Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Великая Отечественная война кровавым топором прошла по Абрау-Дюрсо, несмотря на то, что основные бои сконцентрировались в Новороссийске. В 1942 году немцы теснили наши войска, пытаясь прорваться на Сухумское шоссе, открыть дорогу в Закавказье и в Турцию, а также завладеть функциональным Новороссийским портом. В таких условиях оборонять посёлок Абрау-Дюрсо с его крохотным населением и полным отсутствием стратегической и тактической необходимости не имело смысла. Но как же завод шампанских вин «Абрау-Дюрсо»?

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Уже послевоенный Абрау-Дюрсо с видом на здание завода

Стоит также упомянуть, что в 1920 году Анастас Микоян подписал приказ об образовании фонда выдержанных и коллекционных вин. Эти вина также лежали в подвалах-тоннелях Абрау. И всё то, что кровью и потом создавалось русскими виноделами выходит должно было достаться фрицам. Более того коллекция элитных вин могла стать мощным политическим оружием в руках германских «геббельсов».

Шла полным ходом эвакуация цементных заводов и портовой техники, что нельзя было увезти — уничтожалось. Естественно, ресурсов, чтобы вывезти всё не было, а тут ещё и завод шампанских вин… Напрягая все усилия работники завода старались вывезти всё – от оборудования и документации до уже приготовленного вина и коллекционной продукции. Но возможностей катастрофически не хватало. В итоге было принято решение часть подвалов надёжно замуровать, чтобы у нацистов и мысли не возникло, на какую истинную длину раскинулись тоннели Абрау.

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Советский офицер в обществе прекрасных дам на прогулочной лодке

Но и этого оказалось недостаточно. И тогда, верно, обливаясь слезами на грани инфаркта, руководство завода решило спустить оставшееся вино в озеро. Моряки и виноделы с отяжелевших от груза понтонов вывозили дубовые бочки (которые сами по себе уникальны) с элитными винами на середину озера и сбрасывали за борт. По разным данным на дно отправилось две сотни бочек.

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Где-то на дне по сей день лежат сотни винных бочек

После войны, конечно, попытки поднять груз предпринимались, но безуспешно. А вскоре озёрные воды и вовсе навсегда покрыли бочки толстым слоем ила и будто вобрали в себя. Учитывая сложную структуру дна и до сих пор невыясненную природу озера Абрау, мы уже никогда не увидим тех предвоенных винных бочек.

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Война продолжалась. В совхозе «Абрау-Дюрсо» обосновался командный пункт генерала от инфантерии Вильгельма Ветцеля. Верно, «тонкий ценитель» Ветцель уже живописно расписывал картину своего личного имения на красивейших берегах горного озера. Кстати, именно в Абрау в преддверии тяжелейших апрельских боёв 1943 года к Ветцелю прибыл генерал фон Грейфенберг, чтобы обсудить операцию по ликвидации плацдарма «Малая Земля».

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Именно в этом умиротворяющем горном пейзаже у водной озёрной глади германские генералы разрабатывали план операции «Нептун». Какая ирония, что крах данной операции похоронит как надежду ликвидировать «Малую Землю» и выйти на Сухумское шоссе, так и мечты об уютном особнячке на берегу Абрау.

Когда стало ясно даже для самого фанатичного «СС», что удержаться в Новороссийске невозможно, «просвещённые европейцы» и ценители вин оценили более чем полувековые старания русских виноделов «по достоинству». Подвалы забрасывали гранатами, а виноградники старались сжечь. Не добравшись до элитной и дармовой выпивки, носители «культуры пития» принялись опустошать посёлок. Большая часть производственной инфраструктуры была уничтожена, не оставили без своего внимания нацисты даже горный серпантин, соединявший посёлок с Новороссийском.

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Сразу после освобождения Абрау в середине сентября 1943 года начался активный сбор уцелевшего урожая. Рабочие вскрыли сохранившиеся подвалы, там обнаружили 1600 бочек вина. Сразу же в посёлок привезли прессы для винограда, и в полуразвалившихся зданиях началось производство вина. Говорить о том, какой подвиг совершили работники совхоза в эти голодные и страшные годы, думаю, не стоит. Но надо было, во что бы то ни стало, держать марку…

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

В 1955 году было закончено проектирование и началось строительство непосредственно завода шампанских и столовых вин. Также активно строилась разрушенная в ходе войны инфраструктура – от дорог до электролиний. Тогда и сформировался окончательный облик Абрау, который дошёл до нас.

К сожалению, сейчас завод Абрау-Дюрсо взял курс на «западничество» и «гламур». Здесь чаще услышишь фамилию Дравиньи, нежели легендарного учёного винодела Фролова-Багреева, агронома Гейдука или генерала-основателя Пиленко. Видимо, этот курс продиктован олигархом Титовым. Конечно, завод развивается, но при этом в погоне за успехом теряет ту царскую, а позже советскую державность. Сюда постоянно завозят богемных бездарностей, а относительно недавно мне даже «посчастливилось» встретить в Абрау ельцинскую певунью-плясунью Ирину Хакамаду.

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Зрелище было сюрреалистическое. Над водной гладью горного озера неслась полная либеральных доктринёрских ярлыков речь профессионального политического аутсайдера. Немногочисленная публика, как мне стало потом известно, в основном стояла в ожидании концерта группы «Ленинград» и слабо понимала, зачем здесь устраивать политический диспут, да ещё с Хакамадой.

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Абрау-Дюрсо: посёлок, возведённый воином, вино, ставшее символом. Часть 2

Всё меньше вспоминают создателя культового «Советского шампанского» Антона Фролова-Багреева. Лица эпохи уходят в тень, поэтому чтобы почувствовать истинный Абрау, то приезжать лучше зимой, когда богема занята новогодним «чёсом» или прогревает свои силиконовые тела за кордоном. Только тогда можно почувствовать то умиротворение, что так привлекло генерала Пиленко – кадрового офицера и винодела.

Автор: Восточный ветер

Источник