прием лома черного металлаСбор металлолома давно уже перестал быть элементом пионерской жизни и превратился в серьезный бизнес. Ошибок он не прощает — сборщик цветного лома в любой момент может оказаться в тюрьме или даже на том свете. Тем не менее с каждым днем все новые и новые люди отправляются на поиски бесхозного металла. И пока на всех хватает.

Ничей металл
Россия все-таки — индустриальная держава. А это означает тонны ржавеющего на пустырях железа и забытого кабеля, застрявшие в поле комбайны и закопанные в лесу рельсы, утонувшие в болотах танки и россыпи латунных гильз на армейских полигонах.
Каждый год в России заготавливается более 1 млн тонн цветного металлолома и около 16 млн тонн лома черных металлов. Половина лома «цветнины», как называют сборщики лом цветных металлов,— изделия из алюминия, около 30% составляет лом меди, 10% — лом бронзы и латуни, остальное приходится на свинец и цинк. В структуре черного лома львиную долю (более 80%) составляет амортизационный лом, то есть списанные станки и строительные конструкции. Еще 12-15% — отходы металлообрабатывающих предприятий.
При этом на заводах Вторцветмета закупочная цена тонны алюминиевого лома достигает $1000; за тонну медного, бронзового или латунного лома платят $1200; стоимость тонны свинца колеблется в районе $600. Закупочная цена тонны черного лома обычно не превышает $25.
Таким образом, легко подсчитать, что оборот рынка цветного лома превышает $1 млрд, черного — $400 млн. И предприимчивые граждане увеличивают эти цифры постоянно.

Лучше провод в руке, чем станок в овраге
Самый простой способ заработать на ломе — заняться его сбором. Сбор черного лома отличается от сбора цветного. Главное отличие рынка «цветнины» — высокий уровень криминализации. Цветные металлы редко валяются на свалках, доля бытового лома — старых алюминиевых ложек, чайников и консервных банок — на складах Вторцветмета составляет доли процента. При этом, по некоторым оценкам, до 90% перерабатываемой «цветнины» составляют вполне исправные изделия — электрокабели, трансформаторы, металлочерепица и т. д. Основной способ их добычи — воровство.
Воры не останавливаются ни перед чем. На прошлой неделе архангельская милиция обнаружила в пунктах скупки лома детали оборудования, украденные со стартового комплекса космодрома Плесецк. По словам пресс-секретаря космодрома Анны Потехиной, подобные кражи угрожают безопасности при запуске ракет и могут привести к утрате космических спутников.
По официальной статистике МВД, ежемесячный ущерб от хищений цветных металлов в целом по стране составляет около $75 млн. Но это государственные данные. Чтобы получить представление об истинном масштабе воровства, нужно смотреть специальные отчеты крупных компаний. По оценке специалистов «ЛУКойла», в прошлом году кражи цветмета нанесли компании ущерб $56 млн. На предприятиях РАО «ЕЭС России» в 1999 году было зарегистрировано более 20 тысяч случаев хищения цветных металлов — крали провода и трансформаторы. Материальный ущерб превысил $70 млн. И этот список почти бесконечен.
Деньги оседают в карманах сборщиков «цветнины». За килограмм алюминиевого кабеля можно получить 15-20 рублей, за килограмм меди — 20-25. За один день (точнее, ночь) удается заработать до нескольких тысяч рублей. Смелости сборщикам-ворам добавляет еще и осознание безнаказанности. По словам депутата Госдумы Сергея Золотилина, одного из разработчиков поправок к законам, регулирующим заготовку лома, пойманный вор обязан оплатить только стоимость похищенного. Косвенный ущерб, который может нанести, например, кража кабеля, суд в расчет не принимает. Хотя известны случаи, когда в результате таких действий без электричества оставались целые поселки.
Самое опасное — «сбор» кабеля. В Кемерово почти каждую неделю в заброшенных шахтах находят обуглившиеся трупы. Это тела сборщиков лома, которые нашли вроде бы заброшенный кабель и пытались топором вырубить его из опорных сооружений. Слишком поздно выясняется, что кабель забыли отключить от высоковольтной сети.
А вот сборщики черного лома практически никогда не нарушают закон (правда, недавно в одном из кемеровских пунктов приема металлолома милиционеры обнаружили танк). Ежегодно в стране «теряется» (то есть просто выкидывается с предприятий) около 9 млн тонн черного лома. Если раньше предприятия обязаны были вывозить списанное оборудование на предприятия Вторчермета, то сегодня из-за отсутствия средств на перевозку его просто выбрасывают.
Впрочем, частных сборщиков черный лом мало привлекает. Основные причины — его невысокая стоимость и большие затраты на транспортировку. Тем не менее для жителей многих регионов, особенно с высоким уровнем безработицы, заготовка черного лома — верный способ заработать. Сегодня до 60% лома собирается именно физическими лицами. По словам Игоря Кузьмина, председателя координационного совета ломоперерабатывающей промышленности, без участия частных лиц просто невозможно собрать все отслужившее свой век железо.
Сбор черного лома требует немалых начальных вложений. Чаще всего черный лом — это негабаритные тяжелые конструкции, транспортировка которых без специальных средств невозможна. Перевезти их можно лишь частями, разрезав автогеном. (Можно, конечно, собирать «легковес» — металлическую стружку или тонкостенные стальные трубы, но за них можно выручить всего 200-300 рублей за тонну.) Поэтому необходимо приобрести оборудование для огневой резки металла — газовую горелку и баллон. Это примерно $200.
Второе условие — наличие собственного транспорта. По словам работников пункта приема металлолома, сборщики часто используют для перевозки специально переделанные легковые автомобили. В обычные «Жигули» со снятыми сидениями влезает до 400 кг стальных изделий. Комплект оборудования (подержанную машину и автоген) можно приобрести за $3-4 тыс.
При условии, что ежедневно удастся собирать не меньше 2 тонн лома, эти вложения окупятся через 7-8 месяцев. Однако не стоит забывать о накладных расходах: например, об «отчислениях» ГИБДД за проезд машины с металлоломом без документов. В среднем за обеспечение «зеленой улицы» машине с ломом гаишники берут 500 рублей, а в крупных городах и вовсе смотрят сквозь пальцы на автомобили, вывозящие с пустырей ржавое железо.

