Никаких «монголов» на Руси XIII — XV вв. не было

 
780 лет назад, 4 марта 1238 года, состоялось решительное сражение русских дружин и ордынцев на реке Сить. Русская рать была уничтожена, великий князь владимирский Юрий Всеволодович погиб.

Эта битва окончательно сломило сопротивление Владимиро-Суздальской Руси и предопределило попадание Северо-Восточной Руси в зависимость от Ордынской империи.

Погром Владимиро-Суздальской Руси

После взятия Владимира 7 февраля 1238 года, Батый и его военачальники получили возможность разделить силы ордынской армии и отдельными корпусами громить русские города, как центры сопротивления Русской земли. Русские дружины и очаги следовало подавить по отдельности, пока они не объединились в войске великого князя. Кроме того, ордынское командование собиралось отрезать рать великого князя Юрия Всеволодовича, который ушел из Владимира до его падения, от Новгорода. Господин Великий Новгород с его обширными пригородами (так назывались зависимые от Новгорода города) мог выставить большое войско, которое вместе с дружинами великого князя и его подручных князей уже представляло серьёзную угрозу для армии Батыя. Войска Батыя были уже ослаблены жестокими и кровопролитными боями в ходе штурма Рязани, боев с дружиной Коловрата, сражения у Коломны и захвата Владимира. Ордынцы планировали разгромить рать Юрия Всеволодовича, который собирал силы в заволжских лесах, в стане на реке Сить, до того как подойдут новгородские подкрепления.

Решая эти задачи, войско Батыя двинулось от Владимира в трёх основных направлениях: на север – к Ростову и далее за Волгу, где собирал войска великий князь Юрий; на восток – к Средней Волге; на северо-запад – к Твери и Торжку. Точного места ставки великого князя и сбора великокняжеского войска ордынцы, видимо, не знали, но об общем направлении движения князя Юрия могли иметь представление от пленных.

Ордынцы прошли по льду Нерли к озеру Неро и подступили к Ростову. Это был древний большой город, где большим влиянием пользовалось старое боярство. Город сдался без боя и меньше других пострадал от ордынцев. От Ростова ордынские войска во главе с полководцем Бурундаем пошли дальше на север, к Угличу. Через Углич лежала кратчайшая дорога к притокам Мологи, к реке Сити, где стоял со своей дружиной великий князь Юрий. Углич, судя по всему, также сдался без боя. Очевидно, что это было связано с тем, что дружины из городов ушли на Сить к великому князю, а местные бояре предпочли договориться и они это умели делать. Богатые торговые города могли выделить большую дань. Ордынские же князья не были заинтересованы в тотальной войне на уничтожение, им нужны были богатые земли, которые войдут в Орду и будут платить дань. Точки сопротивления гасили максимально жестко, что испугать остальных. С остальными предпочитали договариваться.

От Ростова был выделен отряд, который пошёл на восток, к Ярославлю. Город дал бой захватчикам и был сильно разрушен. Тем временем восточный отряд ордынцев, прошёл через Стародуб и Городец. Этот поход позволил погромить богатые волжские города и отрезать великого князя от Волги, а местные дружины не могли соединиться с Юрием. Ордынцы шли от Владимира по льду реки Клязьмы до Стародуба. Князь Иван Всеволодович Стародубский заблаговременно отправил семью, своё имущество и имущество Святослава из Юрьева «за Городец за Волгу в леса». Видимо, его примеру последовали и другие. От Стародуба ордынцы напрямик, через леса вышли к Городцу, стоявшему на левом берегу Волги. Город Гороховец, расположенный на Клязьме ниже Стародуба, не пострадал во время этого похода (его разгромили в 1239 году, во время похода на Муром). От Городца ордынские войска пошли вверх по Волге, громя приволжские города. «По Волге все грады поплениша, — отмечал русский летописец. Отдельные отряды зашли далеко на север, вплоть до Галича-Мерьского и Вологды.

Для той части армии Батыя, которая пошла от Владимира на северо-запад, первым серьёзным препятствием стал Переяславль-Залесский. Это была крепость на кратчайшем водном пути из бассейна реки Клязьмы к Великому Новгороду. Этот водный путь шёл по целой системе рек и озёр: по Клязьме, Нерли, Плещееву озеру, Нерли, Волге, Тверце, Мсте и Ильменскому озеру. Переяславль по тем времена был сильной крепостью и опорной базой великих князей. В 1195 году, за полстолетия до Батыева нашествия, крепость заново срубили. Оборонительные валы города достигали 10 — 16 метров и по своей мощи уступали валам только стольного Владимира. Деревянные двойные стены с 12 башнями дополняли систему укреплений. Кроме того, с севера город прикрывала река Трубеж, с других сторон – глубокий ров. Переяславль был взят, согласно Рашид-ад-Дину, царевичами сообща за 5 дней. На месте цветущего города осталось огромное пожарище.

От Переяславля одни ордынские отряды пошли на север по льду Плещеева озера, чтобы перерезать великий Волжский путь. В районе Кснятина они вышли на Волгу и пошли вверх по великой реке. Другие отряды повернули на Юрьев, разгромили его, пошли дальше на запад, через Дмитров, Волок-Ламский к Твери. В раойне Твери ордынцы, которые шли от Юрьева, соединились с войсками, поднимавшимися вверх по Волге от Кснятина. Тверь также оказала яростное сопротивление и отбивала приступы пять дней.

Таким образом, армия Батыя разорила и сожгла практически все крупные города Верхней Волги и междуречья Клязьмы и Волги. Только в феврале 1238 года во Владимиро-Суздальском Руси пало 14 городов, не считая слобод и погостов.

Никаких

Разгром Северо-Восточной Руси. Источник карты: В. В. Каргалов. Монголо-татарское нашествие на Русь

Битва на реке Сити

К началу марта войска Батыя широким фронтом вышли на рубеж Верхней Волги. Великий князь Юрий Всеволодович в это время собирал войска в стане на реке Сити (северо-запад современной Ярославской области) и оказался в непосредственной близости от ордынских передовых отрядов. От Углича и Кашина двигался корпус темника Бурундая, одного из лучших полководцев Батыя.

Стан на реке Сити был выбран по причине удаленности от оживленных мест и одновременно из-за удобства сбора войск и их снабжения. Глухие леса, снег и безлюдная территория прикрывали великокняжескую рать от вражеской конницы. Здесь трудно было найти путь и проводников. Великий князь надеялся отсидеться за лесами в ожидании подкреплений. На Сить Юрий Всеволодович пришёл только со своими племянниками Васильком Ростовским, Всеволодом Ярославским и Владимиром Угличским (сыновья великого князя владимирского Константина Всеволодовича) и с «малым войском».

Подкрепления ожидались из богатого и многолюдного Новгорода, где правил брат великого князя – Ярослав Всеволодович. Именно туда вела от Сити сухопутная дорога, закрытая от ордынцев лесами. Кроме того, по льду Мологи к Сити подходили санные пути: с юга – от Волги и с севера – от Белоозера. Эту пути были важны для снабжения великокняжеского войска, обеспечивали прибытие подкреплений и припасов из богатых приволжских и северных городов, а в случае необходимости давали возможность отступить в ещё более отдаленные и малонаселенные области.

Возможно, великий князь и смог бы собрать большую рать, чтобы дать решительное сражение врагу (он имел больше месяца), но сыграла свою роль та же причина, которая позволила ордынцам по отдельности громить русские земли и города – феодальная раздробленность, эгоистичные интересы князей и их бояр. Князья не спешили на помощь своему «брату старшему». Очевидно, все думали, что они то смогут отсидеться за высокими стенами, сохранить дружины, договориться с ордынцами и даже получить выгоду от сложившейся ситуации. Сильные новгородские полки, на которые великий князь возлагал большие надежды, вообще не пошли к Сити. «И жда брата своего Ярослава, и не было его», — отмечал летописец. Дружины многих городов и княжеств, вынужденные из-за быстрого вторжения противника пробираться к великокняжескому лагерю окольными путями, через леса, не успели к началу сражения. Так было, к примеру, с дружиной стародубского князя Ивана, который выдвинулся на помощь великому князю, шел скрытно лесами, но опоздал. На Сить пришла юрьевская дружина брата великого князя Святослава Всеволодовича. В результате большой армии собрать великий князь не сумел.

