Путевые заметки игумена Даниила

Игумена Даниила можно считать одним из первых русских тревел-блогеров. В первые годы XII столетия он в качестве паломника посетил Святую землю и оставил подробное описание своего путешествия, по меркам того времени совершенно немыслимого. О паломничестве, которое пришлось на начало эпохи Крестовых походов, – в нашем материале. 

Путевые заметки игумена Даниила

Игумена Даниила в православной культуре также часто называют Даниилом Паломником. И это вполне закономерно: именно благодаря своей поездке в святые места монах и вошел в отечественную историю. О жизни Даниила как до, так и после паломничества известно немногое. Принято считать, что он был черниговским игуменом, а в монахи постригся в стенах Киево-Печерского монастыря. Впрочем, на протяжении нескольких веков эти тезисы остаются лишь предположениями. Николай Михайлович Карамзин, к примеру, считал иначе: он высказал мысль, что «сей путешественник мог быть Юрьевским епископом Даниилом, поставленным в 1113 году».

Представления о том, когда именно Даниил совершил свое знаменательное паломничество, тоже неоднократно менялись. Ныне господствует версия, что монах посетил Святую землю в 1104 — 1106 годах.

По итогам путешествия игумен составил подробное описание всех увиденных им мест и артефактов. Его произведение получило название «Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли». Оно стало первым на Руси примером подобного жанра — по крайней мере, из сохранившихся. «Хождениями» впоследствии стали называться все древнерусские сочинения о паломничествах и поездках в другие страны: самый совершенный образец жанра — «Хождение за три моря» Афанасия Никитина — появился в XV веке.

Путевые заметки игумена Даниила
Фрагмент одного из списков «Хождения»

В первую очередь, конечно, Даниил в своем произведении описывал религиозные святыни — иначе и быть не могло. Он рассказал о жертвеннике Авраама, о столпе Давида, о местах, где Христос был предан и распят, а также о Гробе Господнем. «Гроб же Господен собою таков: это как бы маленькая пещерка, высеченная в камне, с небольшими дверцами, через которые может, став на колени, войти человек. В высоту она мала, а в длину и в ширину одинаково четыре локтя. И когда входишь в эту пещерку через маленькие дверцы, по правую руку — как бы скамья, высеченная в том же пещерном камне: на той скамье лежало тело Господа нашего Иисуса Христа», — писал игумен.

Интересно, что Даниил обращал внимание на все детали, скрупулезно фиксировал приблизительные размеры святынь, их расстояние друг от друга. Игумен — вероятно, сам того не ведая — создал любопытнейшие для своего времени путевые заметки, которые и современному читателю помогают воспроизвести в воображении пейзажи Святой земли.

Невероятное впечатление произвело на паломника появление Благодатного огня: «Свет же святой не так, как огонь земной, но чудесно, иначе светится, необычно; и пламя его красно, как киноварь; и совершенно несказанно светится». Данному событию, поразившему Даниила, посвящена самая обширная глава «Хождения». Монах развенчивает мифы, связанные с этим чудом: «Многие ведь странники неправду говорят о схождении света святого: ведь один говорит, что Святой Дух голубем сходит ко Гробу Господню, а другие говорят: молния сходит с небес, и там зажигаются лампады над Гробом Господним. И то ложь и неправда, ибо ничего не видно тогда — ни голубя, ни молнии. Но так, невидимо, сходит с небес благодатию Божиею и зажигает лампады в Гробе Господнем».

Путевые заметки игумена Даниила
Гроб Господень. Миниатюра из иллюстрированного списка «Хождения», XVII век

Однако не только о святынях и чудесах рассказывает игумен Даниил в своем произведении. Пожалуй, самыми интересными аспектами его сочинения являются описания быта, жизненного уклада палестинцев. Из «Хождения» можно почерпнуть сведения о сельском хозяйстве того времени, а также о том, как русским человеком воспринимались территории с совершенно иным, непривычным ему климатом. «Иерусалим же большой город с крепкими стенами; стены его равны друг другу; построен он о четырех углах в форме креста. Ущелья во множестве вокруг него и горы каменные. Безводно то место: ни реки, ни колодца, ни источника нет вблизи Иерусалима, но только одна купель Силоамская. Но дождевой водой живут все люди и скоты в городе том. И хлеба хорошие родятся около Иерусалима в камнях тех без дождя, но так, Божиим повелением и благоволением. Родятся изрядно пшеница и ячмень: ведь одну кадь посеяв, берут девяносто кадей, а другой раз сто кадей за одну кадь. Это ли не благословение Божие земле той святой! Много виноградников около Иерусалима и деревьев фруктовых многоплодных, смокв, шелковиц, маслин, рожков; и другие все различные деревья без числа по всей земле той растут», — делился монах впечатлениями с потенциальными читателями.

«Хождение» игумена Даниила на Руси стало очень популярным: сохранилось около 150 списков этого произведения, что в ту эпоху считалось весьма немалым «тиражом». А в XIX веке даже появились переводы «Хождения» на европейские языки: французский, немецкий и английский.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

− 1 = 3

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: