«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

«…ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют».(Первое послание Коринфянам 6:10)

Итак, «Великие реформы» 60-х годов XIX в. совершились. Для России они имели судьбоносное значение, но масса феодальных пережитков сохранялась. Однако многие новации наряду с положительным воздействием на страну также имели в себе и негативную составляющую. Сломанные судьбы осужденных за противоправные действия крестьян, масса людей среди «низов» и среди «верхов», которые найти себя в новой жизни не сумели, семена недовольства в народе – все это было печальным следствием этих реформ и от этого никуда не уйти, хотя оживление в экономической жизни страны и было очевидно.

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

Школа Шевцова для детей мастеровых, где они могли получить рабочую специальность. Находилась в г. Пенза. Однако это было частное заведение. А можно и должно было правительству позаботиться о создании таких школ в массовом порядке накануне реформы.

Кстати, оно сразу отразилось на качестве жизни населения России, и вызвало такое явление, как увеличение среднего роста и также веса у мужчин-призывников. То есть душевое производство продовольствия и его потребление явно увеличились; доходность крестьянских хозяйств также возросла; уменьшились и налоговые тяготы. Кстати, норма обложения крестьянских хозяйств в России была много ниже, чем в большинстве европейских стран. Сыграл свою позитивную роль и рост цен на зерно, вызванный интенсификацией экономического развития в Англии и Германии. Положительным моментом стало феноменальное повышение грамотности, так как грамотные люди по сравнению с неграмотными имели больше шансов устроить свою жизнь.

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

В каждом губернском городе как и раньше выходили свои «Ведомости»…

Все эти данные о росте благосостояния российского населения дают основание несколько иначе посмотреть и на некоторые спорные вопросы, относящиеся к истории России периода «после реформ». Данные статистики говорят, что в пореформенное время имело место снижение благосостояния, но оно было связано либо с серьезным неурожаем (например – 1891 – 1892 гг.) либо происходило в годы русско-японской войны и случившейся вслед за ней революцией. И хотя большая часть крестьянского населения страны по-прежнему жила весьма бедно, общая динамика экономического развития была явно позитивной. То есть кривая экономической доходности крестьянских хозяйств медленно, но неуклонно шла вверх, а не вниз, как это почиталось за аксиому в советской историографии! Подтверждается это обстоятельство и принятым в 1990 года ООН так называемым индексом человеческого развития или ИЧР, которым увязываются воедино такие показатели, как продолжительность жизни, уровень образования (т.е. грамотность населения в стране), а также объем производимого валового внутреннего продукта в расчете на душу населения. Так вот, хотя в период «Великих реформ» этот индекс ИЧР в России был очень низким, но он постоянно рос. Более того, в стране отмечались высокие темпы экономического развития, которые в период 1861 – 1913 гг. были вполне сопоставимы с уровнем европейских стран, хотя и были несколько ниже темпов, демонстрировавшихся в эти же годы экономикой США.

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

Медленно, но верно доходили до населения губернских городов и самые последние достижения культуры. А, впрочем, если посмотреть на даты, то совсем и не медленно! Объявление от 1 декабря 1896 года.

Политическое развитие России в годы после 1861 года можно охарактеризовать как успешное. Российское общество довольно быстро шло по эволюционному пути от самодержавия к конституционной монархии западноевропейского образца, и в период 1905 – 1906 гг. фактически таковым и стало. Были созданы политические партии разных направлений, буквально (это не фигура речи!) тысячи различных общественных организаций, и даже свободная пресса, в значительной степени формировавшая общественное мнение внутри страны. Все это дает основания доказательно утверждать, что достаточно было еще одному-двум поколениям и эти изменения закрепились бы в жизни российского общества, и тогда демократические изменения в нем приобрели бы совершенно необратимый характер. Кстати, тот факт, что как раз такой строй (только без монарха!) был восстановлен в России в ходе реформ уже 1990-х годов, которые последовали за провалом эксперимента с построением «социалистического общества», говорит очень о многом.

Однако, как же совместить явные успехи нашей страны и едва ли не столь же очевидное нарастание недовольства и всякой оппозиции режиму, как со стороны тогдашней либерально-демократической общественности, так и собственно «народа», имевшие место в России в 1905-1907 гг., а впоследствии и в 1917-м?!

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

Вот это здание дворянского собрания города Пензы на рубеже веков. На дом денег хватило, а на дорогу перед ним – нет!

Российский историк Б.Н. Миронов указывает, что были проведены два массовых опроса общественного мнения в 1872 и 1902 годах, и вот они-то показали, что современники в своих мнениях относительно того, каким стало положение крестьянской массы после отмены крепостного права, разделились: одни считали, что условия ее жизни явно улучшились, доходы крестьянских хозяйств возросли, и что теперь они стали и лучше питаться, и лучше одеваться. И данные статистики это подтверждали! Рост призывников и их вес увеличивался год от года! Но были и те, которые утверждали, что это не так и тоже приводили впечатляющие данные. Интересно, что по общему утверждению, уровень жизни россиян в абсолютном значении все-таки вырос, но – и вот это-то и есть самое главное, – его улучшение не соответствует чаяниям народных масс, отстает от уровня имеющихся у них притязаний, и поэтому-то многим и кажется, что положение их, наоборот, только ухудшилось.

Интересно, что были люди, отдававшие себе в этом отчет и тогда. Например, к ним относился такой известный поэт, как Афанасий Фет, ставший после реформы сельским предпринимателем и подвергавшийся за это самому жестокому шельмованию на страницах той же либеральной печати со стороны Некрасова и Салтыкова-Щедрина. И вот что он писал: «Искусственное умственное развитие, раскрывающее целый мир новых потребностей и тем самым… опережающее материальные средства известной среды, неминуемо ведет к новым, небывалым страданиям, а затем и к вражде с самой средою… Считаю величайшим неразумием и жестокостью преднамеренно развивать в человеке новые потребности, не имея возможности дать ему и средства к их удовлетворению». Какие хорошие слова! Не правда ли, сказаны умным и дальновидным человеком и, можно сказать, прямо про наш день. Ведь сколько у нас наши граждане нахватали кредитов и… не могут отдать. А зачем брать, если отдавать нечем? Но… хочу внешних проявлений высокого качества жизни, хочу, хочу, хочу… То есть потребности есть, а вот с умом, увы, проблемы.

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

Впечатляющим был и интерьер пензенского дворянского собрания.

Привилегированные классы повышение уровня жизни также затронуло, и также воспринималось ими как совершенно неудовлетворительное, так как, кроме богатства их представители желаемой власти и в желаемом объеме тоже не получили. Да и само благосостояние значительной части российского дворянства и определенной части духовенства после реформ лучше не стало, а напротив – ухудшилось. Ну а офицерству в России не хватало денег… даже на собственное обмундирование. Приходилось для этого постоянно одалживаться, или же вести жизнь «не по средствам» за счет тех сумм, что присылались из дома. Причем это положение военного сословия не изменила ни одна из военных реформ, и даже введение в 1908 году новой, и вроде было более дешевой защитной формы хаки.

Впрочем, как мы об этом здесь уже писали, обо всем этом люди узнавали не столько сами по себе, сколько благодаря получаемой извне информации. Один что-то услышал или прочитал, рассказал кому-то еще. И вот вам уже образ события и даже «собственное» к нему отношение сформированы. И вот здесь нужно отметить, что российская пресса уже в середине 70-ых годов ХIХ века стала показывать власти свои «коготки»!

Началось это с того, что Россия… проиграла союзникам Крымскую войну и по Парижскому трактату 1856 года не могла больше держать на Черном море военный флот. Когда на исходе 60-ых годов ХIХ века его решили восстанавливать, оказалось, денег, как и всегда, у нас нет. То есть нет на современные по тому времени боевые корабли и – вот тогда решили построить нечто совсем необычное – корабли «поповки», названные по имени их создателя вице-адмирала А.А. Попова. Они имели по тому времени самую толстую броню и вооружались самыми мощными (если сравнивать с другими тогдашними кораблями) орудиями, но были круглыми как тарелки!

И вот их-то только что оперившаяся по сути дела российская пресса и выбрала мишенью для критики! Первая статья о «поповках» появилась в газете «Голос», причем все знали, что качеством статей газета не блистала, поскольку пишут их неспециалисты. «Голос» подверг «поповки» критике буквально за все: и за их высокую стоимость, и за отсутствие на них тарана, и за множество других недостатков, подчас даже откровенно придуманных авторами этих писаний. Даже в «Биржевых ведомостях» и тех появилась критика этих боевых кораблей, так что один из современников даже написал: «Все газеты (курсив авторов) полны упреков морскому ведомству (между строк нужно читать: великому князю Константину Николаевичу) …». Но все дело было в том, что вся эта критика шла в неспециализированных изданиях, а ведомственные либо просто молчали, либо ограничивались самыми скупыми комментариями. Правда же была в том, что газетчики быстро поняли: нападать на «поповки» вполне безопасно, очень легко, и даже «патриотично». В результате даже тогдашний наследник царского престола (Александр III) эти корабли назвал «погаными».

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

А так это здание выглядит сегодня. В нем располагается Законодательное собрание Пензенской области. Но самое главное – это какая перед ним сегодня дорога. Понадобилось несколько десятилетий, чтобы грязную мостовую заложить в асфальт! Одноэтажное здание на переднем плане – Музей одной картины. Другого такого больше в России нет. Картины меняются. Ты и смотришь одну и тебе все про нее рассказывают. Необычно и интересно.

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

Вот так сегодня там внутри…

Но военно-морские специалисты все их недостатки отлично видели. Но что можно было сделать, когда отсутствовали средства и вся современная техническая база для строительства? Сами же «поповки» отлично справились с поставленной задачей! В ходе русско-турецкой войны турецкий флот не решился обстрелять ни Одессу, ни Николаев. А вот если бы «поповок» там не было, что тогда? Тогда были бы многочисленные жертвы среди мирных жителей, разрушения и «оплеуха власти», которая не может защитить свой народ! Но вот защитила и… все равно плохо!

Вроде бы ничего особенного во всем этом не было? Ну, взялась пресса за критику плохих кораблей, и что? Радоваться надо! Это же проявление гражданственности в печати. В той же заморской Англии и корабли, и их создателей тоже критиковали в газетах, и как! Однако, разница была. Там, в Англии, все были гражданами, существовали развитые демократические институты, вследствие чего такая активная позиция британской прессы была там в порядке вещей. А вот в России того времени гражданское общество отсутствовало. Потому любую критику в адрес властей последние рассматривали «как покушение на основы». Негодовали, но… сделать только ничего не могли!

А надо было… действовать решительно и умело. Высмеять нелепость критики непрофессионалов через статьи, написанные оплаченными за государственный счет журналистами, напомнить, что мнение дилетантов в вопросах военно-морского строительства это «грош цена», привести в пример басню Я.Л. Крылова «Щука и Кот» – «Беда, коль пироги начнет печи сапожник» (кстати, и сейчас мы видим тому массу примеров, да?), а под наконец и вообще запретить газетам писать про то, в чем их журналисты совершенно не разбираются. Но, как видно, царизм, как и раньше понадеялся на свои силы, и не захотел разбрасываться «по мелочи».

Между тем именно полемика о «поповках» как раз и стала первым в истории нашей страны примером обсуждения в обществе военно-морской политики государства российского. И примером весьма показательным, потому что она продемонстрировала всем, что «так можно»! Что существуют и темы, и вопросы, рассматривая которые, можно безнаказанно «лягнуть» чиновника на любом уровне (пусть даже и только между строк!), и совершенно непрофессионально писать, о чем угодно.

Правда, пока фундаментом общественных представлений о власти и в конце ХIХ, и в начале XX века, как и раньше, оставался монархизм, это было не так опасно. Генерал А.И. Деникин писал в мемуарах о присутствии в российском массовом сознании именно патерналистских ценностей, включая и царское самодержавие. А в 1905-1907 гг., по его мнению, «трон был спасен лишь потому, что большая часть народа все еще понимала своего монарха» и действовала в его интересах.

Интересно, что и сторонники тогдашних либеральных реформ, искренне убежденные в отсутствии у самодержавия исторической перспективы, например, такие, каким был… военный министр А.Ф. Редигер, были вполне верноподданными монархистами. Ну а сами реформы самодержавной системы правления они видели, как дело очень даже отдаленного будущего.

Заметим, что тогдашняя официальная пропаганда, включая и периодическую печать, ставила перед собой три главные цели, которым соответствовали три параллельных потока информации. Во-первых, необходимо было показать, что лишь существующая власть может продолжить лучшие традиции царского Дома Романовых и обеспечить России само ее существование. А раз так, то самодержавие нужно поддерживать и всеми силами укреплять. Во-вторых, главной из ценностей общественного сознания объявлялся патернализм. Это была доктринальная основа внутренней политики. Народу нужны были доказательства заботы и активного покровительства со стороны царя-батюшки, и пропаганда должна была эти доказательства найти. Поэтому-то россиян и призвали к постоянному единению с самодержавием, и к преодолению вполне признаваемого разрыва между ним и всем народом.

С целью разом убить множество «зайцев» с 21 февраля 1913 года, сменяя друг друга, глазам подданных российского императора предстала беспрецедентная по своим масштабам череда массовых гуляний, красочных театрализованных зрелищ, пышных парадов и впечатляющих молебнов. Был создан специальный комитет, который занимался устройством царского юбилея, и он предусмотрел даже чеканку медалей, а уж о закладке часовен, памятников и амнистировании осужденных можно было и не говорить. В губерниях люди выстраивались в длинные очереди, чтобы получить эти памятные медали.

Объезжая в рамках этих торжеств многие города Российской империи, царь собственными глазами мог увидеть поддержку своего трона своим народом, которая непосредственным участникам действия более всего напоминала… грандиозную постановку: «Все окна в домах во время следования царского кортежа зачем-то должны были быть закрыты (потом при проезде они были не только открыты, но буквально усеяны народом). И их закрывали чуть ли не с шести часов утра». «Братцы, отпустите. Дайте посмотреть царя-батюшку. Ну и что, что выпимши малость… от радости, видит Бог, от радости… Шутка ли, царевое величество сейчас увидим. Ну, я и того». «Невежа, свинья» – раздались возмущенные голоса окружающих. «Не мог подождать… проводил бы, тогда хоть облопайся».

Интересно в этой связи мнение редактора «Пензенских губернских ведомостей» Д. Позднева, по этому же поводу писал, что целью печатного слова следует считать устранение пренебрежительного отношения ко всему «родному, русскому, которое замечается в известной части нашего общества», должна быть направлена на уничтожение «космополитизма», разлагавшего, по его понятию, национальную мощь страны и отравляющего «русский общественный организм». На данной информационной «площадке», причем в самом ее центре нужно было закрепить образ Николая II со всем его «августейшим семейством». Решить эту задачу, в понимании Д. Позднева, означало напрямую связать образ царя с «национальным самоопределением» под эгидой самодержавия, с «развитием культурного единства» и «русским национализмом». Очень похоже на многие сегодняшние высказывания по суперэтнос русов, не так ли?

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

Пензенское епархиальное училище.

Стараясь заручиться народной поддержкой, Николай II и его советники пытались всеми способами уменьшить ту пропасть, что существовала межу им и его подданными, и которая была, в общем-то, очевидной. Для этого ему старались придать сходство с простым человеком. Таковым был выписан образ царя и в официальной его популярной биографии «Царствование Государя Императора Николая Александровича», которую сначала напечатали в приложениях к газетам, а затем отдельной книгой в 1913 году. Ее автором был профессор и генерал А.Г. Ельчанинов, являвшийся членом императорской свиты, и, хотя он восхвалял былое прошлое России, сама биография царя была показана им очень даже современной и по характеру ее изложения в тексте, и по его содержанию. Автор попытался создать совсем новый образ царя, похожего больше на миссионера, чем на самодержца, трудящегося в поте рук своих: «ныне прилежание, а не героизм отличают русского царя…». Николай II был представлен «венценосным тружеником», трудящимся неустанно… неизменно служащим высоким примером своей твердой «верности в исполнении собственного долга».

Но вот, что касалось информации о действительно положительных явлениях в стране, то здесь имела место типичная идеологическая аберрация. Так, кадет А.И. Шингарев в книге «Вымирающая деревня», которую он написал в 1907 году, совершенно сознательно сгущал краски в своих описаниях повседневных тягот быта российского крестьянства, лишь бы посильнее «очернить» ненавистное царское самодержавие. То есть любой, самый мало-мальски негативный факт, что имел в это время место в России, вместо того, чтобы скрупулезно изучаться со всех сторон, либеральной интеллигенцией трактовался однозначно как прямое следствие «гнилости царской власти». И громкий «плач по крестьянству» также был одним из весьма действенных методов информационной борьбы с ним!

Хотя ни о каком сознательном «пиаре» речь, разумеется, тогда еще не шла, все эти публикации вполне укладываются в информационные схемы PR-воздействия на общество. Впрочем, о прапиаристских явлениях в обществе и исторических корнях PR сегодня пишут практически все отечественные и зарубежные исследователи этой темы, так что само их наличие сомнению не подлежит.

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

А вот так это здание выглядит сегодня. Что-то никак за него не возьмутся… Да и надо ли восстанавливать всякую рухлядь?

Известно, насколько большую роль в падении династии Романовых довелось сыграть и книге-фотоальбому «Царица и «Святой черт», изданной за границей А.М. Горьким на деньги… полученные от будущего члена Временного правительства В. Пуришкевича. Эту книгу продавали в магазинах и лавках на Невском проспекте в Петербурге свободно и по самой доступной цене до самого отречения Николая II. Ну, а представляло собой это «издание» претенциозные подборки вырванных из контекста фрагментов переписки царя и царицы с Распутиным, и даже откровенный… фотомонтаж. Но роль свою оно сыграло, пагубно повлияв на мнение народных масс, причем даже той части населения, которая его не видела, но слышала о существовании этой книги через народную молву.

Таким образом, развитие свободной и независимой прессы в стране – это всегда «палка о двух концах», так как использовать ее может каждый как на благо, так и во… зло установленному закону и порядку. Но именно развитие таковой прессы в России в период после реформы 1861 года в особенности накануне и в годы революции 1905-1907 гг. было и чрезвычайно быстрым и – важно это подчеркнуть, – фактически никем не неконтролируемым.

При этом, как уже отмечалось, даже самые вроде б невинные из этих изданий могли при желании добавить определенную «ложку дегтя» и в описываемую ими картину жизни и быта российского общества того времени, причем сделать это абсолютно невинным образом. Например, хотя во втором номере журнала «Новая заря» редакция, отвечая на вопросы, и заявила, что общественная и политическая жизнь российского общества игнорируется ей только потому, что цель издания «дать читателям чисто беллетристический материал», уже в третьем номере «Новой зари» была опубликован материал «на злобу дня» – «Половая анархия». В ней некто А. Эль писал о захватившей все общество ужасной волне эротизма и патетически восклицал, что она уже принесла свои плоды. «Почти в каждом нумере газеты найдете сообщения об изнасилованиях, покушениях на честь женщины. До того дошли нравы современной массы населения. Да, целой массы, которая так охотно, можно сказать, с жадностью набрасывается на порнографические произведения – журналы, картинки, открытки и т. д.», после чего эта тема в журнале была, разумеется, продолжена.

Таким образом, можно не сомневаться, что журналисты и газетчики в не только в центральных, но также и в губернских изданиях к началу ХХ в. уже вполне владели умением придать своей информации любой желаемый либо требуемый от них оттенок. То есть создать этим самым у читателя любое желаемое для себя впечатление, в том числе и негативное, о чем угодно, и о ком угодно!

Историк Б.Н. Миронов в этой связи делает интересный вывод, что по совокупности всех факторов, связанных с тремя революциями в России, можно сделать вполне доказательный вывод о том, что все они стали результатом блестящей PR-активности противников монархии. Создание «виртуальной действительности», грандиозные усилия по ее дискредитации в печати и умелая пропаганда революционных идей в массах, при умелой манипуляции общественным мнением – все это в итоге и принесло свои плоды, и продемонстрировало широкие возможности «паблик рилейшнз» и печатного слова как инструментов борьбы за власть. Причем очевидно, что либерально-радикальная общественность вначале выиграла у правительства информационную войну в информировании населения России и только лишь уже после этого пошла на захват власти в стране.

Ну, а события Первой мировой войны в этом плане более всего соответствовали целям «ниспровергателей основ», так как позволяли объяснить все военные неудачи недостатками именно самодержавия. При этом в массовых настроениях в годы войны произошел процесс стремительной трансформации. Единение общества и монархии перед лицом нависшей над Родиной опасности было вначале неподдельным и искренним. Но в обмен на жертвы народ, согласно концепции патернализма, характерной для традиционного общества, вправе был ждать «царской милости», представления о которой у отдельных социальных групп очень сильно расходились. Крестьяне мечтали о наделении их землей, рабочие ожидали улучшения своего материального положения, «образованные слои» – участия в управлении государством, солдатские массы – заботы о своих семьях, ну, а представители различных национальных меньшинств – и политической, и культурной автономии и т.д. Крушение социальных чаяний и погружение российского общества в хаос анархии и кризиса, «слабость» монархической власти и ее неспособность разрешить имевшие место противоречия социального развития – вот что привело к формированию в обществе антимонархического идеала, в котором государь из «отца-заступника» своего народа превратился в самого главного виновника всех народных бедствий.

При этом к протестным формам народного недовольства можно в равной степени отнести и антивоенные выступления, и даже погромное движение, имевшее место в губерниях. Любая, даже незначительная ошибка правительства в организации PR-воздействия на общество однозначно трактовалась в негативном для него плане. Причем этому опять-таки способствовала как центральная, так и губернская печать, причем даже и духовного содержания. Например, массовая продажа в Пензенской губернии открыток с «совместным изображением его Императорского Величества государя императора Николая II и Вильгельма II…» вызывали серьезное недовольство и «смятение» у крестьян, помнящих еще издевательства немцев-управляющих в эпоху крепостничества, и в настоящее время, о чем сообщали на своих страницах «Пензенские епархиальные ведомости»: «А немцев вы любите? – Как же мне любить-то их, когда все мерзости ихния у меня пред глазами были» – с возмущением ответил крестьянин с. Бессоновки С. Тимофеевич, и эти его слова тут же напечатали в «Пензенских епархиальных ведомостях». А ведь негативный тон этого материала был очевиден, и религиозному издание явно не следовало бы его давать, чтобы лишний раз не нагнетать в народе страсти!

«Отравленное перо». Российская пресса показывает коготки! (часть 4)

«Тамбовские ведомости». Как видите, стоимость подписки в течение многих лет колебалась около цены в 4 рубля.

Правда, массовое сознание и в этот период времени оставалось еще очень противоречивым и многослойным. Так что, по крайней мере, одна треть российского общества все еще сохраняла приверженность традиционным духовным ценностям. Но участь страны, тем не менее, была предрешена, потому что этого количества было уже недостаточно, и никакие усилия ни центральной, ни местной печати (в тех случаях, когда он еще хранила верность престолу!) не могли уже ничего изменить.

Продолжение следует…

Автор: Светлана Тимошина, Вячеслав Шпаковский

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

70 − = 65

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: