Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

«Пришла пора, чтоб истинный мудрецО разуме поведал наконец.Яви нам слово, восхваляя разум,И поучай людей своим рассказом.Из всех даров что разума ценней?Хвала ему – всех добрых дел сильней».

Фирдоуси. «Шахнаме»

Предыдущий материал «Рыцари из «Шахнаме» (https://topwar.ru/111111-rycari-iz-shahname.html) вызвал большой интерес читателей TOPWAR, которые активным образом принялись дискутировать относительно того, кто есть рыцарь, а кто феодал, и чем они все отличаются друг от друга. Естественно, что прежде всего вызвали интерес «рыцари Востока», то есть, а как это было там? А там было так, что тяжеловооруженные всадники-клибанарии из Сасанидской державы и сопричастных ей землях Закавказья и Средней Азии представляли собой военно-служилую знать, представители которой назывались азадами (что на персидском языке означало «свободный», «благородный»). Разумеется, их доспехи и оружие по стоимости были сопоставимы с европейскими. То есть, если IX-XII вв. оружие рыцаря и его доспехи (вместе с конем) в Европе могли стоить 30 — 45 коров [1, с. 3], то и на Ближнем и Среднем Востоке тяжеловооруженной коннице тоже могли служить лишь те, кто имел соответствующее земельное владение, ибо только так он мог его купить. При этом нужно различать ранее рыцарство и позднее. Говоря о раннем, английские историки К. Грветт и Д. Николь писали, например, что оно еще не успело нажить спеси и заносчивости, и что рыцарь, это, прежде всего, человек с которого много спрашивается и который много упражняется с оружием [2, c. 23].

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Рисунок из книги автора «Рыцари Востока», опубликованной издательством «Поматур» в 2002 году. Автор рисунка художник В. Корольков. Несмотря на некоторую условность и нарочитую «детскость» изображения, все детали снаряжения переданы вполне достоверно и четко.

В III-VII вв. в Сасанидской державе доминирующими были две формы земельного держания: дастгирд – наследственная и хвастаг – условная [3, с. 91 — 92.]. Крупные феодалы владели землей по праву дастгирда, средняя и мелкая знать по праву хвастага. Азады причислялись ко второй категории и относились к асварам, то есть «всадникам» [3, с. 77 – 78]. Существовал особый «Список всадников», то есть держателей земли на основе хвастага. Землю асвар не мог передавать по наследству, и хвастаг после смерти асвара мог быть передан его сыновьям только в том случае, если они соглашались остаться в этом «Списке» [3, с. 230, 359 – 360]. Если человеку давали хвастаг, то он автоматически получал и привилегированное общественное положение, хотя и среди асадов равенства не было. Была иерархическая система, в которой разные категории азадов имели свои «азад-намэ» – соответствующие грамоты об их привилегиях. Но понятно, что все азады считались воинами (по-персидски – артештаран) [5, с. 76 — 77].

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

А вот это миниатюра из Шираза – «Шахнаме» 1560 года. Очень наглядно воспроизведены мельчайшие детали вооружения. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Попасть в число асадов, не имея при этом состояния, а рассчитывая лишь на свои военные способности, мог только лишь человек весьма незаурядный, а простым земледельцам путь в него был закрыт. То есть это была закрытая каста и у нее появилась и своя символика, и своя мораль. Асад должен был, например, не только мастерски владеть различным оружием, но и уметь играть в конное поло и в шахматы.

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Знаменитый рельеф Ардашира в Фирусабаде. На нем изображены воины в кольчугах, сидящие на конях, одетых в попоны, 224 и 226 гг. н.э.

Восточная геральдика тоже появилась у асадов. На их щитах помещались изображения животных, которые имели символическое значение, а Сасаниды при раздаче наследственных ленов некоторым местным феодалам вручали особую одежду с фигурой животного, поэтому этих феодалов соответственно и называли. Например, Вахраншах – «князь-вепрь, Ширваншах – «князь-лев, Филаншах – «князь-слон», Аланшах или «князь-ворон». Поэтому можно вполне считать, что уже VIII в. по крайней мере в районе Персии и прилегающих к ней земель восточное рыцарство совершенно точно существовало. Но тут начались арабские завоевания и «варваризация» и сасанидского, и закавказского, и также среднеазиатского военно-феодальных обществ. Основной силой армии завоевателей являлись легковооруженные всадники, что в VIII-X вв. существенно снизило роль тяжеловооруженной конницы. Впрочем, задержка эта в истории восточного рыцарства была лишь временной, поскольку те же арабы очень быстро учились у покоренных народов. Например, столкнувшись с аййарами (по-перс. «товарищ») — вооруженными слугами асадов, сделали такую форму корпоративного объединения основой и для своих собственных аналогичных формирований [6, c. 101-112].

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Вполне рыцарским было и вооружение многих других восточных народов даже на весьма ранних стадиях своего развития. Автор рисунка художник В. Корольков.

Если сопоставить модели феодальной системы на Западе и на Востоке, то можно заметить явные совпадения и в военной, и также в социально-экономической истории как стран Западной Европы, так и восточных государств VII-XII вв. И здесь, и там для защиты границ создавались поселения, жители которых стали основой для создания сословия воинов [7]. В Западной Европе в эпоху Каролингов значительная часть свободных крестьян уже не могла служить в ополчении поскольку цена вооружения резко возросла. Так начала складываться бенефициальная система, в основу которой легла реформа Карла Мартелла, проведенная уже в VIII в. Суть ее состояла в замене дарения земли в собственность приближенным (аллод) на пожалование земли в бенефиций за службу, и прежде всего службу в коннице. Потом бенефиций постепенно превратился в феод (лен) – то есть наследуемое владение.

Реформа Карла Мартелла была выгодна мелким и средним феодалам, которые теперь сделались главной силой конного ополчения и всей феодальной армии вообще. Новое конное войско отлично показало себя в битве с арабами при Пуатье 732 г., но ей необходимы были металлические доспехи. Свободное крестьянство иметь их, понятно, не могло.

Следует понимать, однако, что в IX-X вв., когда шел процесс формирования рыцарского сословия, на Западе не все рыцари (milites) принадлежали к знати, и не все феодалы были рыцарями. Причем первоначальный имущественный и социальный статус рыцаря был очень даже невысок. Но постепенно аристократия слилась с владельцами феодов, и рыцарство (chevalerie) стало все больше отождествлять себя со знатью (noblesse) [8]. Существовали и национальные особенности. Так, в Германии в становлении рыцарства важную роль сыграли и несвободные служилые люди – министериалы – в какой-то степени аналог японских самураев [9, с. 31-35].

Между тем легкая конница арабов на Востоке в VII-VIII вв. лишь на какое-то время добилась преобладания на поле боя. Уже с IX в. значение конницы в тяжелом защитном вооружение стало расти, причем основой ее роста послужили точно так же две формы земельного держания: наследственная и условная. Последняя форма называлась «икта» (по-арабски «надел»). Икта широко раздавались и превращались в феоды. Аналогичный процесс наблюдался и в Японии VII в., где после аграрных реформ, проведенных императором Котоку, феодальная собственность на землю стала доминирующей. Возникли феодальные поместья (сёюн), принадлежавшие хозяевам (рёсю), которые постепенно стали передавать землю своим детям по наследству. К концу VIII в. военную повинность крестьян уже полностью отменили. До XI в. самураи были тяжеловооруженными конными слугами, которые получали от своего сюзерена полное содержание, а в отдельных случаях и землю. Политическая нестабильность Японии в X-XII вв. послужила основой для превращения самураев в рыцарское сословие, а затем и в мелкопоместное служилое дворянство, как и на Западе. Ну, а после 1192 г. в Японии установилось безраздельное господство самураев во всех сферах жизни, опять-таки точно также, как и на Западе [10].

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Рустам убивает дракона. «Шахнаме» 1430 г. Бодлеанская библиотека, Оксфорд

Подобные события происходили и в Византии IX-X вв., где армия постепенно также перестала быть крестьянским ополчением, а превратилась в профессиональное войско из мелких и средних землевладельцев (стратиотов). Они сформировали аналогичное военно-служилое сословие и стали социальной группировкой, противостоящей всему остальному населению. Именно тяжеловооруженной коннице стратиотов в византийском войске стала принадлежать главная роль, причем показательно, что византийские военные трактаты даже X в. называют их термином «катафракты» [11, с. 86 — 97]. С XI в. византийские источники все чаще сообщают том, что у каждого крупного землевладельца имеется вооруженная дружина из его слуг, и земляков, служащих ему за плату и земельные наделы в качестве награды за службу, все точно так же, как и в случае с японскими даймё [12, с. 7.].

Правда, именно в Византии окончательного оформления рыцарское сословие так и не получило, так как здесь сохранялось множество элементов рабовладения, существовала сильная власть императора и развитая бюрократическая система, что не могло не повлиять на процесс феодализации. Сильной центральной власти были не нужны конкуренты в лице крупных землевладельцев, поэтому она ограничивала рост ленных владений. К тому же Византия все время воевала. В IX-XII вв. ее постоянно терзали военные нападения. В этих условиях централизованное имперское войско было иметь выгоднее, нежели трудноуправляемые дружины крупных феодалов.

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

«Шахнаме» индийского происхождения. Дели, XVII в. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Нередко говорят о доминирующем влиянии естественно-географических факторов на развитие социальных отношений. Поэтому, мол, в Японии, с ее естественной изолированностью, японское рыцарство имело характерное отличие от рыцарства Ближнего Востока и Европы. Главными отличиями были такие понятия, как гипертрофированная верность своему сюзерену и личная честь самого самурая, а не его лояльность по отношению к верховному монарху, патриотические чувства к Японии, как к стране или службы своему сеньору при исполнении тем особых условий (40 дней обязательной военной службы), как в Европе. Самурай беззаветно служил сеньору и должен был полностью отказаться от личных интересов, но не поступаться своими личными убеждениями. Если сюзерен требовал от него действий, противных его убеждениям, то верному самураю следовало постараться переубедить своего сеньора, либо в крайнем случае совершить самоубийство. То есть вассал был обязан пожертвовать всем и даже жизнью ради того, чтобы считаться верным и достойным в глазах окружавших его людей и в своих собственных. Однако обратившись к истории Японии, обнаруживаешь, что все это больше декларировалось, нежели соблюдалось на самом деле. Очень многие победы в сражениях, включая и эпохальную битву при Сэкигахара [13, c.109 – 110], были выиграны ценой предательства, причем предателями становились как сюзерены, так и их вассалы. То есть имела место серьезная разница между тем, что декларировалось на словах и в различных трактатах, и тем, что было на самом деле. И эта разница отчетливо видна и в Европе, и в Японии.

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Снаряжение персидского всадника XIII в. из книги Nikolle D. Saracen Faris AD 1050–1250. Osprey Publishing, 1994. Рисунок Ангуса МакБрайда. В левом верхнем углу показала двухслойная кольчуга, принадлежавшая Усаме ибн Мункызу и состоявшая из нескольких слоев: яркой шелковой ткани сверху, затем тяжелой франкской кольчуги, затем слоя набивной ткани, затем кольчуги из мелких колец восточной работы и, наконец, подкладки. Шлем обязательно имел покрышку из ткани, ноги были заключены в «краги» из подошвенной кожи. Поверх всего этого мог надеваться изображенный внизу «корсет» из пластинок, но, как пишет Усама, надевать их ночью в разведку не любили из-за того, что пластинки клацали друг о друга, а днем такой панцирь сильно нагревался на солнце. Однако в конной сшибке на копьях он был незаменим.

Ну, а взаимные контакты в эпоху крестовых походов способствовали еще большему взаимовлиянию восточных и западных форм и идей, характерных для рыцарства (духовные ордена, рыцарские турниры, гербы, соответствующий этикет и пр.). В 1131 г. после смерти графа Жослин I, эмир Гази ибн Данишменд сразу прекратил войну с франками и передал им следующее сообщение: «Я вам соболезную и, что бы ни говорили, но я не склонен сражаться с вами сейчас. Ибо из-за смерти вашего правителя я могу легко одолеть ваше войско. Поэтому спокойно занимайтесь своими делами, изберите себе правителя… и властвуйте с миром в своих землях». И это вместо того, чтобы воспользоваться их трудностями и разбить неверных. Но… нет! Так было бы не по-рыцарски! В 1192 г. во время битвы под Яффой случилось так, что английский король Ричард I Львиное Сердце потерял лошадь. Его противник Сайф ад-Дин, сын знаменитого султана Салах ад-Дина, тут же это заметил и приказал послать своему врагу двух боевых коней. Ричард I ответил на это тем, что посвятил сына Сайф ад-Дина в рыцари. Мало того, западноевропейские рыцари не раз приглашали мусульманских рыцарей на турниры [14, c. 101-112]. То есть рыцарская честь в данном случае была даже важнее веры!

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Турецкий воин конца XII века из книги Nikolle D. Saracen Faris AD 1050–1250. Osprey Publishing, 1994. Рис. Ангуса МакБрайда. Пожалуй, самым главным отличием в вооружении было то, что персы использовали прямой меч, а турки – уже саблю.

То есть рыцари из разных стран и разной веры не стыдились считать себя некоей единой и очень значимой кастой, для которой ни политическая, ни конфессиональная, ни этническая и вассальная зависимость особой роли не играли. И современники их это хорошо понимали. Так, рыцарские романы XII-XIII вв. отчетливо демонстрируют нам представление о «мировом» едином рыцарстве, существовавшем как в христианских странах, так и в мусульманских. Читая мемуары Усамы ибн Мункыза (1095 – 1188 гг.), мусульманского воителя, всю свою сознательную жизнь воевавшего с крестоносцами, нетрудно заметить, что он не только их уважал, но и дружил с «франками», включая и тамплиеров — заклятых врагов мусульман [15, с. 123 — 124, 128 — 130, 208 – 209]. Кто Усаму ибн Мункыза действительно возмущают, так это свои же «мужики» и «шерсточесы» [16. с. 200 – 201].

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Султан Саладин и его воины. Рис. Ангуса МакБрайда.

В XII-XIII вв. война стала практически полностью прерогативой феодалов, а всем прочим сословиям запрещалось и носить оружие, и ездить верхом. Вырвать зуб рыцарю базарный зубодер мог не иначе, как сев на коня, чтобы хоть таким образом приблизиться к нему своим благородством. И не удивительно, что и в арабоязычных средневековых манускриптах словом «фарис» обозначали одновременно и всадника, и рыцаря. На Ближнем и Среднем Востоке мальчиков – сыновей рыцарей до 10 лет учили грамматике, истории, литературе, знанию конских родословных, и только потом уже искусству верховой езды, владения оружием, игре в чоуган, а также умению плавать, бегу, борьбе, охотничьим навыкам и игре в шахматы [17, c.91]. В XII-XIII вв. были написаны даже специальные наставления по «рыцарскому» искусству – фурусийа (по-араб. рыцарство). Интересно, что восточные наставления по обучению верховой езде рекомендовали научить мальчика сначала ездить без седла и только лишь затем позволять ему ездить в седле [18, c. 10].

Западноевропейских рыцарей точно так же учили ездить верхом, владеть оружием, умению бороться, плавать, обучали даже кулачному бою, охоте с хищными птицами, игре на музыкальных инструментах, искусству игры в шахматы и даже… стихосложению. То есть все было очень схоже, во всяком случае сходства было больше, чем различий. Западная Европа позаимствовала с Востока многие виды военного снаряжения, конструкции метательных машин, и положения военной тактики и стратегии. Крестовые походы таким радикальным образом изменили военную культуру Запада. Да и сама история первых рыцарских военных орденов опять связана все с той же сасанидской эпохой, когда опять же на Востоке возникли первые и пока еще не военные религиозные ордена, похожие на европейские монашеские, такие как Ульвани (766 г.), Гашими (772 г.), Сакати (865 г.), Бестами (874 г.). То есть католической церкви было у кого учиться и что перенимать.

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Некоторые иллюстрации к «Шахмане» довольно грубы по своему исполнению. Но, тем не менее, являются ценным историческим источником. Вот, например, миниатюра из книги из Исфахана 1-ой четверти XIV в. Акварель и позолота. На ней очень наглядно изображены одежды и… сама казнь! Государственная Берлинская библиотека.

Уже в конце XI – начале XII в. на Востоке появились и военно-религиозные ордена, такие, как Раххасийа, Шухайнийа, Халилийа, Нубувийа, многие из которых халиф ан-Насир в 1182 г. объединил рыцарский орден «Футувва». Интересно, что обряд посвящения в орден и включал символический удар по плечу неофита рукой либо плоской стороной меча. Ну, а на западноевропейских рыцарей произвела впечатление деятельность ордена исмаилитов, возглавляемого «Старцем Горы». Отметим, что все военно-религиозные ордена Западной Европы своей структурой практически ничем от восточных не отличались [19, cc. 52 – 57]. Ибн Мункыз сообщал, что многие франки настолько подружились с мусульманами [20, с. 139], что, случалось, шли служить мусульманским правителям и даже получали за это икта.

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Сюжет «Рустам поражает стрелой Ашкабуса» был очень популярен у миниатюристов и повторялся практически во всех изданиях «Шахнаме», но с местными художественными особенностями. (Художественный музей Уолтерса)

В XI-XII вв. правила рыцарских поединков стали общими и для Востока, и для Запада. Нужно было использовать одинаковое оружие. Если копье от удара ломалось, можно было взяться за меч, а потом драться булавой. Наконечники турнирных копий были тупыми, и задача рыцаря заключалась в том, чтобы выбить противника из седла. Если поединок устраивали перед сражением, единоборство заканчивалось смертью одного из сражавшихся. Рыцарские поединки сделались важной частью всякого сражения, а если такого поединка не устраивалось, считали, что битва была начата «не по правилам». Уже в XII в. доспехи рыцарей и на Западе, и на Востоке были примерно одинаковыми. Оружием рыцарей было копье, меч, палица или булава, а на Востоке еще и лук, и стрелы. В XII в. рыцарей стало больше, защитное вооружение совершеннее (щиты в форме «перевернутой капли»), поэтому копья стали самым эффективным оружием первого удара. Тот Усама ибн Мункыз писал, что тогда появились составные копья, скрепленные друг с другом так, что их длина могла достигать 6 – 8 метров.

Рыцари из «Шахнаме» (часть 2)

Практически такой же «рыцарский замок», что и на Западе, мы может легко увидеть и на Востоке…

То есть в XII в. и на Западе, и Востоке сформировалась система сюзеренитета и вассалитета, которая далеко не была одинаковой, но, тем не менее, имела много общего. Так, во Франции феодальная иерархия была весьма сложной. Король считался сюзереном лишь для своих непосредственных вассалов – герцогов, графов, баронов и рыцарей его собственного домена. Существовало правило «вассал моего вассала – не мой вассал». Обладание феодом требовало принесение оммажа, то есть клятвы верности сеньору и обязательства служить ему [20, с.20]. За это сюзерен обещался помогать своему вассалу в случае нападения на него врагов не злоупотреблять своими правами. Отношения сеньора с вассалом устанавливались обычно пожизненно, и расторгнуть их было очень непросто. В Англии, как в стране завоеванной, движущим принципом вассально-ленной системы являлась власть короля [21, c.7-12]. Английские рыцари, чьими бы вассалами они ни являлись, приносили присягу верности также и королю и должны были служить и в королевской армии. То есть в Англии система сюзеренитета и вассалитета имела более централизованный характер, нежели на континенте. Продолжение следует…

Примечания1. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 3. М. 1938. 2. Граветт К., Николь Д. Норманны. Рыцари и завоеватели. М.2007.3. Касумова С. Ю. Южный Азербайджан в III-VII вв. (проблемы этно-культурной и социально-экономической истории). Баку. 1983.4. Касумова С. Ю. Указ. соч.5. Периханян А. Г. Сасанидский Судебник. Ереван. 1973.6. Юнусов А.С. Восточное рыцарство (в сравнении с западным) //Вопросы истории. 1986. №10.7. Разин Е. А. История военного искусства. Т. 2. М. 1957, с. 133; Сыркин А. Я. Поэма о Дигенисе Акрите. М. 1964, с. 69 — 72; Бартольд В. В. Соч. Т. VI. М. 1966, с. 421сл.; Спеваковский А. Б. Самураи — военное сословие Японии. М. 1981, с. 8, 11; Курэ, Мицуо. Самураи. Иллюстрированная история М. 2007, с. 7.8. Бессмертный Ю. Л. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII-XIII веков. М. 1969, с. 146; Barber R. The Knight and Chivalry. N. Y. 1970, p. 12.9. Колесницкий Н. Ф. К вопросу о германском министериалитете. В кн.: Средние века. Вып. XX. 1961. 10. Спеваковский А. Б. Ук. соч.; Lewis A. Knight and Samurai. Feodalism in Northern France and Japan. Lnd. 1974, pp. 22 — 27, 33 — 38.11. Кучма В. В. Командный состав и рядовые стратиоты в фемном войске Византии в конце IX-X вв. В кн.: Византийские очерки. М. 1971.12. Курэ, Мицуо. Самураи. Иллюстрированная история М. 2007. 13. Курэ, Мицуо. Указ. соч.14. Юнусов А.С. Указ. cоч.15. Усама ибн Мункыз. Книга назидания. М. 1958. 16. Там же.17. Низами Гянджеви. Семь красавиц. Баку. 1983.18. Nikolle D. Saracen Faris AD 1050–1250. Osprey Publishing, 1994.19. Smail R. C. The Crusaders in Syria and the Holy Land. N. Y. — Washington. 1973. 20. Усама ибн Мункыз. Указ. соч. 21. Граветт К., Николь Д. Указ. Соч. 22. Граветт Кристофер. Рыцари: история английского рыцарства 1200 – 1600. М. 2010.

Автор: Вячеслав Шпаковский

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

95 − = 86

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: