Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

Продолжаем начатую тему подвигов наших предков и разбора оных «по косточкам». Но – с другой стороны. Хватит. Мы и так слишком часто становимся свидетелями мерзкого отношения к подвигам наших дедов и прадедов в Великой Отечественной войне. Некоторая (не лучшая, далеко не лучшая) часть общества, цепляясь к деталям, несоответствиям, идеализации героев часто ставит под сомнение сам подвиг.

В том числе, к сожалению, и на нашем сайте. Стандартный подход — прицепиться к мелочи, а там кривая вывезет.

И началось это не вчера. А еще тогда, когда и либералы не были либералами в современном понимании этого слова, и подлецы назывались именно подлецами.

Подвиг, о котором идет речь в этой статье, подвергается «критическому анализу» ещё с 70-х годов прошлого века. Нет, пожалуй, человека, у которого не появлялись бы сомнения в правдивости некоторых фактов. При всей простоте подвига Александра Матросова, выглядит официальная версия действительно сомнительно.

Именно потому сегодня поговорим о самом факте подвига. О механизме его совершения, если угодно. Как стал возможен сам факт уничтожения немецкого дзота таким образом.

Батальон Матросова должен был взять высоту недалеко у деревни Чернушки Псковской области. Направление было важное и потому немцы подготовились к обороне основательно. Это была классическая оборона.

На высоте было устроено три дзота. Расположены они были таким образом, чтобы иметь возможность перекрывать сектора обстрела соседа и не давать противнику возможности нападения из «мертвой зоны». То есть, в «шахматном» порядке, благо, любая высота, как складка местности, позволяет это сделать за счет своего рельефа. Квадратных возвышенностей в природе не существует.

Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

Далее необходимо сделать маленький экскурс в устройство немецкого дзота времен второй мировой войны. Для многих читателей понятия ДОТ и ДЗОТ идентичны. Однако различия в этих сооружениях существенны.

ДОТ — сооружение капитальное. Сооружалось из бетона или кирпича для ведения долговременного боя. ДОТ (ДОС) — долговременная огневая точка (сооружение) для ведения огня из пулеметов или орудия.

ДЗОТ — деревоземляная огневая точка. Сами понимаете, что надежность этого сооружения в разы слабее ДОТа. Однако скорость возведения сводит этот недостаток на нет. Да и бетон не нужен. Все делается лопатами и топорами.

Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

ДЗОТ врезался в естественную складку местности. Это значительно экономило человеко-часы и две боковых стенки самым надежным образом защищали расчет пулемета от чего угодно. Три ряда бревен и 70-100 см грунта сверху – тоже хорошо.

Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

Плюс вход в укрепление с тыловой стороны. Оборудовался у немцев прочной дверью, которая всегда (жирное подчеркивание) должна быть заперта. Именно для того, чтобы особо умные из числа противника не подошли скрытно с тыла и не устроили образцово-показательный расстрел.

И имелась вентиляция в потолке. Так как что 34-й, что 42-й «машиненгевер» отличался скорострельностью до 1200 выстрелов в минуту, то, соответственно, мог запросто лишить расчет возможности что-либо видеть, во-первых, и запросто отравить пороховыми газами, во-вторых.

Да, можно было использовать в качестве вытяжки входное отверстие. «Добро пожаловать, господа ликвидаторы». Немцы дураками не были ни в коей мере, потому вытяжки строили и двери устанавливали.

И еще один нюанс.

У немцев (до 1944 года) передняя стенка была поднята не очень высоко над землей. Такой был стандарт, который действовал еще с Первой мировой войны. Расчет отталкивался от того, что пулемет устанавливался на станке, который давал изрядные преимущества как по точности, надежно фиксируя пулемет в секторе, так и в плане удобства.

Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

И бойницы были несколько иные. Они были более узкие и длинные. Выносить длинный ствол MG-43 за пределы бойницы не имело смысла. Если имела место постройка ряда ДЗОТов, прикрывающих друг друга, то расчетам оставалось только не зевать и пресекать все попытки обойти себя с фланга.

Александр Матросов. Часть 2. Анатомия подвига

Конечно, ДЗОТ не был чем-то серьезным и из разряда «неберущихся». Авиационная бомба в 50 кг, снаряд из пушки калибром 45-мм и выше, мина из миномета 120-мм (или несколько мин 82-мм) – и проблема решена. Ну и естественно, танк с пушкой. Это вообще лом, против которого у ДЗОТа с приемами слабовато.

Проблемы начинались тогда, когда ничего из вышеперечисленного под рукой не было. Сложно сказать, почему. В 1943 году как бы таких проблем уже не было, как в 41-м в плане оснащения.

Но мы имеем то, что имеем. Наступавший корпус на этом участке не имел НИЧЕГО, судя по тому, как командиры решали возникшую проблему ДЗОТов.

Почему? Ответа на этот вопрос, скорее всего, мы не получим. Возможно, «проглядела» разведка, а возможно, что и никакой разведки не было. Бригада, как становится понятно из документов, зашла на позиции 25 февраля, а 27 уже началось наступление.

И в процессе 2-й батальон наткнулся на систему дзотов и залег. Артиллерии в распоряжении комбата нет. Танков тоже нет. Просить у штаба поддержку авиации? Не времена как бы… И страна не та.

Понятно, что ДЗОТы стали весьма неприятным сюрпризом для командования. Иначе , в случае обладания информацией о наличии огневых точек, было бы придумано что-то посерьезнее, чем то, что реализовали наши бойцы.

Дальше то, что не вошло в официальную историю того боя, но прослеживается по различным донесениям и наградным документам.

Комбат принимает единственное верное решение. Отправить бывалых солдат на уничтожение ДЗОТов, а батальону отвлекать внимание огнем по амбразурам.

На уничтожение дзотов пошли старший сержант Шарипов, рядовой Галимов и разведчик рядовой Огурцов. Так как самый сложный объект был у Огурцова, ему в помощь был выделен недавний курсант рядовой Матросов. Несмотря на то, что это был всего лишь третий день его фронта, он пользовался уважением солдат и офицеров, как достаточно подготовленный воин. Об этом уже говорилось в первой части.

Дальше бой будем рассматривать по полит донесению начальника политотдела 91-й бригады.

Первым уничтожил «свой» дзот ст. с-нт Шарипов. Расстрелял экипаж из автомата через вентиляцию и захватил пулемет. В дальнейшем в одиночку вел бой из захваченного оружия. Сохранность дзота помогла умерить пыл немцев в атаках на Шарипова.

Следующим задачу выполнил рядовой Галимов. Он расстрелял «свой» дзот из противотанкового ружья и успел занять укрепление. Далее Галимов действовал точно так же, как и Шарипов. Но тут атаки были злее. Немцы пытались отбить дзот много раз. После боя только официально насчитали более 30 убитых фашистов лично Галимовым.

Однако, третий ДЗОТ практически сводил предыдущие победы на нет. Очевидно, что это был центральный ДЗОТ. И батальон подняться в атаку не мог. Петр Огурцов уже на подходе к объекту был тяжело ранен. Матросов остался один.

Дальше Александр действовал достаточно грамотно, но сказалось отсутствие опыта войны. Отсутствие навыков бывалого солдата.

Со слов Огурцова, наблюдавшего на действиями товарища, Матросов подполз к ДЗОТу и бросил гранату в амбразуру. Некоторые источники говорят – противотанковую.

Да, при идеальном попадании этого должно было бы хватить если не для разрушения ДЗОТа, то для его подавления. Только попасть противотанковой гранатой в достаточно узкую амбразуру сложно даже на тренировках. Под шквальным огнем, лежа, такое почти невозможно.

Здесь достаточно посмотреть ТТХ советских противотанковых гранат. РПГ-40 – 1,2 кг. РПГ-41 – 2,0 кг. Средняя дальность броска в лучшем случае – 20-25 метров. Лежа, под огнем пулемета – не знаю, но вот о дальности и точности говорить не хочется совсем.

Плюс еще нужно попасть настолько точно, чтобы граната влетела внутрь ДЗОТа и ударилась там обо что-то. Иначе не сработает взрыватель. Идеально, конечно – в боковую стенку ДЗОТа, поближе к пулемету, чтобы вызвать обрушение. Но об идеалах мы не говорим.

Однако сила взрыва гранаты оглушила пулеметчика. Дзот замолчал. Батальон поднялся в атаку. И тут дзот ожил. Задача выполнена не была. Тогда-то Матросов и закрыл амбразуру своим телом…

Вот тут опять появляются сомнения. Дело в том, что технически закрыть амбразуру очень сложно. Стенка с амбразурой почти вертикальна. Строится так, чтобы исключить возможность этого самого «закрытия телом» или завала какими-либо предметами при обстреле артиллерией.

Представьте себе, как это происходит. Человек стоит на земле и закрывает амбразуру. Умирает, ноги подкашиваются и… Все. Можно поговорить о каких-либо растениях или скобах, за которые можно держаться. Только убитый не может крепко сжимать руки. Добавьте к этому пулеметный огонь. 1200 выстрелов в минуту в упор. Со скоростью 750 метров в секунду. Тело отбросит через пару секунд.

Так что, по нашему мнению, погиб Матросов несколько иначе. Используя именно слабое место ДЗОТа. Накрыл не амбразуру, а вентиляцию. Пусть даже, не желая того. Скорее всего, Александр забрался на крышу, чтобы использовать свой ППШ и перестрелять немцев именно через вытяжку, которая находилась над пулеметом. Но, видимо, был застрелен либо немцами из расчета, либо откуда-то из траншей, где оборонялись остальные участники этого боя.

Вот тут все сходится. Даже такой пулемет, как МG, не сможет силой огня поднять убитого вверх. Немцы просто были вынуждены выйти из укрытия, чтобы освободить вытяжку. Учитывая, что батальон вел отвлекающий огонь по ДЗОТу – то еще удовольствие.

Можно было немцам открыть дверь. Возможно, именно так они и поступили. Факт в том, что в любом случае, действия Матросова дали возможность залегшим пехотинцам подобраться-таки к ДЗОТу. Куда дальше летели пули и гранаты – в амбразуру или открытую дверь – уже не важно.

Важно то, что смерть немцы приняли, скорее всего, быструю, а задача была выполнена.

В дальнейшей трактовке подвига имена старшего сержанта Шарипова, рядовых Галимова и Огурцова не упоминаются. В наградных документах на Матросова об их подвиге сведений нет.

Единственным документом, где они есть, является приказ по бригаде за номером 40. О награждении отличившихся. Шарипов получил медаль «За отвагу», Галимов орден Красной Звезды. Имя Петра Огурцова исчезло вовсе.

Понятно, что таких подвигов было множество. В частности, практически в один с Матросовым день такой же подвиг совершил командир взвода лейтенант Михаил Лукьяненко, о котором ничего не известно даже сегодня. Буквально в соседней деревне. А за всю войну официально зарегистрировано свыше 200 повторений подвига Матросова.

И начинал этот список Героев не Александр Матросов. Начинал его младший политрук Александр Константинович Понкратов. Именно политрук танковой роты 125 танкового полка 28 танковой дивизии (командир полковник Черняховский) 24 августа 1941 года в бою за находящийся на берегу Волхова Кириллов монастырь первым в истории Великой Отечественной войны прикрыл вражеский пулемет собственным телом. Несколько выигранных секунд хватило для организации атаки и взятия монастыря нашими войсками…

Не исключено, что история была примерно такая же, как описали мы. Исходя из всего написанного, можно сделать следующие выводы.

Если бы Матросов падал на амбразуру немецкой огневой точки, то:

1. Он бы ее не закрыл, в виду приподнятости амбразуры на землей. Боец получил бы серию пуль и упал под тяжестью собственного тела. Физика.

2. Скорострельность MG-42 (1200-1500 выстрелов в минуту), тело могло просто отбросить от амбразуры. Тоже физика.

3. Самый важный пункт. Наши солдаты идиотами не были. Это факт, доказательством которого служит май 1945 года. И в 1943 году уже умели воевать. Потому, кстати, остались в подобной ситуации в живых более опытные Галимов и Шарипов. История.

А вот примеров криворукости тогдашней пишущей братии было сколько угодно. Те же солдаты генерала Панфилова – лучший (если так можно выразиться) пример. И таких примеров – вагоны.

Уверены, что и здесь что-то подобное. Писалось же для «широких масс». А там не важно, где была эта самая амбразура: во фронтальной или тыловой части. Или вообще на крыше. Главное – что была. И ее Матросов закрыл. И далее по тексту.

Но, тем не менее, особенно в огород господ «правдорубов» астероид.

Подвиг всегда остается подвигом. Можно разыскивать неточности в официальной версии. Можно уличать командиров в искажении реальной информации. Но нельзя отобрать у солдата его подвиг. Отобрать можно награду. Отобрать можно бумажки из архива.

А вот память тех, кого он спас собственной смертью отобрать нельзя. И действительно благодарных потомков память тоже не просто вытереть.

Уверены, что мы смогли объяснить большинство спорных моментов, происшедших 75 лет назад в Псковской области.

И, по нашему мнению, подвига советских солдат, Понкратова, Матросова и их последователей сделанные нами выводы ничуть не умаляют.

Автор: Роман Скоморохов, Александр Ставер

Статьи из этой серии:

Александр Матросов. Часть 1. Богов не свергают с постаментов

Источник