Как Русь планировали сделать «леном св. Петра»

После подавления Киевского восстания, князь Изяслав Ярославич вскоре
снова был изгнан из Киева. Он опять бежал на Запад и просил помощи у
польского князя Болеслава, германского императора и римского папы.
Владыка римского престола Григорий VII обещал помочь Изяславу, чтобы
превратить Русь в «лен св. Петра».

Восстание 1068 года

В
Киеве продолжало нарастать недовольство княжеской властью и боярами.
Государевы люди постарались переложить все тяготы войны (война с
Всеславом и поход на мятежный Херсонес, в интересах византийского
императора) на простых людей. Княжеские люди собирали людей, лошадей,
деньги и продовольствие. А почти всю добычу, добытую в походах, получил
тысяцкий и другие приближенные князя. Рядовым ратникам и семьям погибших
воинов почти ничего не досталось. Хотя раньше князья обычно были щедры к
простым воинам, они получали долю добычи, княжеские подарки, князья
устраивали пиры, угощения, выделяли часть трофеев для вдов и сирот
погибших.

Катализатором, который привёл к взрыву, стало вторжение половцев. В
конце лета 1068 года богатырские заставы сообщил, что из степи идёт
вражеское войско. Князья Изяслав, Святослав и Всеволод подняли дружины,
но пехотные рати собирать не стали, чтобы не терять времени. Врага
решили встретить на дальних подступах, выехали к реке Альте. И тут
поняли, что совершили ошибку, половцев было очень много. Это не был
обычный набег, они собрали большую рать. Тем не менее, русские князья
решили атаковать, ночью, пытаясь посеять панику в рядах противника. Но
половцы разобрались, что русских меньше, оправились, стали окружать
княжеские дружины. Братья прорубили себе путь назад, но от Переяславля
были отрезаны. Святослав отступил в Чернигов, защищать свой город.

Изяслав
и Всеволод прибыли в Киев, затворились. Лавина половцев шла следом.
Русская земля не была готова к вторжению, селения жгли, массы людей
попали в полон. Тогда киевляне собрали вече и послали сказать князю:
«Вот половцы рассеялись по всей земле, дай, княже, оружия и коней, и мы
ещё будем биться с ними». Киев тогда был красивым и большим городом. На
основании археологических данных он имел более 8 тыс. усадеб и более 50
тыс. населения. Киев значительно превосходил по числу жителей крупнейшие
города средневековой Европы. Только Царьград-Константинополь был
больше. Поэтому Киев мог выставить большое ополчение.

Однако
окружение князя боялось вооружать народ. Знали, как люди озлоблены
против бояр и ростовщиков. Опасались восстания. Киевляне поняли, почему
их не вооружают, не дают биться с врагом. Толпа забурлила. Разъяренные
люди разгромили двор тысяцкого. После тысяцкого вспомнили великого
князя. Мол, зачем нам такой слабый и трусливый князь? Вспомнили, что
темнице томится другой князь – Всеслав Брячиславич и его люди и сказали:
«Пойдём освободим дружины свою из погреба». Неправедно обиженный,
невинно пострадавший Всеслав казался хорошим кандидатом на место князя.
Бояре стекались в палаты великого князя, совещались. Некоторые
предлагали, пока не поздно убить Всеслава. Но Изяслав на это не решился.
Простые люди освободили Всеслава. Изяслав и Всеволод бежали. Всеволод
уехал к себе с Переяславль. Изяслав бежал в Польшу, надеясь найти
поддержку при польском дворе. Тем временем третий брат Ярославич –
Святослав, со своими подданными ссориться не стал, вооружил горожан и в
яростном сражении отбросил половцев от Чернигова, преследовал
противника, многих перебил.

В результате на Руси сложилось
странное положение. Полоцкий князь Всеслав Брячиславич сидел на киевском
столе, Святослав и Всеволод в своих уделах. Но братья Изяслава не
спешили выступить против полоцкого князя, видимо, осознавая, что в
восстании виноват сам Изяслав и его окружение. Мол, сам заварил кашу,
сам и расхлебывай. Польский князь Болеслав был готов воевать. Но
вельможным панам нужны были средства. Изяслав предложил полякам богатые
Червенские города с соляными копями, свинцовыми и железными рудниками. В
1069 году Болеслав с армией выступил на Киев. Киевляне были готовы
биться, исполчились и вышли к Белгороду. Однако князь Всеслав, чувствуя
неустойчивость своего положения, тайно, ночью, бросил войско у Белгорода
и бежал в родной Полоцк. Утром войско узнало, что осталось без вождя и
отступило к Киеву.

Киевляне, опасаясь мести Изяслава и его
людей, молили Святослава и Всеволода вступиться за «мать городов
русских». Святослав и Всеволод не могли воевать за восставших против
брата, но и вторжение польской армии им было не нраву. Князь Святослав
согласился стать посредником и предложил компромисс. Киев покориться
Изяславу, но тот простит горожан. На престол вернётся только со своими
людьми, поляки уйдут домой. Обе стороны приняли эти условия, целовали
крест. Киев открыл ворота. Но великий князь обманул горожан. Он отпустил
только часть польской армии, Болеслав с другой частью войска остался. В
Киев же первым вошёл сын великого князя Мстислав, который никаких клятв
не давал. На головы горожан обрушились репрессии. 70 предводителей
горожан были казнены, многих ослепили и побросали в ямы. Изяслав не
хотел расставаться с поляками, он видел в них опору против враждебного
окружения. А польский король был не против. Польские историки писали,
что он был пленен великолепием Киева и «любезностью русских женщин».
Польские войска расквартировали в Киеве и окрестностях. Это вызвало
недовольство русских, поляки вели себя как завоеватели, с местными не
церемонились, брали всё, что хотели, хватали женщин.

В итоге
повторилась та же история, что и полвека назад. «И распущя ляхы на
покорм, — сообщает русская летопись, — и избиваху ляхы отай, и
възвратися в Ляхы Болеслав, в землю свою». Болеслав обиделся, он считал
себя благодетелем Изяслава, а тут его людей стали избивать. Польский
князь поругался с Изяславом и увел оставшихся людей на родину.

Новое изгнание Изяслава

Поляки
ушли и Изяслав потерял поддержку. А его братья были не в восторге от
случившегося. Изяслав пошёл на уступки. Святославу отдал Новгород с его
доходами, черниговский князь перевёл туда сына Глеба. Всеволоду киевский
князь отдал Смоленск, туда сел княжить Владимир Всеволодович Мономах.

Продолжался
конфликт с князем Всеславом. Зимой 1069 года большое войско опять пошло
на Белую Русь, взяло Полоцк. Изяслав посадил в Полоцке своих сыновей.
Но Всеслав не сдавался, ускользал от прямых ударов, контратаковал. Снова
попытался взять Новгород, но неудачно. Князь Глеб и новгородцы рассеяли
ополчение Всеслава. А Изяславичи показали себя в Полоцке плохо.
Мстислав, как и в Киеве, прославился расправами. Но быстро умер при
неясных обстоятельствах. Сменивший его Святополк Изяславич был «бык яр и
лют». Как отмечал историк Татищев: «При том был восьми сребролюбив и
скуп». Жестокий и жадный, для Святополка и его дружинников Полоцкая
земля была добычей, а не родным домом и ней и относились соответственно.
Вели себя как захватчики, грабили, притесняли местных жителей,
бесчестили женщин. В итоге захватчики получи партизанскую войну. Князя
Всеслава Вещего поймать не смогли, местные жители поддерживали его,
скрывали, кормили, пополняли его отряды.

Обострились отношения с
прежним союзником польским князем Болеславом. Изяслав пообещал
польскому союзнику Червонную Русь за военную поддержку в деле
возвращения Киева. Поляки хотели занять русские города, но горожане
затворились. Дело запахло новой войной. Болеслав обратился к великому
князю. Дал слово – выполняй. Но Изяслав увиливал. Он не мог выполнить
обещание: отдать русские города полякам. Это вызвало бы недовольство
подданных и его князей-братьев. Разъярённый Болеслав начал войну.
Изяслав выступил в поход, но был разбит. Поляки заняли Червенские
города, сожгли Берестье (Брест). Изяслав, что прикрыться от поляков,
послал на Волынь молодого князя Владимира Всеволодовича Мономаха.
Решительный и воинственный Мономах не подвёл. Сначала наладил оборону,
связался с жителями оккупированных поляками русских городов, а затем
внезапным ударом отбил Червонную Русь. Города сдавались почти без
сопротивления, русские переходили на его сторону. В короткий срок
Владимир вернул утраченные земли.

Тем временем Изяслав
проигрывал войну за Полоцкую землю Всеславу. В 1071 году Всеслав выгнал
из Полоцка Святополка Изяславича и окончательно в нем утвердился.
Поражения от поляков и полков Всеслава снова подорвали положение
Изяслава. К тому же пока основные силы Киева бессмысленно гибли на
севере в борьбе с князем-оборотнем, половецкая конница разоряла Киевские
земли. Траты на войну, поражения, разорение земель, хищения и воровство
княжеских и боярских тиунов снова привели Киев на грань восстания.
Киевляне стали смотреть в сторону более успешного князя Святослава
Ярославича. С одними половцами у Святослава был мир, другие — его
боялись. Из Киевщины на Черниговщину стали уходить дружинники, горожане и
крестьяне. Даже киевские бояре стали предлагать Святославу занять Киев.
Мол, его тут примут с радостью.

Чашу терпения переполнил союз
Изяслава с недавним врагом – Всеславом. В 1073 году Изяслав Ярославич
вступил в переговоры с Всеславом Полоцким, посулил ему Смоленск. Братья
Ярославичи немедленно пошли на Киев и потребовали от него оставить
киевский стол. Изяслав не смог оказать сопротивление, так как город был
на грани восстания. Нагрузил обозы многими богатствами и уехал на запад,
сказав: «С этим добуду себе воинов». Великим князем стал Святослав. В
годы его недолгого правления (до 1076 года) наступил долгожданный мир.
Половцы присмирели. Всеслав Вещий нарываться на войну с сильным воителем
не стал. Киев был в восторге от нового князя. Уделы были распределены в
соответствии с лествицей. Всеволод перешёл в Чернигов. Владимир
Всеволодович остался во Владимире-Волынском, прикрывая Русь от Польши.

Возвращение Изяслава

Сначала
Изяслав снова попытался найти поддержку у Болеслава. Но Болеслав, помня
уроки 1069 года, как его нелюбезно встретили в Киеве и обманули с
прикарпатскими городами, отказал Изяславу и выгнал его вон. При этом
Изяслава ограбили, в компенсацию за прошлые расходы. Болеслав предпочёл
пойти на переговоры со Святославом, которые закончились в 1074 году
подписанием союза между Русью и Польшей. Изяслав двинулся дальше, в
Германию. Просил помощи у германского императора Генриха IV. Князь
пообещал признать себя вассалом Второго рейха, платить дань, если
император поможет снова занять киевский стол.

Стоит отметить,
что в это время в Западной Европе был серьёзный конфликт между папским
престолом и Германской империей (т. н. борьба за инвеституру). Папа
Григорий VII выпустил программный трактат «Диктат папы». Цель была
глобальная – всемирная теократическая монархия. Римский первосвященник
планировал стать «царем царей», ему должны были подчинять все
императоры, короли и князья. Выше папы римского стоял только Бог. Все
европейские государства провозглашались «леном св. Петра», то есть
вассалами Рима. Но для того чтобы реализовать такую амбициозную задачу,
необходимо было реформировать церковь, погрязшую в стяжательстве,
распутстве и других грехах. Церковь должна была стать могущественным
инструментом, оружием в руках пап. Преобразовывались монастыри, в них
вводились строгие уставы. Чтобы должности не передавались по наследству,
для духовенства вводился строгий целибат (безбрачие). Тех, кто не
принимал новые правила, изгоняли. Папа Григорий VII начал наводить
порядок и выступил против светской инвеституры для архиепископов,
епископов и аббатов, то есть права императора и королей назначать
духовных феодалов (иерархов). Папа нацелился вывести церковную
организацию из подчинения светским монархам.

Понятно, что такая
политика встретила мощное сопротивление. Против неё выступил германский
император, который не собирался становиться вассалом папы. Наоборот, он
сам претендовал на власть над Римом. Бунтовали многие монастыри, не
желающие железной дисциплины. Новых настоятелей изгоняли и даже убивали.
Архиепископы и епископы (духовные феодалы) избивали, изгоняли или даже
вешали папских посланцев, не желая расставаться с земельными
пожалованиями от монархов, женами и семьями. Но и у Рима нашлось
достаточно сторонников, особенно светских феодалов. Получилось
интересное разделение. Многие церковные феодалы поддержали императора, а
светские – папу, так как не желали сильной императорской власти. Папа
Григорий учил, что феодалы имеют полное право свергнуть императора,
который не признает власть Рима.

Этот конфликт использовал в
своих интересах и польский князь Болеслав. Ещё в 1072 году он отказался
признавать себя вассалом римского императора и платить ему дань. В 1074
году польский владыка начал переговоры с римским престолом. Он объявил
Польшу леном римского престола и начал платить дань (т. н. «гроша св.
Петра»), принял обязательство военной службы. В 1075 году в Польшу
прибыли римские легаты с целью реформирования польской церкви в духе
взглядов папы Григория. Польша стала готовиться выступить против
Германии и поддержала борьбу саксонских феодалов против императора. В
1076 году Болеслав при поддержке войск князя Святослава (в поход ходил
князь Владимир Мономах) снова воевал с императором Генрихом IV и с
Чехией, которая в это время встала на сторону империи.

В эту
кашу и попал изгнанный князь Изяслав Ярославич. Германский император
Генрих не мог организовать поход на Русь, он вёл борьбу с Римом и
мятежными феодалами, на пути к Киеву лежали враждебные Польша и Венгрия.
Но очень уж заманчиво было получить своего князя в Киеве, поставить под
контроль огромную и богатую русскую державу. Поэтому император подарки
Изяслава взял и направил в Киев послов. Они грозно потребовали от
Святослава вернуть престол брату, а в противном случае угрожали войной.
Понятно, что эти требования Святослава не смутили. Второй рейх не имел
реальных возможностей угрожать Руси, пока Польша была нашим союзником.
Гостей вежливо выслушали, одарили и отправили восвояси.

Тогда
князь Изяслав решили найти общий язык с Римом. Послал к папе своего сына
Ярополка Изяславича. Он от имени отца целовал папскую туфлю, отдавал
Русь под власть «царя царей» Григория VII, даже выразил готовность
принять католическую веру. Об аудиенции Ярополка у папы римского
сохранились документы в Трирском псалтыре, в котором есть и миниатюрный
портрет Ярополка и его супруги Ирины. Римский папа был в полном
восторге. Римский престол давно лелеял агрессивные планы против Руси. А
тут такой удобный случай. Папа короновал в Риме королевской короной
Ярополка и предоставил ему лен святого престола на Русское королевство
(булла папы от 17 апреля 1075), по которой власть в Киеве должна была
принадлежать Изяславу и его сыну Ярополку. Через три дня после написания
этой буллы папа обратился с посланием к польскому королю Болеславу, в
котором упрекал его за ограбление Изяслава и приказал оказать помощь
Изяславу.

В переговорах между Изяславом и Болеславом приняли
участие папские легаты. Обещание Болеслава Смелого помочь Изяславу
отбить киевский стол было, очевидно, одним из условий Рима на коронацию
польского князя. Окончательно соглашение между князьями было достигнуто
осенью 1076 года, накануне коронации Болеслава. Получение Болеславом
королевской короны означало, что Польша стала независимым от Германии
государством. Правда, Болеславу в это время было не до войны с Русью.
Как уже выше отмечалось, он вёл борьбу со Вторым рейхом. Против Польши
выступила Чехия (германский вассал). Болеславу пришлось просить помощи у
великого русского князя Святослава. Тот оказал помощь – направил
дружины Владимира Мономаха и своего сына Олега. Русско-польские войска в
пух и прах разгромили германских и богемских рыцарей. Чехия запросила
мира, выплатила большую дань.

Таким образом, положение великого
князя Святослава в Киеве было прочным. Болеслав не имел возможности
немедленно поддержать Изяслава, так как был связан войной с Священной
Римской империей, а Русь его поддерживала. Однако тут Изяславу повезло. В
декабре 1076 года князь Изяслав Ярославич внезапно скончался. Занявший
киевский стол Всеволод Ярославич оказался в тяжелом положении. Снова
зашевелились в степи половцы. Начался следующий этап борьбы Всеслава
Брачиславича с Ярославичами. Всеслав совершил поход в Новгородскую
землю. А польский король Болеслав немедленно забыл о союзе с Русью и как
Святослав ему помогал против империи. Он дал Изяславу войско, помог
набрать наемников.

В 1077 году Изяслав пошёл на Киев. На Волыни
он разбил дружины Олега Святославича. Всеволод Ярославич собрал рать и
закрыл дорогу на Киев Изяславу. В это время Борис Вячеславич (племянник,
сын Вячеслава Ярославича) захватил Чернигов. Драться братья не стали.
Всеволод предложил переговоры, осторожный Изяслав согласился. Всеволод
предложил уступить киевский престол, а Изяслав отправлял поляков и
наёмников восвояси. Таким образом, Изяслав сел в Киеве в третий раз. А
Всеволод вернулся в Чернигов (князь Борис, узнав, что воевать братья не
стали, сбежал), при этом получил и Переяславль.

Третье правление
Изяслава было недолгим. О своём обещании перейти в католицизм и
подчинить Русь римскому престолу великий князь благоразумно забыл.
Продолжалась борьба с Всеславом. Ярославичи организовали два похода на
Полоцк, пригласив на помощь половцев. В 1078 году началась новая
междоусобная война. Против дядей — Изяслава и Всеволода — восстали их
племянники Олег Святославич и Борис Вячеславич, недовольные своим
положением. Их базой стала далекая Тмутаракань. Соединившись с
половцами, они разбили Всеволода на р. Сожице. Всеволод бежал за помощью
в Киев. Изяслав поддержал брата: «Если будет нам часть в Русской земле,
то обоим. Если будем лишены её то оба. Я сложу голову свою за тебя»
(так и вышло). Вскоре соединенное войска князей Изяслава, его сына
Ярополка, Всеволода и его сына Владимира Мономаха выступило против
обидчиков.

Когда Борис и Олег узнали, что против них идёт
большая рать, у них не было сил для открытого сражения. Половцы и
наемники растеклись по Русской земле, занимались грабежом. Поэтому
князья-изгои ушли из Чернигова, собирать войска у половцев и в
Тмутаракани. Но Чернигов отказался впустить законных князей, там любили
своего бывшего князя Святослава и его сына Олега, приготовился держать
оборону. Пока войска Ярославичей осаждали Чернигов, прибыли со свежими
силами Олег и Борис. Войско Изяслава и Всеволода (руководил самый лучший
полководец Владимир Мономах) развернулось против князей-изгоев. Князь
Олег выразил сомнение в возможности противостоять такой силе и предлагал
переговоры. Но Борис сказал: «Видишь, я готов, стану против них всех».
Решающее сражение на Нежатиной Ниве произошло 3 октября 1078 года. Сеча
была злая. Первым погиб похвалявшийся Борис. Князья-изгои потерпели
поражение. Великий князь был смертельно ранен в этой битве. Его брат
Всеволод снова занял киевский стол, и сохранил за собой Чернигов.

Как Русь планировали сделать
Христос венчает Ярополка и Кунигунду-Ирину. Миниатюра из Трирской Псалтири, XI век

Поражение Болеслава

Польский
король Болеслав ненадолго пережил своего союзника князя Изяслава. Пока
он отвлекался на борьбу с империей и поддержку князя Изяслава, в самой
Польше зрел заговор знати, поддержанный Германией и Чехией. Крупные
польские феодалы не желали терпеть над собой сильную королевскую власть.
Среди недовольных были и духовные феодалы, не желающие усиления папской
власти над собой и раздраженные политикой Болеслава, который пошёл на
союз с папой Григорием. На сторону недовольных светских и духовных
феодалов перешёл и младший брат самого Болеслава – Владислав Герман.
После казни обвинённого Болеславом II в измене епископа краковского
Станислава (11 апреля 1079 года) в стране начался мятеж магнатов. Во
главе восстания встал младший брат короля князь Владислав Герман. При
помощи чешского князя Вратислава Владислав Герман захватил Краков.
Болеслав II Смелый был свергнут с трона и изгнан из Польши. Он был
вынужден бежать в Венгрию и умер в изгнании спустя два года. Престол
занял мятежный брат Болеслава, Владислав I Герман.

В отличие от
своих предшественников Владислав I не был сильным и авторитетным
правителем и полностью подчинился диктату крупной знати. Власть крупных
светских и духовных феодалов серьёзно возросла, они имели собственные
дружины. В результате польский монарх утратил контроль над значительной
частью армии страны. В области внешней политики он подчинялся Второму
рейху. На востоке вёл затяжные войны с русскими князями, но без успеха.
Полным крахом закончились польские походы в Западное Поморье.
Одновременно резко усиливается тенденция к феодальной раздробленности.
Уже при жизни Владислав пошёл на раздел страны со своими сыновьями. По
договору 1097 г. князь передавал своему старшему сыну Збигневу часть
Великой Польши, а младшему сыну Болеславу Силезию. Сам Владислав I
оставался верховным князем. Уже в 1098 г. война князя со своими детьми
возобновилась. Збигневу и Болеславу удалось разбить войска Владислава
Германа и в 1099 г. принудить отца к новому разделу страны: Збигневу
досталась оставшаяся часть Великой Польши, Куявия и Серадзко-ленчицкая
земля, а Болеславу Малая Польша с Краковом. Под властью князя Владислава
осталась лишь Мазовия.

Автор: Самсонов Александр

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

+ 18 = 26

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: