«Гибридные» бойцы крымской весны

Четыре года назад Крым воссоединился с Россией – такова была воля абсолютного большинства жителей полуострова, высказанная на всенародном референдуме.

«Гибридные» бойцы крымской весны

Важную роль в том, что граждане сумели свободно сумели обозначить свою позицию, будучи защищены от силового и психологического давления со стороны банд экстремистов, как исламистских, так и бандеровских, сыграли отряды кубанских казаков, обеспечивших безопасность Крымского перешейка, и общественный порядок в ключевых местах полуострова.

Высадка

По сути дела, Крымская весна, стала первой масштабной операцией в истории Новой России, в которой казачьи формирования действовали в тесном взаимодействии с подразделениями Вооруженных Сил России, выполняя боевые приказы Верховного командования.

Причем фактическая подготовка к действиям на полуострове Кубанским казачьим войском осуществлялась самостоятельно и загодя. Так, задолго до событий «Евромайдана» кубанцы несколько раз приезжали в Крым, чтобы поддержать православных, подвергавшихся давлению со стороны исламистов при полном попустительстве украинских властей.

Так же еще до начала киевского мятежа в Крыму была создана посольская станица Таманского отдела Кубанского казачьего войска. Это представительство, укомплектованное казаками из числа местных жителей, сыграло важную роль на начальном этапе переброски кубанцев в феврале 2014 года. Оно решало вопросы по созданию перевалочной базы и поиска транспорта для перевозки казаков по Крыму.

Тот факт, что дороги Крыма и Украины расходятся, стал очевиден сразу же после победы «Евромайдана» и свержения Януковича, и в это же время кубанские казаки стали готовится к высадке в Крыму. Надо сказать, что хотя эта, первоначально «низовая» инициатива, получила поддержку на уровне Краснодара и Москвы, большую часть технических проблем с ее осуществлением казаки решали самостоятельно. Прежде всего, были составлены списки добровольцев, желавших участвовать в защите Крыма. Затем был решен вопросы транспортировки казаков до порта Кавказ и их размещения у места переправы на территории турбазы. Первые кубанцы переправлялись небольшими партиями и в гражданской одежде, стараясь не привлекать внимание украинских (на тот момент) пограничников и таможенников. Впрочем, обилие молодых, крепких мужчин с явно военной выправкой, которые, как сговорившись, ехали в Крым «в паломничество» или «проведать родню» настолько насторожило пограничников, что в какой-то момент они вовсе остановили паромное сообщение.

Впрочем, казаков к этому моменту переправилось уже достаточно для того, чтобы убедить пограничников не препятствовать движению парома. Теперь уже переправлялись, не особенно скрываясь, в полевой форме, и большими группами.

Казаков уже ждали. При Андреевском храме в Керчи, силами прихожан и казаков посольской станице был развернут «перевалочный пункт». Здесь кубанцев встречали, кормили, давали отдохнуть, и отправляли дальше.

Достаточно остро встала проблема с транспортом – СБУ, нацисты и исламисты оказывали давление на автоперевозчиков, запрещая им перевозить казаков, запугивая всевозможными карами, вплоть до физической расправы над водителями и членами их семей.

Тем не менее, усилиями казаков посольской станицы, прихожан Андреевского храма и лично его настоятеля – протоиерея Николая Зенькова, несколько автобусов все же удалось найти несколько автобусов, которые начали перевозить казаков в самые ключевые места Крыма – в Севастополь, в Симферополь, и прежде всего – на Крымский перешеек, где ситуация была самая угрожающая.

В этот момент границы полуострова защищали всего несколько десятков сотрудников «Беркута», оказавшиеся на валах Перекопа и Чонгара сразу же с пылающих площадей Киева. Сил их было явно не достаточно для того, чтобы остановить попытку прорыва. А в том, что попытки экстремистов прорваться на полуостров непременно последуют, сомнений не было.

Крымский перешеек

Казаки подоспели буквально в последний момент — на той стороне уже готовились к прорыву. От водителей стало известно, что к границе подъехало до восьми «Икарусов» с вооруженными боевиками «Правого сектор» (запрещенная в России экстремистская организация).

Кубанцы буквально выскакивали из автобусов, хватали из ящиков автоматы, подсумки с магазинами и патронами, и бегом занимали позиции. Экстремисты на украинской стороне, узнав, что к «Беркуту» прибыла подмога, от прямых провокаций воздержались.

Позиции на Чонгаре заняли казаки Екатеринодарского отдела, на Перекопе и Турецком валу – Таманского отдела и Черноморского округа Кубанского казачьего войска. С их прибытием, бойцы «Беркута» почувствовали несравненно спокойнее, хотя нельзя сказать, что ситуация стала менее напряженная.

Сотрудники «Беркута» осуществляли пограничный контроль, и если надо, досмотр, автотранспорта, кубанцы их прикрывали, а также находились на подготовленных ими позициях – стрелковых ячейках, отрытых на гребне Турецкого вала, перекрывающих перешеек. В распоряжении казаков, помимо автоматов были пулеметы ПК, кроме того, на Турецком валу был один РПГ-7 с двумя выстрелами, а также бутылки с зажигательной смесью.

На украинской стороне помимо экстремистов, к границе подтянулись войска, бронетехника, в нескольких километрах от Турецкого вала были развернуты системы залпового огня. Намерения потенциального противника были не совсем ясны. Готовится ли он к наступлению, или наоборот укрепляют границу, было сложно понять. Возможно, что и сами украинцы не очень это понимали. Но как бы то ни было, казачьи секреты регулярно фиксировали в «нейтралке» активность украинских разведгрупп, несколько раз срабатывали «сигналки», приходилось открывать предупредительный огонь. Постоянно отмечалась работа инфракрасных подсветок.

По несколько раз на день объявлялась боевая тревога. Бронетехника ВСУ неоднократно приближалась к границе и демонстративно разворачивалсь в боевые порядки, имитируя подготовку к атаке.

Впрочем, вскоре подошли подразделения морской пехоты ЧФ с тяжелым вооружением, образовавшие второй эшелон обороны перешейка.

Атаман Таманского отдела, казачий полковник Иван Безуглый, командовавший казаками на Турецком валу и Перекопе, рассказал: «Я сказал командиру воинской группировки: «Вам отдадут приказ отойти, и вы уйдете, оставив нас одних». Он стал возражать: «Нет, мы не уйдем. Это моя первая боевая операция, и я намерен провести ее как надо». А на следующий день, ранним утром, он приходит ко мне и вижу, что у него дрожат губы. «В чем дело?» — «Нам дали приказ отойти!» — говорит он. «Ну что же, приказ надо выполнять, — отвечаю, — но оставьте нам тяжелое вооружение. Я понимаю, что у вас могут возникнуть проблемы, поэтому давайте снимем на камеру, как мы вас разоружаем». Он подумал и сказал: «Не надо. Мы оставим вам БТРы и минометы. А если станет совсем тяжко, вас поддержат вертолеты». Ну, казаки быстро написали на броне «Слава Кубани!», сформировали экипажи и расчеты».

Но войска на перешеек вернулись. Для казаков смысл этих маневров остался неясен, и они решили, что, таким образом, противника «выманивали на живца». Полковник Безуглый, рассказал, что после того, как морская пехота была отведена, он собрал казаков, и предложил всем, кто по каким-то причинам не может, или не хочет оставаться на перешейке, вернуться на Кубань, или выполнять задачи в Симферополе. Но таких, не оказалось.

Восьмого марта казаки подбили украинский самолет разведчик. Двухмоторный, легкий самолет, прилетевший со стороны Херсонской области, начал облет позиций Турецкого вала. Кубанские пулеметчики открыли предупредительный огонь. А, затем, поскольку экипаж не реагировал, и на поражение. Самолет задымился, и ушел на украинскую сторону. Согласно данным радиоперехвата, пилоты, к счастью, не пострадали, и сумели посадить поврежденную машину.

На следующий день казаки сбили БПЛА ВСУ уже над Перекопом.

Оперативная работа

Впрочем, помимо угрозы силового прорыва, бандеровцы пытались просочиться на полуостров для организации провокаций и терактов, нацеленных на срыв референдума. В первые дни казаки и бойцы «Беркута» задерживали десятки боевиков, изымая у них огнестрельное оружие и взрывные устройства. Но вскоре взрывчатку и стволы возить перестали, поняв, что бесполезно, а сами провокаторы старались прикрыться «корочками» правозащитников, журналистов, даже депутатов.

Так, например 9-го марта была задержана группа активистов «Автомайдана» в составе Екатерины Бутко, Александры Рязанцевой, Елены Максименко и двух мужчин. В их задачу входила координация деятельности экстремистских сил на Крымском полуострове с целью срыва референдума. У них были изъяты пропагандистские материалы экстремистского характера, огромные суммы денег в гривнах и долларах, предназначенные для оплаты провокаторов и подкупа чиновников, средства связи, тетрадка со списком контактов и позывных. У членов группы были документы прикрытия — редакционные удостоверения разных украинских СМИ.

Казаки в сжатые сроки развернули энергичную агентурную работу. Немало информации они получали от водителей большегрузных машин, маршруток и рейсовых автобусов. Очень тесные контакты были установлены с местными жителями. От них, в частности, стало известно, о том, что в одной из турбаз в окрестностях Армянска появились говорящие на украинском диалекте молодые люди спортивного вида. При отработке этих данных выяснилось, что на базе собирались неонацисты и ультрас, просачивающиеся на полуостров по одиночке и малыми группами, и готовящие провокации во время референдума. Благодаря бдительности крымчан и их тесных контактов с казаками, эта опасность была ликвидирована, а провокаторы выдворены за пределы Крыма.

За свой счет

Следует отметить, что на Турецком валу и Перекопе действовали казаки, в большинстве имевшие серьезный военный опыт. Общее руководство осуществлял армейский полковник запаса, оперативной работой занимался майор спецназа, кавалер двух орденов Мужества. Среди кубанцев было много участников боевых действий, офицеров и прапорщиков МО и МВД. Некоторые из них успели поработать в ЧВК, в том числе и в Сирии (в составе «Славянского корпуса») и в антипиратских группах, осуществлявших охрану мореходства у берегов Африки и проводивших операции против морских разбойников.

Практически все присутствовавшие участвовали в спасательной операции в 2012 году во время наводнения в Крымске. Кроме того, с первых шагов казачьего возрождения в Таманском отделе Кубанского казачьего войска большое внимание уделялось боевой подготовке допризывников и военнослужащих запаса. После принятия Федерального закона «О государственной службе российского казачества», группы боевой подготовки, превратились в Таманском отделе вначале в батальоны, затем в полки территориальной самообороны (после Крымской весны они сведены в 1-ю Таманскую казачью дивизию). В рамках этих подразделений регулярно проводятся полевые занятия с казаками, проводятся командно-штабные учения, ежегодные полковые (сегодня – дивизионные) военно-полевые сборы. Так что в Крыму действовали слаженные и подготовленные подразделения. Вопросов с тем, кто будет водить БТР, или войдет в минометный расчет не возникало. Так, даже бойцы «Беркута», видя выучку кубанцев, подозревали в них вначале переодетых бойцов спецназа.

Особо следует отметить, что боевая подготовка казаков и существование территориальных частей, государству не стоит почти ничего (если не считать стоимости боеприпасов, расстреливаемых казаками на полигоне), даже сборы проводятся главным образом за счет районных обществ и спонсорской помощи.

Надо сказать, что и в Крыму особое участия государства в обеспечении действий казаков не бросалась в глаза, если не считать выданных автоматов, старых подсумков и касок СШ-68 (забегая вперед, отмечу, что никаких проблем с потерянными автоматами, магазинами и штык-ножами, не было – все было сдано четко по списку).

Даже для оплаты автобусов, доставившим их на перешеек, казакам приходилось скидываться. Кормежка осуществлялась за счет местного населения. Крымчане везли продукты в таком количестве, что вскоре пришлось отказываться, хотя в казачью «столовую» ходили и бойцы «Беркута» и солдаты из развернутых вторым эшелоном частей.

Бросалось в глаза, что немало казаков были одеты в украинский камуфляж, напоминающий советский «бутан». Объяснялся этот феномен просто, переправившиеся через пролив в первых партиях казаки были, по понятным причинам, в партикулярном платье. И чтобы придать себе «уставной вид», они купили форму в военторгах Симферополя и Армянска.

Охрана границы полуострова – не единственная задача, которую решали кубанцы в дни Крымской весны. Значительные их силы были привлечены к оцеплению Верховного совета и Совмина Крыма, участвовали в блокировании мест постоянной дислокации частей ВСУ, не пожелавших принять волю народа полуострова, обеспечивали безопасность избирательных участков. Под контролем казаков Таманского отдела находился и аэропорт в Симферополе. На внутренних территориях Крыма казаки были без оружия, и выступали в роли гражданских активистов. Но при этом действовали гораздо эффективнее и слаженнее. Эта работа была им так же знакома – по службе в дружинах по охране общественного порядка, которые помогают полиции в Краснодарском крае, и принимали активное участие в обеспечении Сочинской Олимпиады.

Причем казаки при этом вполне успешно действовали и в качестве агитаторов и переговорщиков, безошибочно находя пути для сглаживания назревающих конфликтов. Примечательно, что кубанская балачка (диалект кубанских казаков, в котором много слов, созвучных малороссийским), действовала успокаивающе на заядлых «свидомитов». Хотя все казаки рвались на Перекоп и Турецкий вал, чтобы нести службу с оружием в руках, их деятельность в «тылу» (если в то время в Крыму был тыл), была ничуть не менее важна. Им были нейтрализованы десятки провокаторов и экстремистов, предотвращено множество инцидентов. Им удалось в ряде случаев убедить украинских военнослужащих подчиниться воле народа Крыма.

И наконец, им удалось обнаружить разведцентр западной спецслужбы в центре Симферополя. Еще до событий Крымской весны, иностранные агенты арендовали пустующее помещение в здании закрытого кафе, выходящего на площадь у здания Верховного совета, и завезли туда практически тонну шпионской аппаратуры, позволяющей осуществлять прослушку Крымского парламента и правительства.

Благодаря бдительности казаков это шпионское гнездо было вовремя обнаружено (четверо иностранцев и двое российских граждан его обслуживающие, уже завершали монтаж оборудования) и нейтрализовано.

Как известно, в Киеве Крымскую весну назвали « операцией гибридной войны». И если принять эту терминологию, то казаков нужно признать самыми эффективными «гибридными бойцами» способными решать широчайший спектр задач.

Напомним, что во время тех событий правоохранительная структура Крыма была в известной степени дезориентирована и дезорганизована. В отличие от «Беркута» значительная часть милиции полуострова не знала, что ей делать, кому подчиняться и находилась в растерянности. Военнослужащие РФ по понятным причинам не могли взять на себя функции по охране общественного порядка или обороне внешних границ полуострова. Спешно создаваемая самооборона Крыма, хотя и исполненная энтузиазма, еще не имела ни необходимой организации, ни соответствующей подготовки. И в этой ситуации казаки стали той силой, которая смогла прикрыть в эти решающие дни самые «тонкие места», не давая им «порваться».

Исторические корни

Надо сказать, что «гибридные» возможности казаков известны очень давно. Так, в тяжелые для России времена, наступившие после Смутного времени, когда Московское государство было слишком слабо, чтобы вступить в прямое противостояние с Турцией и с Крымским ханством, казаки проводили весьма эффективные мероприятия по сдерживанию этих хищников. А на все жалобы Стамбула и Бахчисарая, Москва, тайно помогавшая казакам и направляющая их удары, заявляла, что не имеет к этому отношения, и обидчики турок и крымцев действуют самостоятельно, и вопреки царской воли.

«Гибридным» можно признать и движение на Восток, где казаки, действуя на свой страх и риск, выступая не только в качестве военной силы, но и купцами, миссионерами и просветителями, регулярно «били царю челом» и новыми землями. И даже когда Россия окрепла и стала империей, казаки очень часто действовали там, где применение регулярных войск было нецелесообразным в силу политико-дипломатических или экономических причин.

Возрожденное казачество, с разной степенью эффективности, принимало участие практически во всех вооруженных конфликтах постсоветского пространства, руководствуясь принципом защиты интересов Русского мира и православия. И действовало при этом абсолютно самостоятельно, не только потому, что руководство страны часто не имело четкой и последовательной позиции в этих конфликтах, но и откровенно не знало, что делать с казаками.

Так что Крымская весна стала настоящей симфонией российских властей и казаков, пожалуй, первой в истории новой России. Глава страны Владимир Путин высоко оценил вклад кубанцев в дело воссоединения Крыма с Россией. Все участники событий награждены медалями Министерства обороны и правительства Крыма. Полковник Безуглый был удостоен звания Герой Кубани. Но самой главной наградой для кубанцев стало право участвовать в Параде Победы, впервые с 1945 года.

Автор: Борис Джерелиевский

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

+ 37 = 46

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: