Океанский хищник «Миоко»

В тот день 356 подземных толчков с магнитудой до 8 баллов по шкале Рихтера полностью уничтожили японскую столицу. Не менее серьезно пострадали пригороды. Число оказавшихся под завалами и в пламени пожаров пострадавших превысило 4 миллиона человек. Великое землетрясение Канто стало причиной бесчисленных затруднений, одним из которых было разрушение верфей, на которых строились корабли для Императорского флота. Стоявший на стапеле в Йокосуке авианосец (бывш. линейный крейсер) “Амаги” был превращен в груду обломков.

Что было дальше?

Прошла пара десятилетий, и как раз к началу битвы за Мидуэй японские министры доложили со спокойным лицом, что новых кораблей нет. Верфи утеряны. Времени для восстановления промышленности после страшного катаклизма 1923 года попросту не хватило. Крейсера и авианосцы в текущую Госпрограмму вооружений не включены, они будут заложены ориентировочно после 1950 года. А вы там держитесь.

Японцам подобная альтернатива покажется оскорбительной и невозможной.

Военно-морской арсенал в Йокосуке был восстановлен за один год.

25 октября 1924 г. на его стапель была положена закладная секция крейсера №5.

Спустя три года 200-метровый корпус был спущен на воду, а еще через пару лет, летом 1929 года, он превратился в тяжелый крейсер “Миоко”. Головной корабль в серии из четырёх ТКР, будущих легенд Императорского флота.

Сами японцы объясняют столь долгую постройку высокой загруженностью верфи. Приоритет имела другая программа. Одновременно с “Миоко” на соседнем стапеле арсенала велась перестройка линкора “Кага” в авианосец (вместо разрушенного землетрясением “Амаги”).

Это были не только сильнейшие крейсеры своего времени. ТКР “Миоко” — образец мастерства и в определенной степени укор для современных конструкторов.

В наши дни ни один из строящихся кораблей не обладает столь могучей силовой установкой, какая стояла на “Миоко”. Паровые турбины “Кампон” развивали мощь, сравнимую с ГЭУ атомного “Орлана”!

При двойной разнице в размерах и полувековом отличии в возрасте этих кораблей.

На практике один из представителей серии, тяжелый крейсер “Асигара”, сумел развить 35,6 уз. при мощности силовой установки 138 692 л.с.

Вопрос не в том, нужны ли современным кораблям эти 35 узлов. Проблема связана с массой и габаритами механизмов ЭУ, которые были размещены внутри корпуса “Миоко”. При всем несовершенстве технологий 1920-х гг. и жестких международных ограничениях на водоизмещение кораблей.

Общая масса 12 котлов (625 т), четырех турбоагрегатов “Кампон” (суммарно 16 турбин высокого и низкого давления, 268 т), редукторов (172 т), трубопроводов (235 т), рабочих жидкостей (вода, масло 745 тонн) и различного вспомогательного оборудования составила 2730 тонн.

Ввиду того, что турбины 1920-х гг. не обладали эффективностью котлотурбинных установок конца ХХ в., конструкторам “Миоко” пришлось добавить к основным механизмам две турбины крейсерского хода (2 х 3750 л.с.). Сразу возникло затруднение: крейсер имел 4 линии гребных валов, в то время как вспомогательные турбины вращали только два (внешних) винта. Пришлось установить дополнительный электродвигатель, проворачивающий внутренние гребные винты на крейсерском ходу, делая их гидродинамически нейтральными.

Достоинством такой схемы стала экономичность.

При максимальном запасе нефти (2,5 тыс. тонн) дальность плавания экономическим ходом (14 уз.) на практике составляла ~7000 миль. Показатели автономости “Миоко” соответствуют лучшим современным кораблям с обычной, неатомной ГЭУ.

Серьезным недостатком (помимо сложности) считалась задержка при переходе с крейсерского на полный ход. Переключение с двух валов на четыре с соединением всех необходимых муфт и запуском турбоагрегатов было процессом далеко не быстрым. В бою это обстоятельство могло стать роковым. Однако на тот период особого выбора у японцев не было.

Оружие самурая — меч, смысл жизни — смерть

Пять двухорудийных башен ГК — это не европейский стандарт 4х2 и даже не американский 3х3. По огневой производительности единственным зарубежным аналогом “Миоко” среди кораблей союзников была только “Пенсакола”.

Главный калибр — 200 мм. После модернизации — 203 мм.

Японские 203/50 Тип 3 №2 проектировались как орудия двойного назначения. В результате, так и не став системами ПВО, они превратились в одни из лучших восьмидюймовых пушек своей эпохи. Масса ББ снаряда — 125 кг.

Величественная “пирамида” из трёх носовых башен была визитной карточкой Императорского флота. Еще две башни прикрывали кормовые углы.

5 башен, 10 стволов — неполный список ударного оружия.

Японцы делали ставку на вееры торпед, расчертивших море на сектора смерти. По мнению адмиралов, дальнобойные торпеды станут козырной картой при встрече с более многочисленными американскими крейсерами. В отличие от европейских, крейсеры ВМС США были полностью лишены торпедного вооружения, всецело полагаясь на свою артиллерию. По которой они так же уступали японцам.

Каждый японский ТКР нес по четыре ТА — 12 пусковых труб (4х3) для запуска кислородных торпед калибра 610 мм. Полный боезапас на борту — 24 торпеды.

За уникальные характеристики, союзники прозвали их “длинными копьями”. Скоростные характеристики этих боеприпасов (макс. 48 уз.), дальность хода (до 40 км), мощность боевой части (до полтонны взрывчатки) вызывают уважение даже в нашем веке, а 80 лет назад они вообще казались научной фантастикой.

Но, как показал боевой опыт, из-за неудачного расположения ТА и зарядного отделения в незащищенных помещениях под верхней палубой торпеды представляли большую опасность для самих крейсеров, чем для противника.

Универсальный калибр — 6х1 орудий калибра 120 мм, после модернизации — 4х2 калибра 127 мм.

Зенитное вооружение — непрерывно усиливалось на протяжении всего периода службы. Начавшись с пары пулеметов Льюиса, к лету 1944 г. оно возросло до 52 автоматических зениток калибра 25 мм (4х3, 8х2, 24х1). Однако, больше число стволов, в значительной степени, нивелировалось слишком скромными характеристиками японских автоматов (боепитание из 15-зарядных магазинов, низкая скорость наведения в обеих плоскостях).

Как и все крейсеры того периода, ТКР “Миоко” несли авиагруппу в составе двух разведывательных гидросамолетов.

Средства обнаружения и управления огнем находились на восьми платформах боевой рубки. Вся коробчатая конструкция возвышалась над уровнем моря на 27 метров.

Океанский хищник «Миоко»

Бронирование

Как и все договорные “вашингтонцы”, японские ТКР имели минимальную защиту, неспособную защитить корабль от большинства угроз того времени.

Главный пояс толщиной 102 мм, при длине 82 м и ширине 3,5 м, обеспечивал защиту котельных и машинных отделений от снарядов калибра 6’’. Погреба боезапаса были дополнительно защищены поясами длиной 16 метров (в носу) и 24 метра (в кормовой части крейсера).

Что касается горизонтальной защиты, то сопротивляемость бронепалуб толщиной 12…25 мм (верхняя) и 35 мм (средняя, она же главная) в комментариях не нуждается. Максимум, что она могла, — выдержать попадание 500 фн. фугасной авиабомбы.

Орудийные башни ГК имели лишь номинальную, противоосколочную защиту толщиной в 1 дюйм.

Толщина барбетов — 76 мм.

Боевая рубка отсутствовала.

С другой стороны, присутствие 2024 тонн броневой стали (суммарная масса элементов защиты “Миоко”) не могло остаться незамеченным. Даже такая скромная защита способствовала локализации боевых повреждений и гарантировала крейсеру достаточную боевую устойчивость, чтобы дожить до конца войны.

Броневые плиты, формирующие бронепояс и главную бронепалубу, входили в состав силового набора, увеличивая его продольную прочность.

Модернизации

К моменту окончания службы ТКР “Миоко” представлял совершенно другой корабль, мало похожий на тот крейсер, который вступил в строй в 1929 году.

Единственное, что изменилось, — это всё!

Облик (форма дымовой трубы). Вооружение (поменялось полностью). Силовая установка (замена эл. двигателя, вращавшего валы на крейсерском ходу, на более надежную паровую турбину).

Был усилен силовой набор — в 1936 году на “Миоко” вдоль продольного набора корпуса приклепали четыре стальные полосы толщиной 25 мм и шириной 1 метр. На всю длину корпуса.

Для компенсации ухудшения остойчивости из-за перегруза, после установки нового оборудования, на крейсерах смонтировали 93-метровые були (ширина на миделе 2,5 м), также выполнявшие роль противоторпедной защиты. В военное время предполагалось их заполнение обрезками стальных труб.

Слабые места

Классическим недостатком всех японских крейсеров называют опасный перегруз и, как следствие, проблемы с остойчивостью. Но что значили различные коэффициенты без привязки к действительности? Кто устанавливал “норму”?

Четверка “Миоко” прошла сквозь вихри войны, и, несмотря на многочисленные боевые повреждения и затопления, продержалась до самого конца. В 1935 году, в ходе “Инцидента с четвертым флотом”, из-за ошибки метеорологической службы, все четыре крейсера прошли через тайфун, где высота волн достигала 15 метров. Была повреждена надстройка, под ударами волн в нескольких местах разошлись листы обшивки, возникли течи. Однако, крейсеры не опрокинулись и вернулись в базу.

Если японские моряки могли воевать на своих кораблях, выживая в самых экстремальных условиях, — означает, что значение высоты метацентра 1,4 метра было приемлемым. А идеальных параметров не существует

То же самое касается условий обитаемости на борту. Боевой корабль — не курорт, здесь жалобы исключены. Тем более во времена Второй мировой.

По-настоящему серьезной проблемой являлось неудачное хранение кислородных торпед. Самый взрывоопасный и уязвимый элемент крейсера практически не имел защиты, потому шальное попадание осколка в незащищенный ТА грозило катастрофой (гибель ТКР “Микума” и “Тёкай”).

Еще на этапе проектирования специалисты высказывали мнение о возможности отказа от торпедного оружия, ввиду его опасности для самих крейсеров. Которым, в силу своего назначения, приходилось часами идти под огнем противника — и тут такой “сюрприз”.

На практике, когда ситуация накалялась до предела, а вероятность применения торпед по назначению стремилась к нулю, японцы предпочитали сбросить их за борт, во избежание тяжелых последствий.

Другим недостатком, снижавшим боевую эффективность, была слабость (а по большей части отсутствие) радиолокационных средств. Первые РЛС общего обнаружения Тип 21 появились на крейсерах только в 1943 году. Впрочем, этот недостаток никак не связан с просчетом в конструкции, а всего лишь отражает уровень японских достижений в области радиолокации.

Боевая служба

Крейсеры принимали участие в кампаниях по всему Тихоокеанскому ТВД — Ост-Индия и Индонезия, Курилы, Коралловое море, Мидуэй, Соломоновы о-ва, Марианские о-ва, Филиппины. На четверых — свыше 100 боевых заданий.

Морские бои, прикрытие конвоев и десантов, эвакуация, обстрелы побережья, перевозка солдат и военных грузов.

Собственно, война для них началась значительно раньше нападения на Перл-Харбор. Уже в 1937 году крейсеры были привлечены к переброске японских войск на территорию Китая. Летом 1941 года “Миоко” поддерживали вторжение во французский Индокитай.

Все четыре крейсера типа «Миоко»на стоянке в Беппу. По японской традиции, число полос на передней дымовой трубе соответствует номеру крейсера в дивизионе

В ходе первого сражения в Яванском море ТКР “Хагуро” сумел потопить торпедами и артогнем два крейсера (“Ява” и “Де Рейтер”), эсминец “Кортенаер”, повредив еще один тяжелый крейсер союзникв (“Эксетер”).

ТКР “Нати” отличился в бою у Командорских островов, серьезно повредив крейсер “Солт Лейк Сити” и эсминец “Бейли”.

Во время сражения у острова Самар (10.25.1944) крейсеры этого типа совместно с др. кораблями японского диверсионного соединения потопили эскортный авианосец “Гамбиер Бэй” и три эсминца. Если бы взрыватели японских снарядов имели чуть меньшее замедление, то боевой счет мог пополниться еще добрым десятком трофеев. Так, после боя только на одном АВ “Калинин Бэй” было зафиксировано 12 сквозных пробоин от восьмидюймовых снарядов японских крейсеров.

Из боевой хроники “Миоко”:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

− 1 = 3

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: