши, кабардинцы) к нему не примкнули.

В 1825 году в Чечне началось всеобщее восстание. 8 июля горцы овладели постом Амираджиюрт и пытались взять укрепление Герзель. 15 июля его выручил генерал-лейтенант Лисаневич. На следующий день Лисаневич и генерал Греков были убиты чеченским муллой Очаром-Хаджи во время переговоров со старейшинами. Очар-Хаджи напал с кинжалом на генерала Грекова, а также смертельно ранил генерала Лисаневича, попытавшегося помочь Грекову. В ответ на убийство двух генералов войска перебили всех чеченских и кумыкских старейшин, приглашенных на переговоры. Восстание было подавлено только в 1826 г. Прибрежья Кубани стали опять подвергаться набегам крупных партий шапсугов и абадзехов. Заволновались кабардинцы. В 1826 г. был совершен ряд походов в Чечню, с вырубкой леса, прокладкой просек и усмирением враждебных аулов. Этим закончилась деятельность Ермолова. В 1827 году царь Николай I отозвал знаменитого генерала и отправил в отставку в связи с независимым поведением и подозрением в связях с тайными обществами (декабристами).

Преемником Ермолова стал И. Ф. Паскевич. Он в 1830 году обратился с «Прокламацией к населению Дагестана и кавказских гор», в которой объявил Гази-Магомеда возмутителем спокойствия и объявил ему ответную войну. Вскоре первый имам погиб. Вторым имамом стал Гамзат-Бек, погибший от кровной мести. Таким образом, Россия прочно оказалась втянута в Кавказскую войну. Расчеты на быструю победу не оправдались. Непривычные условия горной войны, проблема коммуникаций, упорное сопротивление горцев, отсутствие единой стратегии и тактики ведения военных действий растянуло эту войну более чем на тридцать лет.

В 1834 году новым имамом был провозглашен Шамиль (1797–1871) — сын аварского крестьянина, наиболее яркая и талантливая личность среди руководителей горцев. Его отличали хорошее образование, храбрость, военный талант, а также религиозный фанатизм. Ему удалось сосредоточить в своих руках всю полноту власти, укрепив тем самым государственность, накопить серьёзные военные силы. 1840-е годы стали временем наибольших его успехов. Шамилю удалось нанести несколько поражений русской армии. В 1843 году он расширил зону восстания, развернув боевые действия в Северном Дагестане. Однако поражение горцев было неизбежно. Россия представляла проект развития, а горцы тянули Кавказский регион в прошлое – междоусобицы, родоплеменные отношения, рабовладение, ранний феодализм и религиозный фанатизм. Кавказскую войну затягивал тот факт, что Россия отвлекалась на другие войны и конфликты, в частности, Восточную (Крымскую) войну.

В 1845 году наместником Закавказья был назначен М. С. Воронцов, получивший чрезвычайные полномочия. Однако его военная экспедиция закончилась неудачей. В 1846 году Шамиль вторгся в Осетию и Кабарду, намереваясь продвинуть границы своего государства на запад. Но экспансионистские планы Шамиля не соответствовали экономическому и военному потенциалу имамата. С конца 40-х годов это государство стало клониться к закату. Во время Крымской войны Шамиль попытался оказать помощь турецкой армии, но в итоге потерпел поражение. Захват в 1854 году г. Цинандали был его последним крупным успехом.

После Крымской войны царское правительство повело решительное наступление на Шамиля. Существенно возросла численность русской армии. В августе 1856 года Александр II назначил наместником Кавказа и новым главнокомандующим кавказской армией князя А. И. Барятинского. В 1857–1859 гг. ему удалось завоевать всю Чечню и повести наступление на Дагестан. В августе 1859 года, после ожесточенного сражения в ауле Гуниб, Шамиль был взят в плен. Имамат прекратил свое существование. Последний крупный очаг сопротивления горцев — урочище Кбааде — был взят русскими войсками в 1864 году. Многолетняя Кавказская война закончилась.

Правда, и после этого Кавказ не стал полностью мирным регионом. В переломные моменты истории Кавказ становится «болевой точкой» России, так как ни в Российской империи, ни в Советском Союзе эта особенная область империи так и не была полностью цивилизована. В мирное время, когда Россия показывает силу и стабильное развитие, Кавказ спокоен, но во время «перемен» немедленно возвращаются все старые «болячки». Это ярко проявилось в ходе развала Российской империи и Гражданской войны, во время Великой Отечественной войны, что привело к трагедии депортации. Затем развал советской империи привёл к ряду жестоких конфликтов на Кавказе. При этом наши западные и восточные «партнеры» всегда пытались и пытаются использовать Кавказ против русской цивилизации, чтобы раздробить и уничтожить Россию. В настоящее время регион временно успокоили тем, что позволили вернуться к «местным особенностям» — клановости, религиозности и т. д., и стали оказывать масштабную финансовую поддержку местной этнократии (в старых понятиях «дань»).

Однако это ущербное решение, которое годится только для короткого временного промежутка. Регион постепенно «закипает», загнанные в глубь проблемы рано или поздно придётся решать, или они взорвут Кавказ и значительную часть России. Так, среди масштабных проблем можно выделить вытеснение и бегство русского населения (в частности, Чечня уже моноэтническая область); архаизацию; укрепление позиций радикального («черного») ислама; социальную несправедливость, что ведёт сотни и тысячи молодых людей к поиску правды и многих приводит в ряды «халифата»; этническую мафию; широкий круг социально-экономических проблем и т. д.

В целом будущее Кавказа, как и всей России, зависит от того, будет ли запущен новый проект развития на базе социальной справедливости и этики совести (возможно, как обновлённый Союз-2). Иначе рано или поздно мы получим новую масштабную кавказскую войну, в которую сольются все уже имеющиеся «болевые точки» огромного региона: Карабах, Грузия, Абхазия, Осетия, Чечня, бандитское и джихадистское подполье в ряде республик и т. д. И всё это будет частью большой смуты.

Автор: Самсонов Александр

Источник