Присягнувшие тьме: особое «сырье» для колдовства

Петер Нирс и Катрин Монвуазен – эти люди оставили свой кровавый след в тех эпохах, в которых жили. Нирс показал соотечественникам в шестнадцатом веке, что ад может быть и на земле. «Дело о ядах» Монвуазен будоражило умы людей в следующем столетии.

Присягнувшие тьме: особое

Под маской колдуна и каннибала

Дата рождения одного из самых страшных и опасных преступников Германии шестнадцатого столетия – неизвестна. Отталкиваясь от воспоминаний современников, можно сделать вывод, что Петер Нирс (по другой версии – Нирш) убивал, расчленял и готовил зелья из своих жертв, начиная с конца пятидесятых – начала шестидесятых годов. Его жестокость поражала и пугала.

Благодаря жестокости, хладнокровию и целеустремленности Нирс собрал вокруг себя таких же бандитов. Из них он выбрал себе помощника – некого Шумера. Эта шайка путешествовала по германским землям в поисках наживы. Иногда банда распадалась на несколько групп, а затем снова объединялась по приказу Нирса. Вот что писал историк Вилтенбург: «Разумеется, профессия грабежа требовала какой-то организации. Именно в местах за пределами городов действовали эти группы, особенно в лесах и горах, а также по лесным дорогам. Сообщается что банда во главе с Нирсом и Шумером начала свой преступный путь в Эльзасе, но, когда их стало уже двадцать четыре человека, в районе Пфальцбурга, они разошлись группами, чтобы грабить и убивать в разных местах».

По версии исследователей, особый стиль «работы» Петера появился благодаря наставнику – разбойнику Мартину Стейеру (по другой версии – Штейеру). Мартин также возглавлял шайку бродячих преступников, которые маскировались под пастухов. Более двух десятков лет они находили ужас на путников и жителей небольших деревушек. Но в начале семидесятых годов шестнадцатого столетия Стейер и его пособники (порядка пятидесяти «пастухов») были пойманы. Во время пыток Мартин признался в грабежах и убийствах нескольких десятков людей. По версии некоторых историков, бандиты Стейера на самом деле изначально были пастухами, но затем переквалифицировались: «Вдали от цивилизованного общества и наедине с животными… они сами превращаются в животных». Все бандиты, конечно, были казнены. После гибели своего наставника, Нирс подбирает «эстафетную палочку».

Есть сведения, что Нирса и часть его бандитов удалось поймать в 1577 году. Во время допроса и пыток в Герсбахе, Петер признался – на его счету кровь семидесяти пяти жертв. Конечно, его тут же приговорили к смертной казни. Но… каким-то образом Петер тогда сумел сбежать. А вот судьба остальных преступников осталась неизвестной. Но, скорее всего, они оказались не такими везучими, как их главарь.

По легенде, когда Нирс и Шумер добрались до одного из многочисленных лесов Пфальцбурга, они повстречали дьявола. Во время разговора преступники поделились с ним своими планами, касавшихся грабежей и убийств. Дьяволу понравились разбойники, и он наделил их некими сверхъестественными способностями, которые работали на человеческой крови. Одна из таких способностей заключалась в умении становиться невидимым. Но для того, чтобы провернуть этот фокус необходимо всегда иметь при себе сумку с магическими артефактами. Кстати, после этого Шумер исчезает. По одной из версий, Нирс им «расплатился» за сверхспособности.Легенда утверждает, что когда Нирса поймали в 1577 году, он хитростью сумел вернуть себе подарок дьявола и, став невидимым, сбежал. Рассказывается и о том, что находилось в той сумке. Главное ее сокровище – некие амулеты, которые Нирс изготавливал из еще неродившихся человеческих детей. Поэтому, когда сила артефакта начинала заканчиваться, он нападал на беременных женщин и вырезал ножом плод. А во время изготовления амулетов, Петер читал заклинание, после чего съедал сердце ребенка. В ход также шла плоть младенца. Из нее Нирс делал особые свечи. По легенде, их свет не будил людей. Поэтому преступник мог спокойно грабить богатые дома.

Кроме этого, по поверью, Петер умел превращаться в животных или предметы. Например, рассказывали, что однажды во время погони он, чтобы скрыться, превратился в камень. В другой раз – в дерево. Бывали случаи, когда бандит принимал облик кошки, собаки или козы.

Присягнувшие тьме: особое

Но к трансформации Нирс прибегал только в экстренных случаях. Вроде бы это забирало у него слишком много сил, к тому же хозяин из преисподней требовал взамен свежую человеческую кровь. Поэтому чаще разбойник прибегал к маскировке. У него была целая коллекция различных костюмов, а также масок. По легенде, маски Петер также изготовлял из человеческой кожи, дабы они выглядели более естественно и натурально. Он мог стать солдатом или даже прокаженным – в зависимости от ситуации. Но в любом случае Нирс всегда носил при себе много денег, два пистолета, двуручный меч и заветную сумку.

В одной из старинных немецких песен, посвященных этому разбойнику и колдуну, описывается его внешность: старый, с двумя кривыми пальцами на руке и длинным шрамом на подбородке. В ней же рассказывается и то, как Нирс все-таки был пойман. Разбойник заехал в городок Ноймарк, где решил на несколько дней задержаться. Поэтому поселился в гостинице «Колокол». Перед отъездом он направился в местную баню и, что удивительно, не взял с собой сумку с амулетами. К тому времени ужасающая слава Нирса достигла самых отдаленных и глухих немецких деревушек. Едва он появился в Ноймарке, как жители поняли, кто перед ними. Однако попыток задержать колдуна и грабителя никто не предпринимал – люди испытывали перед ним суеверный страх. Поэтому Петер, чувствуя себя в полной безопасности, в открытую прогуливался по городу. Узнали его, конечно, и посетители бани. Люди испуганно разглядывали убийцу-каннибала, и кто-то неожиданно заметил отсутствующую сумку. Этим жители Ноймарка и решили воспользоваться. Двое незаметно улизнули из бани, направившись в гостиницу. Хозяин «Колокола» открыл дверь, ведущую в комнату Нирса. Буквально через минуту содержимое сумки – человеческие конечности и сердца нерожденных детей — стало достоянием жителей городка. Люди испугались, но среди них нашлось несколько смельчаков, которые решили поймать Петера. Вскоре восемь мужчин ворвались в баню и скрутили бандита. Нирс даже не думал сопротивляться или как-то себя оправдать. Он признался в своих злодеяниях и стал ждать суда. Разбирательство инквизиции было скорым. Во время допроса (читай – пыток) Нирс признался в убийстве порядка пятисот человек, двадцать четыре из которых – беременные женщины. Кроме этого, он в мельчайших подробностях рассказал о встрече с дьяволом и о том, как тот поделился с ним рецептами для различных заклинаний и зелий, работавших на основе плоти еще нерожденных детей. Нирса прилюдно пытали на протяжении трех дней. В первый день инквизиторы клещами выдирали из его тела куски плоти. На второй – ноги бандита облили кипящим маслом, после чего поджали их на огне. На третий день 16 сентября 1581 года кости колдуна-каннибала были сломаны на колесе. Все это время Петер не только был жив, он находился в сознании. Поэтому, по легенде, когда палач начал его расчленять, бандит призывал на помощь своего хозяина из преисподней. Но тот так и не явился.

«Дело о ядах»

Ориентировочно в 1640 году родилась будущая главная фигурантка «дела о ядах» Катрин Монвуазен. О ее детстве и юности сведений практически нет. Катрин «всплывет» в более старшем возрасте, когда выходит замуж за некого парижанина Монвуазена. По одним сведениям, он был ювелиром, по другим – простым рабочим. Спустя короткое время Катрин родила дочь. Но семейное счастье оказалось скоротечным. Ее муж внезапно умер. Став вдовой, женщина столкнулась с неожиданной для себя проблемой – отсутствием денег. И тогда она решила свое увлечение превратить в источник доходов. Катрин Монвуазен стала гадалкой. В ее небольшой салон приходили женщины, чтобы узнать свою судьбу. Гадания на картах и ладонях приносили не так много денег, как хотелось бы Катрин. Поскольку ее страсть к роскоши и развлечениям превышала разумные пределы, финансов еле хватало, чтобы свести концы с концами.

Присягнувшие тьме: особое

Тогда она взялась за вторую работу – акушерки. Правда, этот «бизнес» пришлось вести нелегально. Зато клиенток всегда было предостаточно. Спустя какое-то время Катрин решила, что всего этого недостаточно. Посоветовавшись со своим любовником Адамом Кёрэ-Лесажем, она решила стать настоящей колдуньей. Здесь пригодились знания, полученные от отца – алхимика. Конечно, философский камень Катрин искать не собиралась. Она стала готовить различные зелья и снадобья, превращая их таким образом в золотые монет. Быстро слава о колдунье, торговавшей приворотными зельями, а также ядами разлетелась по всему Парижу. К колдунье выстраивалась очередь из безутешных женщин (чаще всего, клиентками были хорошо обеспеченные особы), мечтавших вернуть мужа или отравить соперницу. В народе яды мадам Монвуазен прозвали «порошком для наследования». Помимо этого женщина частенько устраивала настоящие шоу с призывами чертей или душ покойников. Ни у одной из клиенток не возникла даже мысль о шарлатанстве, Монвуазен прослыла настоящей колдуньей.

Но однажды Катрин поняла, что всего этого ей мало. К тому же, в Париже появилось еще несколько колдуний, продававших яды. И хотя Монвуазен уже заработала себе определенный статус, выдержать конкуренцию было не так просто. И тогда она решила параллельно с изготовлением ядов и зелий отыскать заветный эликсир вечной молодости. А за основу колдунья взяла плаценту – «одежду» ребенка, находящегося в чреве матери. Поскольку работу акушерки она не забросила, «материал» для первых опытов был, что называется, под рукой. И эксперименты превзошли все ожидания. Катрин убедилась, что выбрала правильный путь. Богатые клиенты не жалели никаких денег ради красоты и молодости. Количество желавших заполучить эликсир возрастало. И для дальнейшей работы (поставить производство снадобья на поток) ей требовалось все больше и больше человеческих эмбрионов.

Выход из затруднительной ситуации колдунья нашла. Она платила беременным нищенкам, а те, в свою очередь, отказывались от своего ребенка в пользу Монвуазен. Когда наступало определенное время, Катрин вызывала искусственные роды, обеспечивая себя нужным «сырьем».

Процесс приготовления эликсира включал в себя жуткий ритуал – черную мессу. Но провести ее в одиночку было невозможно, поэтому женщина обратилась за помощью. Ее соратниками по черной магии стали… аббаты Мариэтт, Леменьян, Турне, Даво и Гибур. Первые три священнослужителя являлись лишь ассистентами. А вот Даво поставлял ей человеческий жир для изготовления свечей, необходимых для проведения ритуала. Что же касается Гибура, то он готовил «особые» облатки. Традиционно, эти тонкие листы теста, украшали изображениями с христианской символикой, но аббат заменял их на картинки из преисподней. К тому же, готовил он их из теста с примесью плоти и крови младенцев, а также продуктов жизнедеятельности человека. Удивительно, но именно этот товар пользовался огромный спросом.

Присягнувшие тьме: особое

Среди клиенток мадам Монвуазен было полно элиты французского общества. Например, мадам де Вивон, которая являлась золовкой официальной фаворитки короля мадам де Монтеспан. Также упоминались графиня Суассонская (племянница кардинала Мазарини) и герцогиня Бульонская (еще одна родственница Мазарини). Мелькало даже имя маршала Люксембурга, которому тоже понадобилась помощь колдуньи…

Именно связь с версальскими придворными и сыграла злую шутку с Катрин. Однажды маркиза Бренвилье (знаменитая отравительница, с которой и началось полицейское расследование «дела о ядах» — крупнейшего на тот момент во Франции) проболталась о колдунье, совершавшей черные мессы. Спустя короткое время мадам Монвуазен была арестована. Дело имело такой размах, что Людовик Четырнадцатый в экстренном порядке учредил трибунал для дел об отравлениях – Огненную палату. Мадам Монвуазен обвинили в колдовстве, сговоре с дьяволом и многочисленных убийствах. Во дворе ее сада были обнаружены останки порядка двух тысяч детей. И хотя Катрин все отрицала, двадцать второго февраля 1680 года ее сожгли на Гревской площади.

Предстали перед судом и ее помощники. Аббаты Мариэтт и Леменьян были обвинены в святотатстве и пособничестве дьяволу. Их, конечно, тоже казнили. Смертельный приговор получили и Турне с Даво. Первого, помимо обвинений в колдовстве и сговоре с сатаной, уличили еще и в педофилии. Не избежал казни и «пекарь» Гибур.

Кроме них, перед Огненной палатой отчитывались и маршал Люксембурга и обе родственницы Мазарины. Но они сумели избежать казни. Хотя графиню Суассонскую заставили покинуть Францию. А мадам Монтеспан, тоже замешанную в том скандале, король пощадил. Ведь она была матерью его младших детей…

Присягнувшие тьме: особое

«Дело о ядах» имело широкий общественный резонанс и еще долго будоражило умы как простых французов, так и представителей высшего общества.

Автор: Павел Жуков

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

− 2 = 1

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: