Кто так строил?

Кто так строил?

Древние форты, величественные башни, каменные крепости — одни из самых востребованных и посещаемых туристами объектов культуры. В мире без ядерной бомбы надеяться приходилось только на крепкие стены города и дубовые ворота. Военное строительство следующих поколений — это окопы, блиндажи и траншеи. «Культура» подготовила обзор главных оборонительных сооружений прошедших веков. А 21 января вся страна будет отмечать день инженерных войск.

Различные укрепления, помогающие воинам защитить родной дом, человек возводил издревле. Вначале — от хищников, потом — от себе подобных. Строили чаще всего всем миром, хотя специалисты по фортификации появились еще во времена Древнего Египта и Ассирии. Были таковые и на Руси, но их имена не сохранились. Зато постройки до сих пор стоят.

Гардарика — «страна городов», так некогда называли Русь. Нурманы, даны, свеи и другие чужеземцы с удивлением отмечали, что здесь в великом множестве стоят крепости, большие и мощные. И викинги, повидавшие Рим и Византию и умевшие отличить скромный тын вокруг деревеньки от настоящего укрепления, отдавали фортификации русичей дань. Сооружения исчезли? Нет, они — рядом, нужно внимательно присмотреться и критически взглянуть на труды ряда историков прошлого.

Древнее древнего

Каменные крепости на нашей земле остались с дохристианского периода. Один из памятников древности — Змиевы валы. Их протяженность в совокупности превышает тысячу километров, а отдельные участки — 150 и более верст. У основания — сооружение около 20 метров, высотой до 12 метров, внутри срубы, заполненные землей. Кое-где сохранились и не менее величественные рвы, а некогда поверх валов стояли деревянные стены, археологи находят их остатки. Что примечательно, фортификация развернута западнее Киева, то есть версия защиты столицы Руси от азиатских кочевников не выдерживает критики. А ведь есть еще и Великая Заволжская стена, которая тянется от Альметьевска к Самаре и Астрахани, и ее бастионы тоже смотрят в сторону Европы. Все эти сооружения можно посетить, посмотреть на спутниковых снимках.

В Старой Ладоге, одной из столиц славянских племен, археологи обнаружили стены, которые датировали временем до Хельги (Олега) Вещего. Гнездово — городище под Смоленском, валы которого и сегодня поражают воображение. Есть версии, что и там была кладка из известняка и валунов, но проверить это практически невозможно.

Кто так строил?

Псковская крепость, одна из крупнейших в Европе, упоминалась еще в «Повести временных лет». XIII век — официальная дата, когда был возведен каменный детинец, однако ряд находок говорит о более раннем времени. Похожая история и с Кирилло-Белозерским монастырем.

По большей части славянские укрепления были дерево-земляными, так строили исключительно из соображений рациональности. Кстати, даже во время Второй мировой войны вермахт тоже предпочитал такую же простую, эффективную и дешевую фортификацию.

У отдельных наиболее посещаемых объектов есть вполне официальная история, однако далеко не всегда она убедительна. Например, туристам очень нравится титаническая фортеция, что стоит на крутом волжском берегу в городе Юрьевец. Ее белокаменные стены местные жители разобрали на стройматериалы еще в XIX веке, но грандиозные валы и основания башен и сегодня вызывают интерес. Как говорят историки, гигантскую твердыню построили при Алексее Михайловиче, но якобы не завершили.

«В начале 60-х к нам приезжал Павел Раппопорт, который потом написал книгу «Древние русские крепости», — поясняет первый замглавы Юрьевецкого муниципального района Денис Круглов. — Быстро пробежался по «Белому городу», отмахнулся от рассказов о том, что в начале ХХ века тут были откопаны вполне обжитые подземелья с многочисленными артефактами — военный объект долгое время явно был действующим — и уехал. Никаких исследований не проводилось. В научных трудах можно прочитать, что крепость заложили тут в 1660-м, но, скорее всего, она появилась тут значительно раньше. Трудно представить, что ее построили посреди державы, в глубоком тылу.

В людской памяти еще сохранились названия городов, которые высились там, где сегодня шумят леса. На севере некогда стоял Туров, в Смоленской области — Загробье, да и легендарный Китеж не стоит сбрасывать со счета. А прошедшей осенью были обнаружены древние строения в лесах Буйского района Костромской области.

«Да, есть там объекты, в 70-х годах ХХ века производилась первичная разведка. Однако точных координат нет, — объяснил председатель Костромского областного отделения РГО Роман Рябинцев. — В этом сезоне обнаружили на границе с Вологодской областью древний город Шишкилев, некогда он был таким же большим, как и Галич. Со всей фортификацией, точнее, ее остатками. Заброшенных древнерусских крепостей великое множество. К сожалению, частенько о них первыми узнают «черные копатели».

В Бобруйск, историки!

О загадках Северной столицы «Культура» уже писала (статья «Петербургские тайны» от 20.11.2014), оборонительные сооружения, датированные XVIII веком, расположенные вокруг города, также не поддаются объяснениям. Эти мегалитические объекты, порой построенные с применением полигональной кладки, сегодня практически невозможно повторить, а на уровне технологий петровского времени они смотрятся фантастикой. Иными словами, ученым есть чем заняться.

Кто так строил?

Казалось бы, прошло лишь пару сотен лет — мы все знаем о начале XIX столетия. Однако со строительством Бобруйской и Динабургской крепостей тоже не все так просто. Белорусы сейчас делают в своей крепости очередной туристический объект, ведутся земляные работы. Строители обнаружили, что кирпичная кладка стоит на основании из очень аккуратных гранитных блоков, словно вырезанных алмазной пилой. Ниже — забутовка из больших каменных глыб.

В советское время на месте сооружения стояла воинская часть, и начальство посылало солдат заделывать периодически открывающиеся подземелья, расположенные значительно ниже уровня построек времен Александра I и Николая I.

«Я говорил с одним военным, служившим тут, — рассказывает белорусский поисковик Сергей Иванько. — Сперва ходы, которые находили в Бобруйской крепости, датировали 30-ми годами ХХ века. Но потом мнение изменилось, да и не было при Сталине необходимости копать на 50 с лишним метров — настолько мощных боеприпасов тогда не применялось, их просто не существовало. По его словам, нашли, если говорить терминами ХХ века, бомбоубежища глубокого залегания, но со сводчатыми каменными потолками, очень и очень старые. Даже комиссия какая-то приезжала, чуть ли не из Москвы. Посмотрели, поудивлялись и велели замуровать в целях безопасности военнослужащих».

Аналогичные ходы, лежащие почти в сотне метров ниже поверхности земли, не раз находили и в Динабурге (Даугавпилсе).

Кто так строил?

По большому счету только в первой половине XIX столетия российская фортификация обрела лицо — Бобруйскую крепость строил (или восстанавливал?) генерал-майор инженерных войск Карл Опперман, в Динабурге работал генерал-майор Егор Гекель. Брестскую крепость также стали возводить по проекту Оппермана, его дело продолжил еще один русский немец — Эдуард Тотлебен. Имя этого человека ассоциируется прежде всего с героической обороной Севастополя, и не случайно — по сути, защита города стала возможна только благодаря ему. Иные заслуги Тотлебена как-то забылись. Между тем именно в построенных им казематах летом 1941-го бойцы РККА и НКВД успешно противостояли врагу.

Кто так строил?

В конце XIX — начале ХХ века усиление Германии стало причиной возведения (и модернизации) целого ожерелья крепостей, включая Брестскую. Осовец, Гродно, Ковно, Ломжа, Познань, Новогеоргиевск — и это далеко не весь список твердынь, прикрывавших страну. К началу войны не все из них были в полной мере современными, но оставались и самые прогрессивные. Чего стоит пятый форт Брестской крепости. К сожалению, тот же Осовец, где в Первую мировую знаменитая «атака мертвецов» повергла в ужас наступавшие немецкие части, сейчас находится на территории Польши, поэтому для посещения лучше выбирать более доступные объекты.

«По большому счету, все укрепления на западных границах в той или иной степени сдали те самые генералы, которые потом в 1917-м совершили госизмену, свергнув царя, — объясняет заведующий филиалом «5-й Форт» Александр Коркотадзе. — Нашу, Брестскую, сначала разоружили, а потом, под предлогом ее бесполезности в боевых действиях, просто оставили».

От Архангельска до Астрахани

Удивительно, но мы не знаем и того, что происходило еще 75 лет назад. Множество сооружений предвоенного и военного времени неизвестны, хотя они стоят по всей европейской части СССР. Их десятки тысяч — и малых, и больших, и грандиозных. А ведь в конце 30-х — начале 40-х советские специалисты, а именно Дмитрий Карбышев и Борис Шапошников, совершили настоящую революцию в долговременной фортификации.

Кто так строил?

«Ранее по всему миру строились монструозные многоамбразурные сооружения, с большими гарнизонами, дорогие и, как впоследствии выяснилось на практике, бесполезные, — рассказал член исследовательской группы «Укрепрайон» Анатолий Воронин. — Альтернативой этой гигантомании стала сеть небольших огневых точек, вписанных в рельеф местности и взаимно прикрывающих друг друга. Тогда же советские инженеры разработали передовые на то время казематные пулеметные и артиллерийские установки — НПС-3, ДОТ-4 и Л-17. На вооружение приняли в том числе и такой хайтек, как скрывающиеся огневые точки, причем минимум двух видов».

Кто так строил?

Летом и осенью 1941-го по этому новому принципу была построена Третья оборонительная линия, расположенная в 200–300 км от столицы и стоящая в тылу «Линии Молотова» (первой) и «Линии Сталина» (второй). Однако почти готовые укрепления по какой-то причине были оставлены войсками. И только в местах, где базировались части НКВД, бегства не случилось — на Селигере гитлеровцы уперлись в укрепления и простояли до весны 1943-го.

«Немцы пришли в нашу деревню Иванова Гора и встали. Точнее, остановились они, не доходя до нее, на высотке были доты. Хотя почему были? Они и сейчас есть, — рассказывает завотделом по физкультуре, спорту, туризму и экологии администрации муниципального образования «Осташковский район» Александр Логутов. — Их занимали бойцы 249-й стрелковой дивизии, сформированной Наркоматом внутренних дел СССР. Штурм укреплений, в том числе с применением тяжелой артиллерии, провалился. Началась позиционная война, то есть попросту сидение в окопах. А ведь так должно было случиться по всей линии укреплений — до самого Брянска и южней».

«Третьей линии» для официальных историков как бы не существует, только недавно по ней вышла первая книга. Информации по «Линии Сталина» и «Линии Молотова» также не слишком много. Организованных экскурсий по тому же Брестскому (62-у) укрепрайону нет, хотя там расположены настоящие жемчужины фортификации, включая семиамбразурный бетонный блокгауз, ложные доты, мощные артиллерийские капониры и прочее, и прочее.

Среди лесов, полей и болот Псковской области затерялся Островский укрепрайон. Не так давно поисковики-энтузиасты раскопали грандиозный подземный КП, имеющий минимум два уровня, а над поверхностью — лишь наблюдательный купол (как вариант — орудийная установка). Опорный пункт «Захаркино», где находится это (и не только) чудо фортификации — интереснейший объект, который обязательно стоит посетить.

Наше, настоящее

Да, мы пока не знаем подлинной истории отечественной фортификации, белых пятен здесь более чем достаточно. Что-то недоговаривают и сами ученые, ведь непросто признаваться в собственных ошибках. Некоторые архивисты отказываются предоставлять материалы по причине того, что «там слишком много негатива».

Кто так строил?

Однако все это — детали. Главное то, что нам есть чем похвастаться. Такого обилия самых разных сооружений нет нигде в мире. Но и с европейскими крепостями и замками, которыми так часто восторгаются туристы, все очень непросто. В основном эти разрекламированные сооружения представляют собой «диснейленды-новоделы». Тот же Каркассон вольно реконструировали, работы велись более полувека — с 1849-го по 1903-й. Причем при восстановлении архитекторы ориентировались на средневековые миниатюры, где число башен зачастую находится за гранью разумного (фотографии этой крепости не сохранились). Получилось, бесспорно, красиво, но имеет ли это отношение к истории?  

Немцы честней — они не скрывают, что их «туристическая» фортификация по возрасту не превышает полутора столетий. Знаменитый Нойшванштайн и множество других неоготических «укреплений» были возведены в XIX веке на потеху германским королям и герцогам. Подобная ситуация наблюдается по всей Европе: действительно, старинных фортеций немного, а туристам показывают аналоги Новогрудского замка. От него оставалось около пяти метров стен, но сейчас белорусы трудятся не покладая рук, и вскоре твердыня вновь возвысится над окрестностями. По старинным рисункам уже «воссоздана» одна из башен, на очереди — стены. Опыт у наших соседей в таких работах немалый: «отреставрированной» крепостью в Лиде, где к ХХ веку можно было найти лишь каменный «заборчик» высотой по колено, многие восторгаются — как прекрасно она сохранилась…

Потому не стоит оглядываться на Европу — у нас аутентичнее, загадочнее и намного масштабнее. Еще бы изучить все это по-настоящему.

Фото на анонсе: Алексей Куденко/РИА Новости

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

34 − 32 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: