Германский «удар кулаком» с целью оккупации западной части России

Германский

100 лет назад, 18 февраля 1918 года, Германия нарушила перемирие и перешла в наступление по всей линии фронта от Балтийского до Чёрного моря. Это наступление вынудило советское правительство принять тяжелый мир, который был подписан 3 марта 1918 года.

Предыстория

Курс либерально-буржуазного Временного правительства на продолжение войны в угоду интересам Антанты (Англия, Франция, Италия и США) полностью провалился. Продолжение войны стало одним из самых главных факторов дальнейшего развала Российского государства и падения Временного правительства. Мира хотела подавляющая часть народа. Кроме того, как показали летние операции 1917 года, русская армия уже могла воевать и концу 1917 года старая имперская армия де-факто развалилась. Противнику могли противостоять только отдельные отряды.

25 октября (7 ноября) 1917 года в результате вооружённого восстания в Петрограде было свергнуто Временное правительство. В России, в основном мирным путём, устанавливается советская власть. 26 октября (8 ноября) Второй всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире, в котором предложил всем воюющим государствам немедленно заключить перемирие и начать мирные переговоры. В ночь на 27 октября (9 ноября) съезд создал советское правительство — Совет Народных Комиссаров (СНК, Совнарком).

Одним из важнейших лозунгов большевиков был: «Мир народам!» В ночь на 20 ноября 1917 года советское правительство послало Верховному главнокомандующему генералу Н. Н. Духонину телеграмму с приказом предложить германскому командованию перемирие. 21 ноября союзные посольства в Петрограде получили от наркома иностранных дел Л. Д. Троцкого ноту с предложением заключить перемирие с Германией и начать переговоры о мире. Союзники проигнорировали это предложение. 25 ноября советское правительство ещё раз обратилось к Англии, Франции и США с предложением совместно приступить к переговорам с Германией. Однако союзники решительно отказались пойти на прекращение войны, как и иметь дела с советским правительством.

9 (22) ноября советское правительство, сместив главкома Духонина, который саботировал начало переговоров, напрямую обратилось к солдатам о необходимости немедленного фактического прекращения войны и предложило начать братание и переговоры о прекращении огня на отдельных участках фронта самим солдатским комитетам. 13 (26) ноября Совнарком обратился с предложением о мире к правительству Германии. Это привело к местным, самостоятельным соглашениям, заключенным о перемирии с противником отдельными армейскими соединениями на фронтах и началу переговоров о перемирии, уже под контролем центральных органов власти. 14 (27) ноября Германия сообщила о согласии начать мирные переговоры с советским правительством.

Германский

Братание во время перемирия на Восточном фронте. 1918 г.

Перемирие. Первый Брест-Литовский договор

Ещё 21 ноября (4 декабря) 1917 года был подписан «Договор о перемирии между армиями русского Западного фронта и германскими армиями, действовавшими против означенного фронта» на срок с 23 ноября (6 декабря) по 4 (17) декабря 1917 г. или до общего перемирия, если оно последует раньше. Уполномоченными от Западного фронта были пять солдат, унтер-офицер Берсон и два врача. Уполномоченным Главного германского командования был генерал-майор Генштаба фон Зауберцвейг. Договор действовал на линии фронта от местечка Видзы (Латвия) до реки Припяти (Волынь).

19 ноября (2 декабря) мирная делегация советского правительства прибыла в нейтральную зону и проследовала в Брест-Литовск, в котором располагалась Ставка германского командования на Восточном фронте, где встретилась с делегацией австро-германского блока, в состав которой входили также представители Болгарии и Турции. Переговоры с Германией о перемирии начались 20 ноября (3 декабря) 1917 года. Первый состав советской делегации возглавляли председатель делегации, член ВЦИК А. А. Иоффе, член ВЦИК Л. Б. Каменев, член ВЦИК и Коллегии Наркомфина Г. Я. Сокольников. Германию представлял генерал-майор Макс Гофман.

Советская сторона предлагала перемирие на 6 месяцев, с остановкой военных действий на всех фронтах. Немцы должны были вывести войска из Риги и с Моонзундских островов и перебрасывать освободившиеся дивизии на Западный (Французский) фронт. Понятно, что запрет на переброску войск вызвал особенное недовольство германской стороны. 2 (15) декабря был подписан Договор о перемирии между Россией и Болгарией, Германией, Австро-Венгрией и Турцией. Договор действовал до 1 (14) января 1918 года. После этого срок договор продлевался автоматически. Начиная с 21 дня действия договора, стороны могли отказаться от него, извести друг друга за 7 дней. Немцы дали формальное согласие на запрет переброски войск на Западный фронт.

Стоит отметить, что ещё в конце 1916 года германское командование Восточного фронта разработало, а правительство поддержало проект создания «второй пограничной полосы». Он предусматривал аннексию западных районов Российской империи. Сторонники умеренных кругов германской верхушки придерживались скрытой формы аннексии. Была предложена идея «срединной Европы» во главе с Германией при формальной независимости в её составе народов западной части Российской империи. Берлин согласился на предложение советского правительства о перемирии и мирных переговорах, рассчитывая воспользоваться тяжёлым положением Советской России и навязать ей мир, закреплявший завоевания Германии на Востоке и позволявший перебросить максимум сил на Западный фронт для победы над Антантой. Под предлогом права народов на самоопределение и мира без аннексий и контрибуций, германское правительство планировало отделить от России народы областей, оккупированных Германией, которые якобы уже выразили своё желание отделиться от Советской России. Военная партия (возглавлялась Гинденбургом и Людендорфом) видела в будущем мирном договоре не только возможность для победы на Западе, но и основу для реализации масштабной завоевательной программы на Востоке, включавшей отторжение от России Прибалтики, части Белоруссии, всей Украины, Крыма и части Кавказа. Это давало стратегический плацдарм, ресурсы и коммуникации для дальнейшей экспансии в Туркестан, Афганистан, Кавказ, Персию, Месопотамию и Индию.

Германский

Экспансионистские планы Германии на 1917 год

Мирные переговоры в Брест-Литовске

Переговоры о мире начались 9 (22) декабря 1917 года. В советскую делегацию на первом этапе входили 5 уполномоченных — членов ВЦИК: большевики А. А. Иоффе (председатель делегации), Л. Б. Каменев и Г. Я. Сокольников, эсеры А. А. Биценко и С. Д. Масловский-Мстиславский, 8 членов военной делегации — генерал-квартирмейстер при Верховном главнокомандующем Генштаба генерал-майор В. Е. Скалон (он по неизвестной причине покончил с собой), состоявший при начальнике Генштаба генерал Ю. Н. Данилов, помощник начальника Морского Генерального штаба контр-адмирал В. М. Альтфатер, начальник Николаевской военной академии Генштаба генерал А. И. Андогский, генерал-квартирмейстер штаба 10-й армии Генштаба генерал А. А. Самойло, полковник Д. Г. Фокке, подполковник И. Я. Цеплит, капитан В. Липский. Также в составе делегации были секретарь делегации Л. М. Карахан, 3 переводчика и 6 технических сотрудников, а также 5 рядовых членов делегации — матрос Ф. В. Олич, солдат Н. К. Беляков, калужский крестьянин Р. И. Сташков, рабочий П. А. Обухов, прапорщик флота К. Я. Зедин.

Делегации государств Четверного союза возглавляли: от Германии — статс-секретарь ведомства иностранных дел Рихард фон Кюльман; от Австро-Венгрии — министр иностранных дел граф Оттокар Чернин; от Болгарии — министр юстиции Попов; от Османской империи — великий визирь Талаат-бей. Конференцию открыл главнокомандующий Восточным фронтом принц Леопольд Баварский, место председателя занял Кюльман.

Советская делегация выдвинула в качестве основы переговоров принцип демократического мира без аннексий и контрибуций. То есть Германия должна была отвести войска к границам 1914 года, вывести их с оккупированных территорий России. После трёхдневного обсуждения странами германского блока советских предложений вечером 12 (25) декабря 1917 фон Кюльман сделал заявление о том, что Германия и её союзники принимают эти предложения. При этом была сделана оговорка, фактически сводившая на нет согласие Германии на мир без аннексий и контрибуций: к такому миру должны были присоединиться правительства стран Антанты. Германская сторона понимала «демократический мир» без аннексий и контрибуций иначе, чем советская. Выводить войска с оккупированных территорий немцы не собирались и согласно заявлению Германии, Польша, Литва и Курляндия уже высказались за отделение от России, и если эти три страны вступали в переговоры со Вторым рейхом о своей дальнейшей судьбе, то это отнюдь не будет считаться аннексией со стороны Германской империи. Так, во время германо-советских переговоров о перемирии, марионеточная Литовская Тариба (орган власти, созданный в сентябре 1917 года и объявивший о независимости Литвы) объявила о восстановлении независимого Литовского государства и «вечных союзных связях» этого государства с Германией.

После этого советская делегация предложила объявить перерыв, в ходе которого можно было бы попытаться привлечь страны Антанты к мирным переговорам. Советское правительство снова пригласило страны Антанты участвовать в переговорах, но с тем же результатом. 14 (27) декабря советская делегация на втором заседании политической комиссии сделала предложение: «В полном согласии с открытым заявлением обеих договаривающихся сторон об отсутствии у них завоевательных планов и о желании заключить мир без аннексий. Россия выводит свои войска из занимаемых ею частей Австро-Венгрии, Турции и Персии, а державы Четверного союза — из Польши, Литвы, Курляндии и других областей России». Советская Россия обещала, в соответствии с принципом самоопределения наций, предоставить населению этих областей возможность самому решить вопрос о своём государственном существовании — в отсутствие каких-либо войск, кроме национальных или местной милиции.

Германская сторона сделала контрпредложение: советскому правительству было предложено «принять к сведению заявления, в которых выражена воля народов, населяющих Польшу, Литву, Курляндию и части Эстляндии и Лифляндии, о их стремлении к полной государственной самостоятельности и к выделению из Российской федерации» и признать, что «эти заявления при настоящих условиях надлежит рассматривать как выражение народной воли».

Таким образом, под предлогом самоопределения народов Германская империя фактически предложила советскому правительству признать марионеточные режимы, установленные к этому времени германо-австрийскими оккупационными властями в западных национальных окраинах бывшей Российской империи. Это вело к распространению германской сферы влияния на огромные западные владения бывшей Российской империи, включая западнорусские земли — Малороссию-Украину, где националистическая Центральная рада (не пользовавшаяся поддержкой большинства населения) взяла курс на «независимость», а по сути, собиралась лечь под Германию.

Советское правительство, в условиях развала страны, её хозяйства, отсутствия армии и развёртывания гражданской войны в России, пыталось затянуть переговоры как можно дольше в надежде на революцию и развал в самой Германии. Было очевидно, что выдвинутые германской стороной условия неприемлемы, однако советское правительство не могло оказать прямого сопротивления, вооруженных сил не было. Было принято решение противодействовать форсированию переговоров германской стороной, требовать перенесения конференции в Стокгольм (также с целью затягивая переговоров), усилить антивоенную агитацию среди немецких солдат, вести пропаганду и агитацию в пользу революционной войны. Эти положения 18 (31) декабря были сформулированы Лениным в проекте резолюции Совнаркома, предусматривавшем также организацию армии и «оборону от прорыва к Петрограду». Ленин предложил наркому иностранных дел Троцкому выехать в Брест-Литовск и лично возглавить советскую делегацию. «Чтобы затягивать переговоры, нужен затягиватель», как сказал Ленин.

Одновременно советское правительство пыталось восстановить обороноспособность России. Верховный главнокомандующий Н. В. Крыленко в директиве от 30 декабря 1917 (12 января 1918) поставил перед командующими Северным и Западным фронтами задачу укрепить оборону подступов к Петрограду, Ревелю и Смоленску. Штабам Северного и Западного фронта было приказано сосредоточить боеспособные войска на наиболее важных стратегических направлениях. 15 (28) января 1917 года СНК принял декрет об организации Красной армии, а 29 января (11 февраля) — Красного флота. В Петрограде, Москве, других городах и на фронте началось формирование частей Красной Армии на добровольческой основе. Также проводилась подготовка к партизанской войне и эвакуация имущества из прифронтовой зоны.

Проблемы германского блока

Стоит отметить, что надежды советского правительства на подъём революционного движения в самой Германии (как и в Австро-Венгрии) были оправданы. Германия, как и другие страны Четверного союза, была полностью истощена войной. Так, в Германии в 1916 году была введена карточная система, а также принят закон об обязательной трудовой повинности для мужчин от 17 до 60 лет. Промышленность из-за блокады ощущала острый дефицит сырья и материалов. Трудовые ресурсы в стране были исчерпаны. На военных заводах использовался женский труд. Более трети работающих на промышленных предприятиях страны в конце 1917 г. составляли женщины. Правительство было вынуждено вернуть на заводы с фронта 125 тыс. рабочих. Распространились разнообразные суррогаты («эрзац») продуктов. Население голодало. Зима 1916 — 1917 гг. была названа «брюквенной», так как брюква стала главным, практически единственным продуктом питания мирных жителей. Голодная зима привела к большим жертвам: по некоторым источникам, умерли от голода сотни тысяч человек. Особенно пострадали наиболее слабые — дети и старики.

Положение Австро-Венгрии было ещё хуже. Австро-венгерская армия не выдержала катастрофических поражений на Русском фронте и была деморализована. Солдаты были морально и физически истощены (сказывалось недоедание), резко упала дисциплина, чувствовалась нехватка оружия, техники и амуниции. Усилилось национально-освободительное движение народов Австро-Венгерской империи. «Лоскутная империя» Габсбургов трещала по швам. В Вене уже всерьёз прорабатывали отдельный, сепаратный мир с Антантой. Министр иностранных дел Австро-Венгерской империи Чернин писал австрийскому императору Карлу I ещё в апреле 1917 года: «…Совершенно ясно, что наша военная сила исчерпана… Я вполне убеждён, что новая зимняя кампания совершенно невозможна; другими словами, что в конце лета или осенью нужно заключить мир какой угодно ценой… …Ваше величество знаете, что тетива так натянута, что может порваться каждый день. Я твёрдо убеждён, что силы Германии, как и наши, пришли к концу, чего не отрицают и ответственные политики в Берлине. Если монархи центральных держав не сумеют в ближайшие месяцы заключить мир, то народы заключат его через их головы, и тогда волны революции снесут всё, за что сегодня сражаются и умирают наши братья и сыновья…» В Австро-Венгрии начался голод. В январе 1918 года О. Чернин сообщал императору Карлу: «…Мы стоим непосредственно перед продовольственной катастрофой. Положение… ужасно, и я боюсь, что сейчас уже слишком поздно, чтобы задержать наступление катастрофы, которая должна произойти через несколько недель…».

Схожее положение было и в Болгарии. Промышленность была в депрессии. Голод и эпидемии среди мирного населения привели к тому, что смертность среди населения Болгарии намного превысила боевые потери её армии. Турция, которая и без войны тихо умирала, теперь оказалась на грани военно-политической и государственной катастрофы. Армия деградировала и отступала в Месопотамии и Палестине. Промышленность, сельское хозяйство, финансы, торговля и транспорт развалились. Простой народ голодал, жил в условиях постоянных реквизиций (грабежа), произвола, репрессий и террора со стороны полиции, чиновников и армии. Геноцид, который турецкие власти развязали в отношении национальных и религиозных меньшинств, усугубил хаос в стране. Османская империя доживала последние дни.

В конце января 1918 года Германию потрясла всеобщая политическая забастовка, в которой участвовали более полутора миллиона рабочих (из них более 500 тыс. в Берлине). Важнейшей причиной забастовки был срыв германским правительством мирных переговоров с Советской Россией в Брест-Литовске. Забастовка охватила 3несколько десятков городов Германии. Среди забастовщиков слышались призывы к свержению кайзера и действиям «по-русски». На заводских собраниях в Берлине были избраны представители в Рабочий совет в количестве 414 человек. Рабочий совет единогласно потребовал: мир без аннексий и контрибуций; улучшение продовольственного снабжения; отмена осадного положения и введение демократических свобод; освобождение лиц, осужденных или арестованных за политическую деятельность и т. д. Однако властям с помощью правых социал-демократов, которые раскололи рабочее движение, удалось подавить забастовку.

Второй этап переговоров

На втором этапе переговоров в советскую делегацию, возглавляемую наркомом иностранных дел Л. Д. Троцким, входили А. А. Иоффе, Л. М. Карахан, К. Б. Радек, М. Н. Покровский, А. А. Биценко, В. А. Карелин, Е. Г. Медведев, В. М. Шахрай, Ст. Бобинский, В. Мицкевич-Капсукас, В. Териан, В. М. Альтфатер, А. А. Самойло, В. А. Липский.

20 декабря 1917 года (2 января 1918) советское правительство направило телеграммы председателям делегаций стран Четверного союза с предложением перенести мирные переговоры в Стокгольм. По официальному мнению СНК, там советская делегация могла бы чувствовать себя свободнее, её радиосообщения можно было бы защитить от перехвата, а телефонные переговоры с Петроградом — от германской цензуры. Кроме того, это могло затянуть переговоры. Не удивительно, что предложение было категорически отклонено Берлином.

27 декабря 1917 года (9 января 1918 г.) открывая конференцию, Кюльман заявил, что, так как Антанта не присоединилась к переговорам, германский блок считает себя свободным от советской формулы мира без аннексий. Кроме того, по мнению представителей германского блока, теперь речь шла не о всеобщем мире, а о сепаратном мире между Россией и державами Четверного союза.

На следующее заседание, состоявшееся 28 декабря 1917 (10 января 1918 г.), германцы пригласили украинскую делегацию Центральной рады. Центральная рада была образована в апреле 1917 года в ходе съезда в Киеве 900 националистов. Её никто не избирал, и она не пользовалась поддержкой в народе. По сути, собралась кучка маргинальной националистической интеллигенции, чьи взгляды не разделял народ, и провозгласила себя правительством Украины. 22 декабря 1917 года (4 января 1918 г.) германский канцлер Г. фон Гертлинг сообщил в своём выступлении в Рейхстаге, что в Брест-Литовск прибыла делегация Центральной рады. Германия согласилась вести переговоры с украинской делегацией, чтобы использовать украинский фактор против советского правительства, а также для давления на Вену. На заседании 28 декабря председатель украинской делегации В. А. Голубович огласил декларацию Центральной рады о том, что власть Совнаркома Советской России не распространяется на Украину, а потому Центральная рада намерена самостоятельно вести мирные переговоры. Троцкий согласился рассматривать делегацию Украинской Центральной рады как самостоятельную, тем самым он фактически сыграл на руку представителям германского блока.

Германское верховное командование выражало крайнее недовольство затягиванием мирных переговоров, опасаясь разложения армии по примеру русской и из-за плохих известий из Германии. Генерал Людендорф требовал от начальника штаба германских армий на Восточном фронте генерала М. Гофмана ускорить переговоры с советской стороной. 30 декабря 1917 (12 января 1918) на заседании политической комиссии советская делегация потребовала от правительств Германии и Австро-Венгрии категорически подтвердить отсутствие у них намерений присоединить какие бы то ни было территории бывшей Российской империи. По мнению представителей Советской России, решение вопроса о будущей судьбе самоопределяющихся территорий должно осуществляться путём всенародного референдума, после вывода иностранных войск и возвращения беженцев и переселённых лиц. Генерал Гофман в ответной пространной речи заявил, что германское правительство отказывается очистить оккупированные территории Курляндии, Литвы, Ригу и острова Рижского залива.

5 (18) января 1918 генерал Гофман предъявил условия Центральных держав — они представляли собой карту бывшей Российской империи, на которой в пользу Германии и Австро-Венгрии отходили Польша, Литва, часть Белоруссии и Украины, Эстонии и Латвии, Моонзундские острова и Рижский залив. Всего немцы претендовали на территорию общей площадью более 150 тысяч кв. км. Это позволяло германским вооруженным силам контролировать морские пути к Финскому и Ботническому заливам, при необходимости оккупировать всю Латвию и Эстонию, а также развивать наступление на Петроград. В руки Германии переходили русские балтийские порты, Прибалтика, за которую Россия в прошлом заплатила огромную цену. В результате предложения Германии были крайне невыгодны советскому правительству. Россия теряла завоевания нескольких сотен лет и ряда кровопролитных войн. Разрушалась система стратегических рубежей на северо-западном, западном и частично на юго-западном направлениях. Поэтому советская делегация потребовала нового перерыва мирной конференции ещё на десять дней для ознакомления своего правительства с германскими требованиями.

Германский

Германские офицеры встречают советскую делегацию во главе с Л. Д. Троцким в Брест-Литовск

О роли Троцкого в переговорах

Назначение Лениным главой делегации Троцкого было не самым лучшим решением. Глава советского внешнеполитического ведомства вёл себя провокационно. Троцкий, с расчётом на скорую революцию в странах Центральной Европы, внешне стремился к затягиванию переговоров, интересуясь в первую очередь пропагандистским эффектом от них, и через головы их участников обращался с призывами о восстании к «рабочим в военной форме» Германии и Австро-Венгрии. Немедленно после своего прибытия в Брест-Литовск Троцкий пытается вести пропаганду среди германских солдат, охранявших железнодорожные пути, на что получает протест германской стороны. При содействии Карла Радека создаётся агитационная газета «Факел» для распространения среди немецких солдат.

После того как Берлин продиктовал жёсткие условия мира, Троцкий, учитывая, что ни позиция Ленина, выступавшего за мир любой ценой, ни Бухарина, призывавшего к «революционной войне», не имела на тот момент поддержки большинства, выдвинул собственный «промежуточный» лозунг «ни войны, ни мира», то есть призвал к прекращению войны без подписания мирного договора. Фактически это была провокация.

Так, по словам Георгия Чичерина, который сменил Троцкого после провала текущего этапа, Троцкий был любителем «декларативных шагов, доводящих всё до крайнего обострения» и «истерических скачков», он с самого начала не имел вкуса к дипломатической работе и, по собственным воспоминаниям, следующим образом рассуждал при своем назначении: «Какая такая у нас будет дипломатическая работа? Вот издам несколько прокламаций и закрою лавочку».

А свидетельству одного из членов советской делегации, бывшего царского генерала А. Самойло: «С переменой главы делегации резко изменились и отношения с немцами. … На заседаниях Троцкий выступал всегда с большой горячностью, Гофман [генерал Макс Гофман] не оставался в долгу, и полемика между ними часто принимала очень острый характер. Гофман обычно вскакивал с места и со злобной физиономией принимался за свои возражения, начиная их выкриком: «Ich protestiere!..» [я протестую!], часто даже ударяя рукой по столу. Сначала такие нападки на немцев мне, естественно, приходились по сердцу, но Покровский мне разъяснил, насколько они были опасны для переговоров о мире. Отдавая себе отчёт о степени разложения русской армии и невозможности с её стороны какого-либо отпора в случае наступления немцев, я ясно сознавал опасность потерять колоссальное военное имущество на огромнейшем русском фронте, не говоря уже о потере громадных территорий. Несколько раз я говорил об этом на наших домашних совещаниях членов делегации, но каждый раз выслушивался Троцким с явной снисходительностью к моим непрошенным опасениям. Его собственное поведение на общих заседаниях с немцами явно клонилось к разрыву с ними… переговоры продолжались, выливаясь главным образом в ораторские поединки между Троцким и Гофманом».

Чтобы понять поведение наркома иностранных дел Советской России, необходимо знать, что Л. Троцкий был «агентом влияния» хозяев США (т. н. финансового интернационала) и был направлен в Россию с отрядом боевиков с целью возглавить революцию и произвести развал и уничтожение русской цивилизации в интересах западного финансового капитала. Сразу заменить Ленина он не смог, хотя и сыграл в революции выдающуюся роль и занял ключевые посты.

Во время переговоров с Германией Троцкий занял жесткую и провокационную позицию, чтобы решить две задачи. Во-первых, провалить переговоры и вызвать германскую интервенцию, что вело к распылению сил Германии и ускорению её падения, соответственно победы США в Первой мировой войне. Во-вторых, германская интервенция могла привести к кризису советского правительства, падению авторитета Ленина. Троцкий становился главой правительства и России, обрекая её на заклание. А в роли лидера большевиков и Советской России Троцкий имел возможность завершить решение «русского вопроса в интересах хозяев западного проекта.

Германский

Советская делегация в Брест-Литовске. Л. Каменев, А. Иоффе, А. Битценко, В. Липский, П. Стучка, Л. Троцкий, Л. Карахан.

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр

Статьи из этой серии:

Кампания 1918 года

Стратегия мирового господства СШАТурецкое вторжение в Закавказье. «Тысячи русских расстреляны и сожжены заживо. Армяне подвергаются неописуемым пыткам»Румынское вторжение в БессарабиюКак румынские палачи истребляли русских солдат

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

7 + 3 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: