Особые обстоятельства. Часть 2

В ночном бою признавалась желательной атака без стрельбы – выдвинувшись к противнику на возможно близкое расстояние.

Ночное время налагало ограничения на преследование противника после успешного боя – преследовать предписывалось при исключительно благоприятных условиях и только на короткое расстояние.

Самым главным для войск, успешно проведших ночной наступательный бой, было закрепиться на захваченных позициях. Контратака противника в ночном бою представляла повышенную опасность.

Особые обстоятельства. Часть 2

В обороне предписывалось резервы иметь на более близких дистанциях, чем в дневном бою, а на флангах сосредоточить войсковые группы («уступы») — для защиты от охвата противником. Артиллерия в ночном оборонительном бою должна эффективно простреливать вероятные подступы к позиции, а конница располагается на флангах и в тылу.

Также особое значение придавалось секретам, заставам, полевым караулам и дозорам.

Огонь из орудий и пулеметов предписывалось открывать по данным дневной наводки, а винтовочный огонь – в упор. Ночные действия артиллерии выражаются в ночном занятии и оборудовании позиций или их смене под прикрытием темноты, а также в ночных стрельбах с заблаговременно (засветло) занятых и пристрелянных позиций. Ночной артиллерийский огонь применим в позиционной войне как со стороны обороняющегося, так наступающего, а в маневренной — со стороны обороняющегося. Огонь ведется преимущественно с целью образования огневой завесы на определенном участке позиции – ночной заградительный огонь должен прикрыть окопы своей пехоты от атаки противника и противодействовать пехоте противника приблизиться к своей позиции, а при контратаке — перенести огонь в тыл (чтобы задержать резервы противника).

Ночная атака обычно готовилась и осуществлялась в следующей последовательности.

Приказ об атаке отдавался за несколько часов до темноты, производилась разведка путей наступления, назначались сборные пункты для движения и исходные рубежи для атаки. Все лишнее оставлялось в тылу, особенно лошади и повозки. Если без лошадей нельзя было обойтись, принимались меры, чтобы они не фыркали и не ржали. Копыта и колеса телег обвязывались соломой и тряпками. Назначались условные слова (пропуск) и надевались белые повязки, иногда пропитанные фосфором (видимость до 30 шагов). Запас ручных гранат на бойцах увеличивался. Винтовки разряжались. Брались ножницы для резки проволоки, осветительные и сигнальные ракеты. Устанавливались сигналы ракетами и звуковые (крик птиц, животных и т. д.) сигналы. Запрещалось говорить, курить, зажигать огонь, стучать. Назначались проводники, а места остановок обозначались условными знаками. Атака производилась без крика «ура» и без выстрела.

Русские войска умели эффективно действовать в ночном бою. Ночь – надежный союзник русских войск.

Так, в ходе ночного боя 8 декабря 1914 г. у д. д. Клишов — Рембов части 3-й гренадерской дивизии восстановили положение на фронте, захватив важные опорные пункты. Потеряв 70 человек убитыми и 363 ранеными, гренадеры 3-й дивизии уничтожили 950 солдат и офицеров противника, захватили 1361 пленного, трофеями стали 24 пулемета и 4 орудия.

Документ, сообщавший о действиях русских войск в ходе Варшавско-Ивангородской операции 1914 г., засвидетельствовал, как один из русских корпусов три ночи подряд применял ночные атаки – несмотря на специфику плацдарма и большие потери, войска сражались настойчиво и с большим подъемом [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Варшавско-Ивангородская операция. М., 1938. С. 207.].

В ходе январских боев 1915 г. на р. Бзуре целью русских было прорвать немецкие позиции — для чего предпринят ряд ночных атак. В ночь на 22 января в наступлении приняли участие 5 рот 199-го пехотного полка и 2 батальона 313-го пехотного полка. Наступление было неожиданное — артиллерийской подготовки не производилось. Ночь была очень темная, местами русские бойцы шли по колени в воде (оттепель). 5 рот 199-го полка перешли Бзуру, и, не открывая огня, штыковым ударом овладели д. М. Камион, окопавшись южнее. Проволока (1 — 2 ряда), окружавшая германские позиции, была перерезана ножницами. Наступление велось в колонне по отделениям, а для атаки частично выстраивали развернутый строй, частично же были в полуротных колоннах.

23-го была начата артиллерийская подготовка, но она велась уже в темноте и результатов не дала. В 20 часов пехота пошла в атаку. Батальон 199-го полка поротно двинулся на д. Б. Камион, без открытия огня выбил противника и овладел деревней. 313-й полк продвинулся лишь до д. М. Камион.

24-го января 199-й полк, несмотря на огонь немцев с 3-х сторон, продержался на занятых позициях до темноты. Подошли резервы — 13-й гренадерский полк и 2 роты 199-го полка. Атаку костела должны были осуществлять лейб-гренадеры при поддержке 199-го полка (одна рота последнего наступала на рощу южнее костела, другая — уступом левее, еще две в резерве). Атака была начата в 3 часа 40 минут – части шли в развернутых строях без выстрела — в полной тишине. Немцы открыли сильнейший огонь, а затем бросились в контратаку, завязав упорный рукопашный бой. С севера в костел ворвались гренадеры и около 4-х часов 20 минут немцы (в количестве 600 человек) сдались. Потери гренадер и пехотинцев 199-го полка — свыше 2000 человек.

Перед ночной атакой высоты 384 у Бобулинце в ходе декабрьской операции на Стрыпе 1915 г. к ночной атаке готовились очень тщательно. Комсостав (с командиров рот) атакующей 3-й Туркестанской стрелковой бригады лично проводил разведку — из передовых окопов. Чтобы во время атаки высоты наступающие части не сбились с нужного направления — главный пункт атаки освещался прожектором. Проходы в проволочных заграждениях были пробиты артиллерией заблаговременно, артиллерия была пристрелена к неприятельским огневым точкам и окопам. Причем, артиллерия была пристреляна и к целям на второй линии обороны и на соседних боевых участках. При помощи цветных ракет между пехотой и артиллерией было налажено взаимодействие. Накануне атаки саперы и разведчики с помощью ножниц и подрывных зарядов проделали дополнительные проходы в проволочных заграждениях противника. Для поддержки атаки на флангах 3-й бригады заранее были пристреляны пулеметы – как бригады, так и 43-й дивизии.

Боевой порядок был эшелонирован — полки первой волны должны были захватить позицию австрийцев, продвинувшись до вражеских артиллерийских позиций и закрепиться, а полки второй волны должны были зайти плечом и обеспечить фланги первой линии.

Вследствие недостатка артиллерийских боеприпасов артиллерийская подготовка была сведена к минимуму – и, т. к. артиллерия не смогла в должной мере подготовить атаку стрелков (тяжелая артиллерия выпустила лишь 900 снарядов – мизерное количество), расчет был на фактор тактической внезапности.

Главная полоса обороны противника имела проволочное заграждение глубиной от 8 до 10 кольев, 2-я передовая полоса 4-5 кольев — фестонами (не сплошная) (где размещалось сторожевое охранение). На передовой полосе висели ручные гранаты и пустые банки от консервов, а у заграждений были вырыты ямы.

25-го декабря 1915 г. около 5-ти часов бригада приготовилась к ночной атаке на 1-км расстоянии от высоты 384. Прожектор у Доброполе должен был высвечивать цель атаки. Два полка бригады развернулись в 1-й линии на 2-3-км фронте, в затылок им встали 2 полка второй линии на дистанции 500 м от полков первого эшелона. Каждый полк первого эшелона на своем километровом фронте имел два батальона в первой линии и два во второй. Полки второго эшелона также эшелонировали батальоны в глубину. Роты образовали три штурмовых волны: первая волна атаки, вторая волна чистильщиков окопов, третья волна поддержек.

Организация движения была такова, что лишь к 7-ми часам, когда стрелки подошли к вражеским проволочным заграждениям, они были замечены – и противник открыл огонь. Австрийцы такого не ожидали – т. е. тактическая внезапность была достигнута.

Артиллеристы и пулеметчики открыли огонь по пристрелянным огневым точкам и окопам, заставив замолчать противника. Стрелки расчистили и расширили проходы в полуразрушенных заграждениях.

К 8-ми часам 30 минутам туркестанцы преодолели все 3 оборонительные полосы — и сопротивление австрийцев, начавших сдаваться в плен целыми ротами, прекратилось. Некоторые авангардные роты дошли до артиллерийских позиций, захватив 12 орудий. Тактический прорыв удался. По русским данным, трофеями стали 21 офицер, 1056 нижних чинов и 2 пулемета.

Но прорвавшиеся попали под стрелково-артиллерийский огонь с 3-х сторон — из-за Стрыпы (тыловая линия обороны противника) и с флангов – с высот 382 и 380. Образовался огневой мешок. Пройти вглубь атакующие также не могли — наткнувшись на тыловую линию обороны противника и т. н. «отсечные позиции» (оплетенные проволочными заграждениями) на флангах.

Сосредоточив на господствующих высотах свои резервы, австрийцы около 10-ти часов после мощной артподготовки нанесли контрудар. А поддержка туркестанцев и эшелон развития успеха (3 полка 43-й пехотной дивизии) не смогли преодолеть вражеский заградительный огонь. В итоге, австрийская артиллерия отрезала прорвавшихся стрелков от резервов.

Наступление частей 26-й и 43-й дивизий, которые наносили вспомогательный удар, наткнувшись на не поврежденное проволочное заграждение, захлебнулась.

Участок атаки (около 2-х км по фронту), подвергся перекрестному огню легкой и тяжелой артиллерии противника — не имея возможности продвигаться вперед, оказавшиеся в простреливаемом с 3-х сторон артиллерией и пулеметами огневом мешке, стрелки несли потери. Дело осложнилось тем, что, не скорректировав огонь, русская артиллерия накрыла своих же солдат в захваченных вражеских траншеях.

Не успев под сильным огнем окопаться, расстреливаемые почти со всех направлений, контратакуемые вражеской пехотой, после 10 часов 30 минут туркестанцы стали отступать с захваченной ими высоты; потеряв до 1 тыс. человек пленными и оставив захваченные 12 орудий. Австрийцы заявили о 700 русских пленных.

Вторичная атака туркестанцев успеха не достигла – стрелки начали закрепляться среди проволочных заграждений — в непосредственном соприкосновении с австрийцами.

Потери бригады — 52 офицера и 3642 нижних чина (свыше половины состава соединения). Тактически неудачное наступление у Бобулинце – образец грамотной реализации фактора внезапности и успешной ночной атаки. Удалось реализовать полноценный тактический прорыв вражеского позиционного фронта — причем с минимальным расходом боеприпасов. Артиллеристы смогли, с одной стороны, обеспечить необходимое количество проходов в проволочных заграждениях, но с другой – фактом огня по своим частям в значительной мере способствовали свертыванию успешного наступления. То, что артиллерия не смогла сопроводить огнем свою наступающую пехоту и эффективно осуществлять контрбатарейную борьбу, оказало серьезное влияние на результат боя.

24 декабря 1916 г. в ходе Митавской операции русские войска в ходе ночной атаки захватили участок немецкой позиции, известный под названием «немецкой пулеметной горки». «Горка» была укреплена немцами очень сильно и искусно. Ее опоясывали глубокие окопы, одетые солидными бревнами, имелись многочисленные полосы проволочных заграждений, частью скрытые во рвах; мощные блиндажи могли противостоять огню тяжелой артиллерии; вдоль линии окопов шла электрическая узкоколейка. Многочисленные, отлично скрытые пулеметы и сильная артиллерия способствовали тому, что «Горка» считалась неприступной.

Но в ходе внезапной ночной атаки латышские стрелковые части прорвали фронт немецких окопов влево от «Горки» и вышли ей в тыл. По заранее выработанному и тщательно продуманному плану русская артиллерия поставила огневую завесу в тылу и на флангах пулеметной горки. Резервы немцев подойти на помощь не могли – «Горка» оказалась отрезанной и попала в руки русских.

Успешно действовали русские части и целом ряде других больших и малых ночных боев.

Без огневой подготовки были возможны внезапные и ночные атаки. Темнота лишала противника возможности применить все свои ресурсы и технические средства ведения боя. В сочетании с внезапностью такой маневр приводил к необходимому тактическому результату. Особенно эффективны ночные бои на своей территории. Так, в августе 1915 г. у с. с. Пиотроково, Вышки (у г. Бельска) русские войска, ведя арьергардный бой, атаковали части германского 125-го пехотного полка. Германский фронтовик вспоминал: «…можно было различить в темноте, выше линии горизонта, широкую черную массу, которая бесшумно приближалась. Это был русский батальон, который, как и весь полк, получил приказ задержать нас, чтобы таким образом обеспечить погрузку частей в близлежащем Бельске. Несмотря на сильный огонь, противник, без выстрела и без звука двигавшийся вперед сомкнутой массой с ружьями на руку, шел вперед до тех пор, пока не врезался в наши ряды… С жутким спокойствием мощно наступали атакующие, — и выполнили свою задачу, хотя и понеся тяжелые потери».

Лесной бой

Лесной бой представлял особую тревогу для наступающего – достаточно представить всю трудность наступления через лес. Обороняющийся мог упорно держаться против превосходящих сил противника, артиллерия которого будет стеснена условиями местности. Необходимо тесное взаимодействие наступающих стрелков с пулеметами, минометами, и артиллерией сопровождения. </p>

Особые обстоятельства. Часть 2

Особые обстоятельства. Часть 2

При обороне леса решающее влияние оказывало использование пулеметов и удачное применение ручных гранат. Как и бои в населенных пунктах, лесной бой требовал наличия самостоятельных инициативных действий младших командиров и отдельных бойцов, а численное превосходство имело второстепенное значение по сравнению с храбростью бойца в ближнем бою.

Особые обстоятельства. Часть 2

9. Германские разведчики.

Сама местность Русского фронта способствовала наличию большого количества лесных боев, в которых русская армия чувствовала себя очень уверенно.

Так, в ходе Восточно-Прусской операции 1914 г. 16-го августа ландверная дивизия Гольца вела бой в лесу Кеммерей, причем самому фон дер Гольцу пришлось в нем поучаствовать — его штаб был рассеян натиском русской пехоты, опрокинувшей его части.

Первая Августовская операция 1914 г. была выиграна прежде всего за счет умения русских войск действовать в лесу. Очевидец отмечал специфику лесного боя на дистанции 20-100 шагов. Бойцы перемещались среди стволов старых сосен в 2 обхвата, перебегая через поляны, изрытые окопами, штыками выбивая германцев. В лесу было «свободнее» от артиллерии — лишь дороги осыпались градом гранат и шрапнелей, а под деревьями было легко [Бои на Немане и в Августовских лесах. Одесса, 1914. С. 13.].

Русские части брали штыковым ударом позицию за позицией. Противник поражал бойцов сверху, сзади, в спину – но не смог остановить русские полки.

Особые обстоятельства. Часть 2

10. Германская оборона в лесу.

Особые обстоятельства. Часть 2

11. После лесного боя. Павшие русские бойцы.

Русские подразделения умело маневрировали. Так, 19-го сентября 1914 г. в ходе Первой Августовской операции 3-я Финляндская стрелковая бригада в лесном бою у дер. Гаврихруда, опрокинула германцев, и, захватив 3 орудия, овладела лесом.

Особые обстоятельства. Часть 2

12. Лесные окопы с двухъярусной обороной.

Карпатская битва, бои под Красноставом 1915 г. и др. схватки в местности, усложненной наличием лесных массивов – яркий пример тактического мастерства солдат и офицеров Русской Императорской армии.

Особые обстоятельства. Часть 2

13. В Карпатах.

Автор: Олейников Алексей

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

59 − 57 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: