Петр Степанович Котляревский должен был последовать примеру отца и стать священнослужителем, однако судьба распорядилась иначе. Юноша из Харьковского наместничества избрал военную карьеру и не прогадал: в историю он вошел как «генерал-метеор» и «кавказский Суворов», а военный гений Котляревского воспел сам Пушкин.

Роковым для Котляревского стал штурм Ленкорани, состоявшийся 1 (13) января 1813 года. В тот день генерал получил настолько серьезные ранения, что его спасение казалось настоящим чудом. Каким представал полководец в воспоминаниях современников и работах исследователей, что они писали о его жизни после судьбоносного штурма?

«Бич Кавказа» Петр Котляревский

«Силою ли воли или внушения, это лечение крупинками всегда помогало, особенно же хорошо заживлялись раны … арникой. Врачи отстранялись, и про аллопатию Петр Степанович говорил, что она чуть не свела его в могилу. Тем не менее, военному полковому врачу, оказавшему ему первую помощь, Петр Степанович назначил пожизненную пенсию, которую аккуратно выплачивал из своей пенсии».

Михаил Хрущев о самолечении Котляревского

«Я льщу себя надеждою, что время уврачевало раны ваши, и успокоило от трудов, понесенных для славы российского оружия, и что одного имени вашего достаточно будет, чтобы одушевить войска предводительствуемые вами. Устрашить врага неоднократно вами пораженного и дерзающего снова нарушить тот мир, которому открыли вы первый путь подвигами вашими. Желаю, чтоб отзыв ваш был согласен с Моим ожиданием. Пребываю вам благосклонный, Николай».

Николай I о предложении возглавить Кавказскую армию

«Каменный господский дом с галереею в верхнем этаже, вмещающий великого героя, выстроен со всею правильностью новейшей архитектуры. При нем два флигеля: один занят почтенным старцем, родителем Котляревского, священником на покое, а другой отставным же подполковником Шультеным, в непосредственном распоряжении которого состоит все имение Котляревского. В доме царствует безмятежная тишина, изредка только прерываемая шорохом проходящих слуг. Стены дома, как кажется, со времени сотворения их, ни разу не оглашались ни звуками музыки, ни шумными пиршествами, в нем вы не найдете ни гравюр, ни бюстов великих мужей, ни роскоши востока. Но зато на каждом шагу найдете все русское в изысканном вкусе; вас встретит там ласковый и гостеприимный прием хозяина, готового перед каждым пролить свои услуги и благодеяния. Главное украшение комнаты, в которой более проводит время, утружденный подвигами герой, составляют три величественных портрета превосходной живописи: один порфироносной Екатерины, другой незабвенного Александра и третий венценосного царя России Николая. Перед лицом дома, обращенного на север, раскинут живописною картиною сад, обтекаемый протокой, а на левой стороне его в 60 саженях каменная церковь с такою же колокольнею».

О доме генерала в селе Александрово

«Бич Кавказа» Петр Котляревский

Портрет Петра Степановича Котляревского

«Он не умер, а прожил еще тридцать девять лет в отставке, угрюмо и молчаливо страдая. Это была не жизнь, а сплошная нечеловеческая пытка. О нем писали тогда в таких выражениях:

«Ура — Котляревский! Ты обратился в драгоценный мешок, в котором хранятся в щепы избитые, геройские твои кости…»

Тридцать девять лет человек жил только одним — болью! Денно и нощно он испытывал только боль, боль, боль… Она заполонила его всего, эта боль, и уже не отпускала. Он не знал иных чувств, кроме этой боли. При этом еще много читал, вел обширную переписку и хозяйство. У Котляревского была одна черта: он не признавал мостов, дорог и тропинок, всегда напрямик следуя к цели. Реки переходил вброд, продирался через кусты, не искал обхода глубоких оврагов… Для него это очень характерно!»

Валентин Пикуль

Тебя я воспою, герой,
О Котляревский, бич Кавказа!
Куда ни мчался ты грозой —
Твой ход, как черная зараза,
Губил, ничтожил племена…
Ты днесь покинул саблю мести,
Тебя не радует война;
Скучая миром, в язвах чести,
Вкушаешь праздный ты покой
И тишину домашних долов…

Александр Пушкин, из эпилога к «Кавказскому пленнику»

«Нам русским, нужно учиться подвигам не у далеких греков или римлян, а у самих себя. Котляревский принадлежит к русским национальным героям, которым — вечная слава и незабвенная память».

Профессор Павел Ковалевский, 1913 год

«Биография моя никогда не выйдет — от этого потери не будет, но одно верное описание военных дел, в которых я принимал участие, может принести пользу военной молодежи».

Петр Котляревский