Генерал Ермолов — покоритель Кавказа

 

Но се — Восток подъемлет вой!..
Поникни снежною главой,
Смирись, Кавказ: идёт Ермолов!
А. Пушкин. «Кавказский пленник»

240 лет назад, 4 июля 1777 года, родился Алексей Петрович Ермолов. Герой Отечественной войны 1812 года, русский полководец, с именем которого связано начало покорения Северного Кавказа. Ермолову удалось положить начало планомерному утверждению русской государственности на Кавказе.

Ермолов уже для современников стал легендой. По отзыву М. Ф. Орлова, имя Ермолова «должно служить украшением нашей истории». «Подвиги Ваши — достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России», — писал генералу А. С. Пушкин. Ермолов был воспет в стихах Пушкина, Лермонтова, Жуковского, декабристов Кондратия Рылеева, Федора Глинки, Вильгельма Кюхельбекера.

Это была сильная и противоречивая личность. А. С. Грибоедов, служивший при Ермолове адъютантом «по дипломатической части», близкий к нему и хорошо его знавший, называл его «сфинксом новейших времен», намекая на глубину и загадочность полководца. Человек сильной воли, независимый, не признававший никаких авторитетов, преданный патриот, горячо любивший Россию и все русское, и одновременно склонный к оппозиции, связанный узами личной дружбы с некоторыми т. н. «декабристами». Не случайно некоторые мятежники-декабристы в своих планах рассчитывали на Ермолова как на авторитетного члена будущего Временного революционного правительства. Однако критика Ермолова не выходила за определённые рамки, он верно служил престолу и России во время войн России против империи Наполеона в 1805-1814 гг. и будучи «проконсулом Кавказа» в 1816–1827 гг. Ермолов стал настоящим созидателем Русской империи.

Генерал Ермолов - покоритель Кавказа

Портрет Алексея Петровича Ермолова работы Джорджа Доу

Начало службы

Алексей Ермолов происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи. Его отец, Петр Алексеевич Ермолов, был владельцем небольшого имения в Мценском уезде Орловской губернии. В царствование Екатерины II он занимал должность правителя канцелярии генерал-прокурора графа А. Н. Самойлова, а с вступлением на престол Павла I вышел в отставку и поселился в своей деревне Лукьянчикове. Мать Ермолова — Мария Денисовна Давыдова. По матери А. П. Ермолов находился в родстве с Давыдовыми, Потемкиными, Раевскими и Орловыми. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов приходился ему двоюродным братом.

Алексей родился 24 мая (4 июня) 1877 года. Недостаток средств в семье не позволил будущему полководцу получить хорошее образование. Поначалу он получил домашнее образование. Первым его учителем был дворовый крестьянин, учивший его по букварю. Далее Ермолов проходил обучение у богатых и знатных родственников, приглашавших домашних учителей. Свое образование Ермолов завершил в Благородном пансионе при Московском университете. Сам Ермолов впоследствии отмечал: «Бедное состояние семьи моей, не допустило дать мне нужное образование».

При этом сам Ермолов много читал и замечал недостатки своих учителей. «Шарлатаны, — отмечал он, — учили взрослых, выдавая себя за жрецов мистических таинств; невежды учили детей, и все достигали цели, то есть скоро добывали деньги. Между учителями были такие, которые, стоя перед картою Европы, говорили: «Париж, столица Франции… ищите, дети мои!» — потому что сам наставник не сумел бы сразу ткнуть пальцем в свой Париж». Таким образом, Алексей Петрович верно охарактеризовал один из серьёзных недостатков европеизированной российской элиты того времени. Дворянство считало, что Западная Европа – это центр культуры и науки, и старалось, чтобы европейцы обучали их детей. А среди этих европейцев было полно авантюристов, невежд и шарлатанов. А в будущем даже пленные солдаты «Великой армии» Наполеона, в которой были собраны искатели приключений и грабители со всей Европы. И такие люди «учили» будущую элиту Российской империи.

По традиции дворян того времени, Ермолов был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк ещё в младенчестве. Начал Ермолов военную службу в 15-летнем возрасте. В 1792 г. он был привезен в Петербург, произведен в капитаны и зачислен в Нежинский драгунский полк старшим адъютантом к генерал-поручику А. Н. Самойлову (у него отец Ермолова был правителем канцелярии). Вскоре Ермолов поступил в шляхетский артиллерийский корпус, и в 1793 году выдержал экзамен с особым отличием. В составе корпуса Дерфельдена, уже артиллеристом, выступил в поход против Польши. Так, с 1794 г. начинается боевая служба Ермолова. Он отличился при штурме предместья Варшавы Праги и был замечен командующим русскими войсками А. В. Суворовым. По личному распоряжению Суворова Ермолов был награжден орденом Георгия 4-й степени.

В 1795 г. Ермолов был возвращен в Петербург и определен во 2-й бомбардирский батальон. В этом же году по протекции влиятельного графа А. Н. Самойлова был направлен в Италию, где находился при главнокомандующем австрийскими войсками генерале Девисе (они воевали против французов). Однако вскоре Ермолов был вызван в Петербург и назначен в Каспийский корпус графа В. П. Зубова, направленный против Персии. Войска Зубова успешно воевали и заняли ряд стратегических пунктов на Кавказе (Наказание «немирной» Персии — поход 1796 года). После смерти Екатерины II корпус Зубова был выведен царем Павлом I из Закавказья. Это был первый опыт Ермолова на Кавказе. За отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент (командовал батареей) был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом. Получил чин подполковника.

Опала

На первых порах военная карьера Ермолова складывалась удачно. Молодого подполковника назначают командиром конноартиллерийской роты, расквартированной в небольшом городке Несвиже Минской губернии. Но вскоре Ермолов попал в опалу. Храбрый офицер не скрывал своих суждений. Подчас весьма острых. Его независимый, гордый характер раздражал многих. Не зря в будущем, когда Ермолов стал полковником, один из генералов сказал: «Хоть бы его скорее произвели в генералы, авось он тогда будет обходительнее и вежливее с нами».

Молодой и критически мыслящий молодой человек оказался под влиянием просветительских идей. Ермолов оказался близок к политическому кружку, которым руководил его брат (по линии матери) А. М. Каховский. Кружок просуществовал недолго и был раскрыт тайной полицией. Каховского арестовали, при обыске в его бумагах было обнаружено письмо Ермолова к нему, который резко «аттестовал» своих начальников. Письмо явилось поводом для ареста и допроса Ермолова, который был доставлен в Петербург и посажен в каземат Алексеевского равелина. Через два месяца он был выпущен из каземата и отправлен в ссылку в Кострому. Там он встретил другого опального, Матвея Платова, впоследствии и атамана Войска Донского и героя Отечественной войны. С этого времени Ермолов и Платов стали друзьями. Ермолов в этот период усердно занимался самообразованием, выучил латинский язык и в подлиннике читал и делала переводы римских классиков, особенно любил «Записки о Галльской войне» Цезаря.

Опала оказала сильное влияние на личность Алексей Ермолова. По его признанию, Павел I «в ранней молодости мне дал жестокий урок». После этого скрытность, осторожность, умение лавировать стали характерными чертами Ермолова. Он научился скрывать свои истинные мысли. Ермолов признавался, что его «бурной, кипучей натуре» впоследствии было бы «несдобровать», если бы не этот «жестокий урок». Хотя Ермолов, даже после возвращения на службу, выделялся среди других офицеров своим жестким нравом. В частности фаворит Александра А. Аракчеев недолюбливал «дерзкого» подполковника артиллерии (правда, позднее, заметив таланты командира, стал его покровителем). Не любил его и великий князь Константин Павлович, который так отзывался о Ермолове: «Очень остер и весьма часто до дерзости». Всё это вредило карьере Ермолова. В итоге скрытность и осторожность Ермолова вполне уживались с его острым и язвительным языком, что способствовали популярности его, особенно среди офицерской молодежи, видевшей в нем человека независимых взглядов, презирающего лесть и угодничество.

Войны с Францией

Новый император Александр I вернул офицера на службу. В 1802 году освобожденный Ермолов, по собственному его признанию, «с трудом получил» роту конной артиллерии, расположенную в Вильне. Мирная служба его томила. «Мне 25 лет, — занес он тогда в свои записки, — недостает войны».

Вскоре война началась. Петербург ввязался в войну с Францией, чтобы было в интересах Австрии и Англии, которые боялись, что Париж установить свою гегемонию в Западной Европе. Между Россией и Францией не было коренных противоречий, общих границ, спорных территорий, экономических противоречий. Наполеон и Павел даже смогли договориться о союзе против Англии, что стало причиной убийства русского царя, совершенного представителями прозападной «элиты» России на британское золото. Царь Александр не смог остаться в стороне от антифранцузских войн, позволил втянуть себя в войну с Францией, что было в стратегических интересах Вены и Лондона. В итоге Россия на долгое время (до 1814 года) тратила основные силы и ресурсы на борьбу с Францией Наполеона, вместо того, чтобы решать национальные задачи по укреплению державы (Как Россия стала фигурой Англии в большой игре против Франции; Как Россия стала фигурой Англии в большой игре против Франции. Часть 2).

В 1805 г. против Франции была создана третья коалиция, которую составили Россия, Англия, Австрия, Швеция и Неаполитанское королевство. Главную ударную силу составили русские и австрийские войска. Англичане предпочитали решать задачи на море, в колониях, и платили золотом за австрийское и русское «пушечное мясо», создавая свою мировую империю (англосаксонский мировой порядок). Хозяева Лондона умело выстраивали долгосрочную стратегию, по принципу «разделяй, стравливай и властвуй». Британцы сталкивали между собой своих основных конкурентов в мире – Францию и Россию. Кампания была проиграна в самом начале, когда самоуверенные австрийцы решили начать наступление до подхода русской армии. Это позволило Наполеону разбить австрийцев и русских по частям. Самонадеянность австрийского командования привела к катастрофе (Ульм) и французы заняли Вену.

Во главе русской армии был поставлен М. И. Кутузов. В составе её находилась и конная артиллерийская рота под командованием подполковника А. П. Ермолова. В ходе этой войны Ермолов со своей ротой участвовал в сражениях с французами при Амштеттене и Кремсе. Так, под Амштеттеном Ермолов был в первый раз в бою с конной артиллерией. Он остановил французов и дал нашим войскам возможность собраться и удержаться на месте под сильным натиском противника. Затем захватом возвышенности и метким огнём не дал врагу устроить батарею, которая могла нанести большой вред русским войскам. Храбрый и распорядительный артиллерийский офицер был замечен Кутузовым. В решающем Аустерлицком сражении, которое французам решили дать императоры Александр I и Франц I, вопреки советам Кутузова, дивизия генерала Уварова была смята и обращена в бегство, артиллерийская рота Ермолова попыталась остановить натиск врага и оказалась под ударом противника. Батарея была захвачена вместе с её командиром. Однако подоспевшие русские солдаты контратакой освободили его из плена. За эту кампанию Ермолова отметили орденом святой Анны 2 степени и чином полковника.

Кампания была проиграна. Австрия капитулировала. Россия осталась одна и отвела войска. Однако Александр не усвоил этого урока и продолжил противоборство с Наполеоном. В новой антифранцузской кампании Россия вступила союз с Пруссией. Англия снова стояла за прусскими и русскими штыками, используя их в борьбе с Францией. Пруссаки наступили на те же грабли, что и австрийцы. Начали наступление до подхода русской армии, уверенные в победе над французами. Наполеон немедленно наказал спесивых вояк и разгромил прусскую армию (при Иене и Ауэрштедте) и униженные пруссаки увидели, как французы заняли Берлин и большую часть Прусского королевства. Прусский король Фридрих Вильгельм III бежал под защиту русских. Но даже в такой проигрышной ситуации Александр решил продолжить войну. В последующие семь месяцев русской армии одной пришлось вести тяжелую борьбу против превосходивших сил армии Наполеона.

В ходе войны 1806-1807 гг. Ермолов отличился в битве при Прейсиш-Эйлау в феврале 1807 года. Бомбардировкой из орудий своей конноартиллерийской роты Ермолов остановил наступление французских войск, чем спас армию. Причем огонь был открыт им без всякого приказания, по собственной инициативе. Отличился он и в сражении при Гейльсберге и под Фридландом.

Таким образом, в 1807 году 29-летний Алексей Ермолов вернулся в Российскую империю с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. Его дважды представляли к званию генерал-майора, но Аракчеев мешал этому. Однако в конце 1807 г. фаворит царя сменил гнев на милость, и в начале 1808 г. Ермолову присваивают звание генерал-майора. С 1809 года командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.

Ермолов благодаря своему остроумию и стати (высокий, богатырского сложения) пользовался популярностью среди прекрасного пола. В Киеве он чуть было не женился. Горячая взаимная любовь, однако, не завершилась браком. В своих «Записках» он объясняет, что главным препятствием к браку послужило его незавидное материальное положение, не дозволявшее ему безбедно содержать семью. Так навсегда и остался он холостяком.

В конце 1811 г. Ермолова вызывают в Петербург и назначают командиром гвардейской бригады, которую составляли Измайловский и Литовский полки, а в марте 1812 г. он назначен командиром гвардейской пехотной дивизии. Военная карьера Ермолова вновь стала складываться успешно. В это время Ермолов получил популярность, как сторонник «русской» партии. Рассказывали, что как-то в 1811 году Ермолов ездил на главную квартиру Барклая-де-Толли, где главой канцелярии был Безродный. «Ну что, каково там?» — спрашивали его по возвращении. — «Плохо, — отвечал Алексей Петрович, — все немцы, чисто немцы. Я нашел там одного русского, да и тот Безродный».

В 1812 году, после того как Александр снова начал проводить антифранцузскую линию, Великая армия Наполеона вторглась в Россию. В результате французский император подставился под удар «русского рока». Британцы добились своего – устранили Наполеона и Францию, русскими руками. Ермолов в начале кампании был назначен начальником штаба 1-й Западной армии, которой командовал военный министр М. Б. Барклай де Толли. Стоит отметить, что если с П. И. Багратионом у Ермолова были хорошие отношения (они дружили), то с Барклаем – холодные. Кроме того, царь Александр при отъезде своем из армии поручил Ермолову весьма щекотливую миссию — с полной откровенностью сообщать о всех событиях в армии. Ермолов, как человек весьма острый на язык ни о ком (кроме генерала Эртеля) не отозвался дурно, но записки его полны резкими характеристиками многих.

В военном отношении Ермолов был безупречен. Он был непосредственным участником всех более или менее важных сражений и боев Отечественной войны 1812 г., как во время наступления французской армии, так и в период её отступления. Особенно он отличился в сражениях при Витебске, Смоленске, Бородине, Малоярославце, Красном и Березине. После Смоленского сражения 7 августа ему присваивают звание генерал-лейтенанта. В ходе Бородинского сражения Ермолов находился при штабе Кутузова. В критический момент натиска французов на левый фланг русских войск он был послан с поручением «привести в надлежащее устройство» артиллерию 2-й армии. Обнаружив, что батарея Раевского захвачена французами, Ермолов лично повел в бой пехотный батальон, а конным ротам велел отвлечь на себя огонь врага. В течение получаса батарея была отбита у французов. Затем он руководил её обороной, пока не был ранен.

С прибытием к армии М. И. Кутузова Ермолов становится начальником его штаба. На совете в Филях генерал Ермолов высказался за новое решительное сражение под Москвой, а после начала отступления Великой армии Наполеона из древней столицы он среди других военачальников настаивал на том, чтобы дать сражение под Малоярославцем. Это сражение заставило повернуть французов на разоренную Смоленскую дорогу, что предопределило окончательную катастрофу армии Наполеона. В должности начальника штаба русской армии Ермолов находился вплоть до изгнания остатков Великой армии из России. При этом генерал командовал авангардом русской армии. Таким образом, слава Ермолова как талантливого военачальника постоянно росла и он стал одним из героев кампании 1812 года.

Генерал Ермолов - покоритель Кавказа

Контратака Алексея Ермолова на захваченную батарею Раевского в ходе Бородинского сражения. Хромолитография А. Сафонова. Начало XX века

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

61 + = 71

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: