Юго-Западный (Галицийский) театр военных действий в кампании 1914 г. на Русском фронте Первой мировой войны являлся главным. На этом ТВД были собраны почти 2/3 русских вооруженных сил и 4/5 австро-венгерских вооруженных сил. На Галицийском ТВД русские сосредоточили 20 кавалерийских дивизий, а вместе с казачьими частями второй очереди — более 85000 сабель. Австро-венгры сосредоточили 10 кавалерийских дивизий, а вместе с войсковой конницей — более 40000 сабель. Действия этих масс конницы могли определить судьбу всей кампании. Но прошли ли они экзамен в ходе широкомасштабных маневренных боевых действий на самом ответственном этапе войны?

После объявления войны кавалерия обеих сторон развернулась вдоль границы — от Люблина до р. Днестр — в целом равномерно по всему ТВД, в виде завесы общим протяжением более 400 км — с задачей прикрыть сосредоточение и развертывание своих армий. При этом каждая из развертывавшихся армий получала: у русских — 4 армии по 4-5 кавалерийских (казачьих) дивизий, у австро-венгров — 4 армии по 2 — 3 кавалерийских дивизии. После объявления войны 1 австро-венгерская и 8 русских дивизий на ТВД еще отсутствовали (находясь на пути к нему или отмобилизовываясь — в частности, второочередные казачьи дивизии).

Ознакомление со схемой № 1 показывает, что при формировании своих кавалерийских группировок стороны выказали недостаточное понимание природы и характера этого рода войск. Это было первым экзаменом русскому и австро-венгерскому Генеральным штабам по курсу использования кавалерии — на ТВД, допускавшем применение крупных масс конницы.

Кавалерийский экзамен

Схема № 1. Группировка конницы в Галиции в начальный период Первой мировой войны.

Кордон из разъездов, полевых караулов и застав, выставленных и высланных кавалерией, по существу и по форме был похож на своеобразную смену пограничной стражи или вторую линию пограничного кордона — предназначенного ловить контрабандистов. Этот кордон мог быть прорван в любом месте.

Кавалерийский экзамен

Казаки в Галиции.

Выставив кордон, кавалерия организовала разведку, выслав положенные по уставам отдельные разъезды и разведывательные эскадроны — призванные вскрыть группировку противника. Эти разъезды и эскадроны, естественно, не могли серьезно углубиться на вражескую территорию – как вследствие количественной слабости, так и потому, что уставы устанавливали определенную норму удаления разъезда от главных сил. А так как главные силы сосредоточившихся и развертывавшихся армий находились в 4 — 6 переходах от границы, то, естественно, разъезды и разведывательные эскадроны добраться до них не смогли — тем более, что по дорогам и ключевым направлениям стояли заставы и караулы противника. Кстати говоря, австро-венгры вооружили и лояльных местных жителей – и последние встречали огнем русских кавалеристов, прибывавших в пограничные деревни за разведывательной информацией от местного населения.

Кавалерийский экзамен

Походная застава австрийской кавалерии.

29 июля 1914 г. австро-венгерская кавалерия получила задачу на производство оперативной разведки – она должна была выявить расположение и группировку русских войск.

Выполняя поставленную задачу, австрийская кавалерия перешла русскую границу и в пограничной зоне вошла в соприкосновение с кавалерийской завесой русской конницы — которая к этому времени также получила задачу на производство глубокой разведки.

Действовавшая на крайнем правом фланге Юго-Западного фронта 14-я кавдивизия, проводя разведку западнее Радома, установила, что в непосредственной близости к границе никаких крупных сил противника нет. В этом районе соединение столкнулось с 7-й кавдивизией австрийцев, но столкновение носило нерешительный характер — обе дивизии ограничились наблюдением. 4 августа австрийская 7-я кавдивизия при поддержке пехоты заняла Кельцы — также установив отсутствие в данном районе крупных сил противника.

3 — 4 августа 5-я пехотная дивизия австрийского 1-го корпуса начала наступление с целью установить русскую группировку – встретив в этом районе 13-ю кавдивизию, Гвардейскую кавбригаду, бригаду 18-й пехотной дивизии и 2-ю стрелковую бригаду. Последние отразили наступление и заставили австрийцев вернуться восвояси. 13-я кавдивизия и Гвардейская кавбригада активности не проявили, ограничившись отражением наступления противника.

Действовавшие по соседству с 5-й пехотной дивизией австрийские 3-я и 9-я кавдивизии также перешли границу, но, встретив 3-ю Донскую и 8-ю кавалерийскую дивизии русских, после незначительных перестрелок отошли. В свою очередь 3-я Донская и 8-я кавалерийская дивизии не стали атаковать австрийцев, ограничившись наблюдением. Характерно, что австрийские 3-я и 9-я кавдивизии действовали не только вне связи с 5-й пехотной дивизией, но и без взаимодействия между собой. Аналогично действовали и русские кавдивизии.

1-го августа 1-я Донская казачья дивизия переходит австрийскую границу, занимает район Бельз и Нараль, где встречает разведывательные части австрийской 6-й кавдивизии. И здесь и донцы, и австрийцы ограничились взаимным наблюдением.

Исключение составляли действия сводной кавдивизии (2-я и 3-я отдельные кавбригады). 7 августа эта дивизия прорвалась через границу у Равы-Русской, продвинулась до Каменка, 8 августа разрушила мост через р. Буг, и разогнала мелкие части и тылы австрийских 2-й и 11-й кавдивизий. Но, повернув на северо-восток от Каменка, она натолкнулась на 2 батальона егерей и пограничные части и, потерпев неудачу, отошла. В результате этих действий было установлено — что северо-восточнее Львова крупные силы австрийцев отсутствуют.

3 августа австрийская 2-я кавдивизия, усиленная 2 батальонами егерей, произвела набег на Владимир-Волынский, потрепав 62-й пехотный полк и, удовлетворившись этим успехом, вернулась на свою территорию. Днем раньше из Владимира-Волынского на Сокаль произвела набег русская 7-я кавдивизия — она имела стычку с ротой австрийской пехоты, захватила несколько брошенных повозок и вернулась назад.

Русская 11-я кавдивизия, направленная на Буск, не смогла прорвать австрийскую завесу и никаких данных о противнике не раздобыла. Аналогично работала 9-я кавдивизия.

Находившаяся в районе Кременец русская 10-я кавдивизия в ходе боя в районе Тарнополя установила присутствие австрийского 11-го корпуса.

На Волочиском направлении русская 12-я и австрийская 8-я кавдивизии взаимно сковывали друг друга и, как и другие дивизии, не решались вести серьезных атак.

В направлении на Городок австрийцы бросили 5-ю кавдивизию, которая встретилась у Городка со 2-й Сводной казачьей дивизией, поддержанной пехотой. Произошел серьезный бой — в ходе которого австрийцы потерпели поражение и отошли. Казаки остались у Городка.

Кавалерийский экзамен

Схема 2. Действия австро-венгерской и русской кавалерии в начальный период войны в Галиции.

Австро-венгерское командование особенно интересовал южный фланг русского Юго-Западного фронта. Выполнение разведывательной задачи возлагалось им на 1-ю кавдивизию, брошенную через Каменец-Подольский на Дунаевцы. Прорвав кордон пограничной стражи Каменец-Подольска, австрийцы добрались до Дунаевцы — не встретив здесь значительных русских сил, и, следовательно, не нащупав левого фланга русской 8-й армии.

Таким образом завершилась деятельность кавалерии в Галиции на этапе развертывания и сосредоточения армий противников. Конницы обоих противников, хоть и трудились много, полностью выложиться не смогли.

Австро-венгерский главком, вследствие плохой работы 1-й, 5-й и 8-й кавдивизий, имел ложное представление о диспозиции русских войск в Подолии — что впоследствии привело к получению внезапного удара от 8-й армии. Развертывание последней австрийцы проморгали.

Как известно, в 1912 г. полковник австрийского Генерального Штаба А. Редль продал русским за 50000 крон план стратегического развертывания австро-венгерских армий. В соответствии с последним австрийцы развертывались непосредственно у pvccко-австрийской границы. Австрийцы же, узнав об утечке, отнесли район сосредоточения вглубь страны, удлинив свой северный фланг до Кракова.

Полагаясь на данные старого плана развертывания, а также на данные недостаточной разведки своей конницы, которая подтверждала предвзятые взгляды фронтового и главного командований, русские обманули сами себя. В итоге 3-я и 8-я армии в первые дни операции ударили по пустому пространству (в котором предполагали главные силы австрийцев), а 4-я и 5-я армии попали под удар нависающего над ними северного фланга противника.

Таким образом, свой первый экзамен конницы обоих противников (без преувеличения – лучшие в Европе) не выдержали, не сумев реализовать базовую задачу – на проведение оперативной разведки. В чем же причины слабой разведывательной деятельности конницы?

Главная причина в том, что ни русские, ни австрийцы не применили конницу массово.

Имея 3 трехдивизионных конных корпуса и бросив их для разведки в направлениях на: а) Тарнополь — Проскуров, б) Броды — Ровно, в) Томашев — Холм, австро-венгерское главное командование получало не только надежные разведывательные данные, но и могло серьезно скомпрометировать сосредоточение русских армий. Если же принять во внимание, что австрийцы боялись вторжения русских кавалерийских масс в Галицию, то тем более следует признать ошибочным распыление имеющейся кавалерии.

В свою очередь и русские также не массировали свою конницу и не бросили ее для разгрома войск прикрытия — чего австрийцы панически боялись. А между тем уже в начале августа русские могли вторгнуться 6 конными корпусами в составе более 50000 сабель на: а) Радом, Кельцы, Краков; б) Люблин, Красник, Сандомир, Тарнов; в) Холм, Томашев, Ярослав; г) Владимир-Волынский, Сокаль, Львов; д) Тарнополь, Львов; е) Каменец-Подольский, Галич, Стрый.

Особое преимущество приобретало массирование конницы на правом фланге фронта. Из района Радом, Красник конная масса, ворвавшись в долину р. Сан, могла смять части группы Куммера и левый фланг австрийской 1-й армии. Более того, даже пассивное расположение конных масс в районе Кельцы, Радом, Красник поставило бы австрийцев под угрозу флангового удара со стороны русской кавалерии в случае наступления австрийской 1-й армии на восток. При подобном же способе использования кавалерии на левом (южном) фланге фронта конный корпус или 2 корпуса, брошенные южнее Львова, встретили бы подходившие с Сербского фронта войска австрийской 2-й армии и заставили бы их разворачиваться значительно западнее.

Ход Галицийской битвы стал бы совершенно иным – с более серьезными и решительными стратегическими последствиями.

Автор: Олейников Алексей

Источник