Галицкая резня – предтеча волынской

После раздела Речи Посполитой в конце XVIII века между Пруссией, Австрией и Россией польское государство перестало существовать… Но польские помещики продолжали доминировать на разделенных территориях. Так было и на землях Галиции, подпавшей под австрийскую юрисдикцию. Там возникла ситуация двойного подчинения коренного населения – галицких русинов: как к прежним хозяевам – польской шляхте, так и к пришлой австрийской администрации.

Полурабское положение автохтонов (коренных жителей) Галиции, которые ныне называют себя украинцами, вызывало глухую национальную конфронтацию между польскими панами и их крепостными – русинами. Имело место повстанческое движение опрышков на Карпатах под руководством Олексы Довбуша. Были и стихийные выступления местных крестьян против ополячивания, окатоличивания, внедрения униатства, что подогревалось жесточайшей экономической эксплуатацией «хлопов и быдла». Эта вражда не угасала веками.

В середине XIX века «час расплаты настал».

ЗА УБИТЫХ ПЛАТИЛИ БОЛЬШЕ

Поляки, утратив независимость, не мирились с положением дел. Кстати сам термин «Украина» принадлежит представителям польской протестной интеллигенции того времени. Для них Малороссия и Галиция всегда были исконными окраинами – «украинами». Мечтая возродить Речь Посполитую, польское панство восставало под предводительством Тадеуша Костюшко, активно участвовало в наполеоновских походах, устраивало неоднократные заговоры и мятежи против австрийской и российской администраций.

К 1845 году антиавстрийские сторонники польского возрождения объединились под руководством генерала Людвика Мерославского, который планировал одновременное восстание в Галиции, Конгрессувке (российская часть Польши после Венского конгресса 1815 года), прусском герцогстве Позен (Познань). В январе 1846 года генерал провел в буферном вольном городе Кракове совещание заговорщиков. 21 февраля мятеж в Русской Польше потерпел крах. Десяток чиновников и студентов, пытавшихся захватить город Седлец, были схвачены польскими же крестьянами и выданы русским властям.

В Кракове же ставленник Мерославского Ян Тыссовский собрал 7 тыс. повстанцев и стал выпускать воззвания к полякам соседней Галиции. В ответ галицийские поляки начали формировать «летучие отряды», нападать на окружные центры и грабить местные казначейства.

Тогда австрийцы, опасаясь разрастания мятежа, обратились за подмогой к крестьянам-русинам. Это обращение распространялось устно… через сельских старост. За голову каждого восставшего поляка было обещано денежное вознаграждение, что дополнительно стимулировало ненавидевших своих господ крепостных к резне. При этом не разъяснялось, кто конкретно должен считаться мятежником, хотя подразумевалось, что таким может считаться любой поляк. Католики-австрийцы обращали внимание русинов и на польское католическое духовенство как зачинщика беспорядков, что также стимулировало разжигание межконфессиональной розни. Русины тогда были в большинстве своем православными и частично униатами.

Галицкая резня началась 9 февраля 1846 года и была особенно кровавой в Тарновском округе. Крестьян возглавил в прошлом австрийский солдат Якуб Шеля, бывший в своем селе неформальным старостой. Он защищал в судах права односельчан и как раз накануне находился под арестом за свою активность. Австрийцы сочли необходимым его выпустить. Первый отряд крестьянский вожак составил из своих знакомых и соседей. Отрядом было вырезано 180 человек, из которых лишь 16 человек не были обезображены до неузнаваемости. Почти все польские поместья Тарновского округа были разграблены и сожжены.

Поляков убивали самыми изощренными способами. Отсечение головы считалось легкой смертью. Крепостные распиливали пилами или расчленяли топорами попавшихся господ, пытали, посыпали раны солью… заживо сдирали кожу. Заставляли родителей перед смертью смотреть на мучительную гибель своих детей. Один спасшийся поляк свидетельствовал участнику Венгерского похода 1849 года русскому офицеру Ивану Лихутину, что крестьяне зверски убили его отца и всей деревней изнасиловали красавицу жену.

Вакханалия убийств имела место и в других округах Галиции. Но деньги за головы убитых австрийцы выплачивали исправно. Так как вознаграждение за мертвых было в два раза больше, чем за живых, русины доставляли избитых и покалеченных шляхтичей в Тарнов своим ходом – пешком, убивая их прямо на пороге здания австрийской администрации.

Многие поляки бежали в Конгрессувку (Царство Польское) где российский наместник – генерал-фельдмаршал Иван Паскевич (малоросс по происхождению) брал беглецов под защиту. Краков был взят русскими войсками. И австрийцы приказали прекратить резню.

А Якуб Шеля переехал в австрийскую Буковину, где получил большой земельный надел.

Количество жертв Галицкой резни оценивается в 1200–1300 человек.

ВО ИМЯ СТРОИТЕЛЬСТВА УКРАИНСКОЙ ДЕРЖАВЫ

Волынская резня 1943 года, устроенная бандеровцами против поляков, насчитывает уже от 60 тыс. до 85 тыс. жерт и определяется польским обществом как геноцид. Особенно это противоречиво выглядит со стороны нынешних, пришедших к власти в результате событий на киевском майдане в 2014 году политических сил в Украине, которые, с одной стороны, превозносят бандеровских вожаков – Степана Бандеру и Евгена Коновальца, инициаторов Волынской резни, а с другой – пресмыкаются перед Польшей – членом Евросоюза и НАТО. Оправдываясь, руководители майданной Украины отрицают участие бандеровских бандформирований в спланированном заранее массовом истреблении поляков.

А вот как было на самом деле и к чему призывали бандеровские вожаки…

Первое нападение на польское население Волыни произошло в апреле 1943 года в селе Янова Долина, где отряд УПА (Украинской повстанческой армии) уничтожил 800 этнических поляков, в том числе женщин и детей.

Своего пика эта вакханалия убийств достигла в июле того же года, когда нападению одновременно подверглись 150 польских населенных пунктов. Исполнители этих зверских жестокостей называли себя «резунами». Они распиливали и разрубали поляков, топили их в колодцах, вешали польских детей на деревьях, как гирлянды. Экономя боеприпасы, эти наследники Якуба Шели использовали пилы, топоры, косы и ножи. Воякам УПА активно помогали жители соседних украинских сел. Не выдерживают никакой критики утверждения, что это были единичные эксцессы местного значения и что бандеровское руководство об этом не знало. Опубликованы документы, подтверждающие, что это были спланированные и продуманные руководством ОУН карательные акции.

Вышедшая еще в середине 1938 года «Военная доктрина украинских националистов» определяла изгнание или уничтожение национальных меньшинств: «Наше восстание имеет своей задачей не только смену политического строя. Оно должно вычистить с Украины чужой, враждебный элемент и плохой собственный, родной. Только во время восстания будет возможно вымести буквально до последнего польский элемент с З.У.З. (западноукраинских земель. – «НВО») и таким способом положить конец польским претензиям на польский характер этих земель. Польский элемент, который будет оказывать сопротивление, должен полечь в борьбе, а остальных надо затерроризировать и принудить к бегству за Вислу. Поэтому нельзя допустить, чтобы после получения З.У.З. польский элемент мог жить здесь, рядом с украинцами. З.У.З. будущей Украинской Державы должны быть чистыми с национальной точки зрения, потому что эти земли имеют особое значение для будущего украинского государства… Надо помнить, что чем больше пропадет во время восстания враждебного элемента, тем легче будет происходить построение Украинской Державы, тем сильнее она будет…»

Не забыли бандеровцы в том же документе, подражая гитлеровцам, и о евреях:

«Бесспорно, что гнев украинского народа по отношению к евреям будет особеннно страшен. Нам не нужно этот гнев подавлять, наоборот (следует) увеличивать, потому что, чем больше погибнет евреев во время восстания, тем будет лучше для украинского государства, потому что евреи будут единственным меньшинством, которое мы не сможем охватить нашею денационализационной политикой. Все другие меньшинства, которые выйдут живыми из восстания, будем денационализировать».

Это было руководством к действию… и действие состоялось. В марте – начале апреля 1943 года в формирования ОУН(Б) – бандеровцев ушло несколько тысяч служащих коллаборационистской «Украинской вспомогательной полиции». И краевой «провиднык» (руководитель) Дмитрий Клячковский (псевдоним «Клим Савур») приступил к выполнению данной «Военной программы», что стало началом Волынской резни.

ОПРЕДЕЛИТЕСЬ, ГОСПОДА

Все эти события находят свое отражение в днях нынешних. И неслучайно лидер правящей в Польше партии «Право и справедливость» Ярослав Качинський предложил Украине выбирать: либо сотрудничество с западным миром, либо поддержка нацистских традиций ОУН–УПА. Политик уверен, что героизация Степана Бандеры и подобных ему персонажей помешает реализации евроинтеграционных и натовских стремлений украинских лидеров.

Правда в интервью «Газете Польской» (GazetaPolska) Качинський уточнил свой посыл соседям, заявив: «Украине нужно выбирать – или интеграция с Западом и отклонение традиций УПА, или Восток и все, что с ним связано. Я знаю, что такое же сообщение прозвучало от господина президента Анджея Дуды».

Также представитель польского политикума подчеркнул: «Мы должны открыто сказать, что уровень игнорирования властью в Киеве геноцида, совершенного против наших граждан на Волыни и в Восточной Галиции, а часто также ложь об истинном ходе (событий), прославление виновников перешли приемлемую границу. Мы поддерживаем независмость Украины, развитие демократии в этой стране, но не откажемся от требования правды».

Автор: Олег Ростовцев

Источник