Приемы против лома
Приемка металла — это более высокая ступень в иерархии металлоломного рынка. Система приемки «цветнины» имеет сложную трехступенчатую структуру. Низший уровень — скупки, затем идут легальные пункты приема и, наконец, трейдеры.
Организация скупки не требует практически никаких затрат. Они располагаются в подвалах, вагончиках или в частных сельских домах. Из оборудования необходимы лишь весы. В подавляющем большинстве случаев скупщики не оформляют юридически свою деятельность. Часто они даже не имеют помещения — все расчеты производятся у машин, объезжающих подконтрольные населенные пункты.
Деятельность скупщиков часто входит в противоречие с законом. Мартовский указ президента «О дополнительных мерах по обеспечению безопасного функционирования важнейших отраслей экономики» прямо запрещает прием небытового лома у физических лиц. Кроме того, практически во всех регионах есть перечень видов лома, которые нельзя скупать. Обычно это все виды кабелей, провода воздушных линий связи, а также цветной лом в форме, не позволяющей определить его происхождение.
В действительности скупщика мало интересует происхождение лома и паспортные данные того, кто его сдает. Приемщик одной из подмосковных скупок, немного поторговавшись, согласился купить у автора этой заметки 20 кг алюминиевого кабеля — как он выразился, «точно ворованного». Единственный вид лома, который скупщики не берут — таблички с кладбищенских памятников. Но дело не в моральных принципах: они боятся конфликтов с родственниками.
Скупки не ведут бухгалтерии. Это помогает избежать ответственности, если возникают проблемы с правоохранительными органами. Без документов, подтверждающих получение прибыли, невозможно доказать факт незаконного предпринимательства. В худшем случае милиционеры конфискуют партию лома. Но со стражами порядка обычно удается договориться.
При минимальных затратах средств и времени скупка — дело прибыльное. Приобретя у населения 400 кг алюминия по 15-18 рублей (средний объем операций за неделю), скупщик сдает его в легальный пункт приема по 23-25 рублей за килограмм. Итого в месяц набегает около 10 тыс. руб.
Легальные пункты — следующая ступень в системе заготовки металлолома. Единственное, что отличает их от скупщиков — наличие лицензии. В каждом регионе около 30 таких пунктов. Каждый из них работает с 5-10 нелегальными скупками. По документам оптовики покупают лом у подставных фирм-однодневок, через которые обналичиваются деньги для расчетов со скупками. Это позволяет легализовать ворованный лом и одновременно сэкономить на налогах — фирмы-однодневки не доживают до проверок.
Впрочем, скоро налоги придется платить. На прошлой неделе бюджетный комитет рекомендовал Думе принять в первом чтении законопроект о переводе организаций по сбору и переработке металлолома на уплату единого налога на вмененный доход. Эта норма будет действовать и для частников.
Обороты оптовых пунктов в 5-10 раз больше, чем у первичных скупок. Но выше и затраты на их организацию. Легальным пунктам нужны складские помещения, а также оборудование для прессовки и переплавки лома. В слитки первым делом превращается запрещенный к приему лом. После переплавки только специальная экспертиза сможет определить, был сделан слиток из трансформатора или из старых самоваров.
Аренда склада обходится примерно в $10 за квадратный метр в месяц (для работы хватит 30-40-метрового ангара). Стоимость небольшого гидравлического пресса чешского производства колеблется в районе $12-20 тыс. А китайская электропечь обойдется в $3-4 тыс. Объявления о продаже подобного оборудования без труда можно найти на специализированных сайтах в Интернете. Итого (с учетом зарплаты персоналу) в первый год работы пункта необходимо потратить не больше $25 тыс. Эти затраты окупаются в первые 5-6 месяцев работы.
Региональные оптовики продают партии лома оптовикам федерального уровня — трейдерам, которые, в свою очередь, поставляют его заводам Вторцветмета или экспортируют.
Скупкой черного лома занимаются только крупные заготовительные конторы, оснащенные специальным оборудованием — кранами, тяжелыми прессами и дробилками. Стоимость каждого из таких агрегатов достигает $1 млн.
Однако после мартовского президентского указа на рынке черного лома тоже стала выстраиваться многоуровневая система. Ряд заготовителей арендует площади у простаивающих промышленных предприятий и скупают через подставные компании небытовой лом, который затем оформляется в документах как отходы промышленного производства.

РОМАН ЖУК

———————————————————

АЛЮМИНИЕВАЯ КНИГА

Кто в ломе главный
Переработка собранного лома — один из наиболее прибыльных видов бизнеса. Руководители крупных меткомбинатов недолюбливают «вторичных» металлургов. И не зря. Недавно один сотрудник крупной алюминиевой компании рассказал, что в Подмосковье была обнаружена партия алюминиевых слитков с эмблемой крупного российского завода. Алюминий был произведен из лома в полукустарных условиях и готовился к отправке на экспорт. Изготовителя быстро нашли, ведь переработчики лома все на виду.
В свою очередь, переработчики лома контролируют трейдеров, которые скупают металл на региональных пунктах приема. И судьба любого скупщика зависит от воли руководства завода. Если трейдер откажется с ним работать, металл просто некому будет продать.
До недавнего времени крупнейшим переработчиком алюминия был Мценский завод цветных металлов и сплавов (он производил около 15 тыс. т продукции в месяц), однако из-за конфликта между кредиторами завод резко снизил обороты и уступил пальму первенства Подольскому заводу цветных металлов (ПЗЦМ). Подольский завод контролирует не только Подмосковье, но и пункты во Владимирской и Ярославской областях.
Милиция трясет заводы не реже заготовительных контор. «Мы законопослушная организация,— говорит председатель совета директоров ПЗЦМ Игорь Артюх.— Если нам попадается подозрительный предмет, мы его можем отложить на месяц на специальную площадку. Если за это время не всплывает криминальный след, он идет в переплавку».
Председатель совета директоров Мценского завода Александр Стрелков рассказал, что однажды один из областных руководителей доложил на совещании, что у городского памятника Тургеневу украли бронзовую книгу. Мценский завод — единственное предприятие в регионе, способное переработать лом бронзы,— тут же был тщательно обследован сотрудниками ОБЭПа. Ничего не нашли. Книжка, как потом выяснилось, была на месте — у Тургенева в руках.
Помимо Подольского и Мценского алюминиевых заводов, из переработчиков лома стоит выделить Пермский, Волго-Вятский и Сухоложский заводы вторцветмета, Ступинский металлургический, Каменск-Уральский металлургический и Санкт-Петербургский алюминиевый заводы (каждый из них ежемесячно производит около 1,5 тыс. т алюминиевых сплавов). Некоторые заводы принимают только определенные группы алюминиевого лома. Например, Сухоложский завод принимает лом без примесей, годный для производства авиационного алюминия.