Войско Бурундая вышло на Волгу в районе Углича к началу марта 1238 года. Тот факт, что хорошо укрепленные города Ростов и Углич сдались без боя, хотя могли задержать противника, и ордынцы оказались вблизи от ситских лесов, стал неожиданным для великого князя. Видимо, главную роль в поражении русской рати сыграл факт плохой организации дальней разведки. Когда слухи о приближении противника достигли до Юрия Всеволодовича, он направил в разведку 3-тыс. отряд воеводы Дорожа (Дорофея). Остальные войска возглавлял владимирский воевода Жирослав Михайлович, который начал спешно готовить полки к бою.

Как показали дальнейшие события, этих мер оказалось недостаточно. Сторожевую службу организовали плохо, и появление вражеского войска вблизи от русского стана стало неожиданностью для великого князя и его воевод. Южнорусский летописец отмечал, что Юрий Всеволодович стоял на Сити, «не имея сторожии». Отряд воеводы Дорожа, спешно выдвинутый вперёд, не только не успел предупредить внезапную атаку, но и сам попал в засаду и был истреблен. Воевода Дорож прискакал к великому князю с вестью, что враг уже окружает русский лагерь. О том, что нападение полков Бурундая было неожиданным для русских дружин, сообщают русские летописи: «… внезапно приспеша татараве».

Неожиданное нападение, которое сразу поставило русские войска в крайне тяжелое положение, не давая возможности встретить врага во всеоружии или вовремя отступить при появлении превосходящих сил, усугублялось ещё и особенностями размещения великокняжеской рати. В районе Сити не было крупных населенных пунктов, и войска зимних условиях (стоять в поле было нельзя) были размещены по отдельным деревням. Для того чтобы собрать их в одном месте нужно было время, а его не оказалось. Кроме того, первый натиск врага можно было сдержать опираясь на заранее подготовленные сильные укрепления – рвы, валы, частоколы. Но на Сити не было ни городов с их сильными укреплениями, ни феодальных замков-усадеб. Юрия Всеволодович предпринял попытку укрепить лагерь валами, но их не закончили к началу сражения. Летописцы не сообщат, что ордынцам пришлось штурмовать на Сити какие-то укрепления.

Таким образом, вражеская конница, уничтожив передовой отряд воеводы Дорожа и неожиданно напавшая на стан великого князя, не встретила сильного организованного сопротивления. Русские полки не успели собраться и построиться для боя. «Начал князь полки ставить около себя, и внезапно татары приспели, князь же не успел ничего», — сообщает летопись. Однако русские приняли бой. Началась «сеча зла». Владимирские дружины не выдержали натиска превосходящих сил и побежали. Ордынцы преследовали их до устья реки. Русская рать была уничтожена. В битве погиб и великий князь Юрий Всеволодович, его воевода Жирослав Михайлович, ярославский князь Всеволод Константинович. Захваченный в плен ростовский князь Василько Константинович также был убит. Спаслись Святослав Всеволодович и Владимир Константинович Угличский. Видимо, это было связано с тем, что русские дружины вступили в бой не все сразу и подходящих к месту побоища с других мест, была возможность ускользнуть.

Поражение русских войск окончательно сломило сопротивление князей Северо-Восточной Руси и предопределило попадание Владимиро-Суздальской Руси в зависимость от Орды. После гибели великого князя Юрия великокняжеский престол занял его брат, князь переяславский Ярослав Всеволодович.

Войско Бурундая оказалось ослабленным после битвы — «великую язву понесли, пало и их немалое множество». В целом войска Батыя понесли большие потери после разорения Рязанского и Владимиро-Суздальского княжеств.

Никаких

Битва на Сити. Миниатюра XVII в.

Героическая оборона Торжка

При движении на север войска Батыя уперлись в Торжок. Древний русский город, крепость на южных рубежах Новгородской земли, которая запирала кратчайший путь из «Низовской земли» (так называли новгородцы Владимиро-Суздальскую Русь) к Новгороду по реке Тверце. Торжок за свою историю не раз становился ареной боя и имел сильную оборону. Земляной вал, окружавший город, достигал 12 – 13 метров. С трёх сторон крепость прикрывала река Тверца, а с четвертой – глубокий ров, превращавший город в настоящий остров.

Ордынцы «оступили Торжок» 22 февраля 1238 года и неожиданно встретили яростное сопротивление. Взять с ходу небольшой город не удалось. В Торжке не было в это время князя и профессиональной дружины. Оборону держало городское ополчение во главе с посадником Иванко, Якимом Влунковичем, Глебом Борисовичем и Михайло Моисеевичем. Встретив сильный отпор, ордынцы перешли к правильной осаде. Они «отынили тыном» весь город, подвезли осадные машины – «пороки». К городу стягивались отдельные отряды, громившие селения по Верхней Волге.

Горожане упорно отбивались, ждали помощи из Новгорода, своего «старшего» города. Но помощь так и не пришла. Новгородские бояре предпочли отсиживаться за лесами и болотами, надеясь на близкую весеннюю распутицу. После двухнедельной осады «изнемогли люди в граде». В нескольких местах рухнули стены и ордынцы ворвались в град. 5 марта Торжок пал и «исекоша вся от мужска полу и до женьска…». Небольшой отряд смог пробиться из погибшего града и бежать на север по «Селигерскому пути». Их преследовали ордынцы, согласно летописям, до «Игнача-креста», от которого до Новгорода оставалось 100 верст.

На Новгород Батый не пошёл. Исследователи связывают отказ от похода на богатый Новгород с нехваткой времени в условиях приближения весенней распутицы и большими потерями в прежних боях. Для сражения под Новгородом, если русские выйдут в поле, и для осады многолюдного и хорошо укрепленного града, Батый не имел под Торжком достаточно сил. Войско Бурундая понесло серьёзные потери и стояло в заволжских лесах, чтобы подойти к Торжку ему требовалось не менее двух недель. Ещё больше времени требовалось отрядам, которые стояли в районе Ярославля и Костромы. Большие силы для удара по Новгороду Батый мог собрать под Торжком только в конце марта — начале апреля. А до Новгорода было ещё около 300 км, которые нужно было преодолеть большой армией с обозами и осадными орудиями. В апреле новгородские леса и болота становились непроходимыми для войска. Поэтому ордынский совет принял решение уводить войска на юг в степи.

Русские воевали с «китайцами»?

Продолжая тему «монголов и Монголии», которые якобы завоевали Русь, необходимо сделать краткий анализ фильма «Легенда о Коловрате» 2017 года. Как фэнтези – фильм не плох. Нарисовали красивые русские города (жаль, что без могучих валов и рвов), терема-хоромы, костюмеры постарались. Эпизоды показывают ожившие картины средневековой Руси. Показали русский дух, воинский и даже старца-праведника, которого слушает медведь. Правда, переборщили с его размерами, не бер-медведь, а целый слон. Показаны ценности семьи, любви к Родине и своему народу, готовность к самопожертвованию. Показали эгоизм князей из других княжеств, которые не вывели полки на помощь Рязани.

Проблема в том, что большинством молодежи, да и взрослых, фильм воспринимается как исторический. А тут серьёзные вопросы. Во-первых, авторы фильма сильно обрезали и исказили то, что мы знаем из источников вроде «Повести о разорении Рязани Батыем». Так, в Рязани знали о приходе врага, паники не было. Ещё когда ордынцы громили половецкие станы, на Руси знали о приходе грозного врага. Ордынцы присылали в Рязань своих послов, требовали десятины. Рязань отправила ответное посольство с сыном великого рязанского князя Федором. Посольство погибло. Рязань собрала и выставила рать, которая встретила врага на границах княжества и погибла в жестоком бою. Послов за помощью в другие княжества послали заранее. Среди таких послов и был воевода Евпатий Коловрат. И воевал он с не с 2-3 десятками воинов и мужиков, а сильной дружиной из сотен бойцов, которых привёл из Чернигова и которых собрал по Рязанской земле. Поэтому громя тылы армии Батыя и смог повернуть на себя лучшие полки Батыя.

Во-вторых, многие сразу заметили стремление создателей картины повторить успех фильма «300 спартанцев». Хан Батый и его воинство очень напоминают персидскую «орду». Ладно, что хоть зверей-монголов не нарисовали. Тут же и летающие ордынские спецназовцы-диверсанты на верёвках прыгающие с луками со скал, хотя удобнее стрелять по противнику с места.

В-третьих, в ордынцы и Батый в фильме даже не «монголы из Монголии», а настоящие китайцы, с их же одеждой и символикой (дракон). Выходит так, что русичи воевали даже не с «монголами», а китайцами.

Как уже не раз отмечалось, никаких монголов-«китайцев» на Руси XIII – XV вв. не было (не считая отдельных представителей в виде учёных, рабов, наложниц и пр.). Монголы и китайцы – это монголоидная раса. Русские-русы – европеоиды, как булгары-волгари (будущие казанские татары), половцы, печенеги, а до них сарматы и скифы. Ордынцы – также европеоиды, представители белой расы. Ни в рязанских, ни во владимиро-суздальских, ни в киевских землях не было найдено черепов монголоидов. Нет признаков монголоидности и у местного населения. Хотя если бы монгольская орда в десятки тысяч воинов прошла по русским землям, вырезая русское население и насилуя женщин, а затем господствовала над Русью ещё не одну сотню лет, то такие признаки бы были. Потому что монголоидность доминантна, подавляюща: достаточно было тысячам монголов изнасиловать тысячи русских женщин и русские могильники на многие поколения заполнились представителями монголоидной расы. Но в русских могильниках и курганах времен Орды лежат европеоиды. В итоге, несмотря на попытки западных и украинских пропагандистов записать русских-москалей в азиатов – потомков монголов и угро-финнов, русские это типичные представители белой расы. Причём русские сохранили свои антропологические (расовые) признаки лучше, чем, к примеру, французы, итальянцы или «истинные арийцы» — немцы.

Монголов на Руси времен «монгольского нашествия и татаро-монгольского ига» не было. Если бы неисчислимые «монгольские» тумены-тьмы прошлись по Руси, как нам рассказывают в многочисленных книгах и показывают в фильмах, то антропологический монголоидный материал в русской земле остался бы непременно. Ведь сражения и штурмы городов были, было и нашествие. Тысячи людей погибли. Однако монголоидность на Руси появляется только в XVI – XVII вв. вместе с татарами, которые служат русским царям и, будучи изначально европеоидами, получают монголоидные признаки на восточных рубежах, где начинается смешение с тюрками, имеющими сильную монголоидную примесь и самими монголоидами.

Да и сами настоящие монголы просто не смогли бы дойти с границ Китая до Руси. Они во время «монгольского» нашествия и создания «Монгольской» империи были на весьма низком уровне развития. Примерно на уровне большинства индейских племен Северной или Южной Америки – охотники, примитивные скотоводы. Примитивные пастухи и охотники не могли создать евразийскую империю. Это фантастика.

Русские летописи ничего не сообщали о «монголах», но пишут о «татарах», «поганых», то есть язычниках. Как отмечает историк Ю. Д. Петухов в работе «Древности русов»: «Огромные лесостепные пространства Северного Причерноморья через Южный Урал и до Алтая, Саян и самой Монголии, те пространства, которые досужие сочинители заселили вымышленными «монголами», фактически принадлежали хорошо известному науке «протоскифо-сибирскому миру», а потом скифо-сибирскому».

Задолго до ухода последней волны ариев-индоевропейцев, которые во II тыс. до н. э. ушли из Северного Причерноморья и Южного Урала в Иран и Индию, создав там великие цивилизации, индоевропейцы-европеоиды освоили лесостепную зону от Карпат и Дуная до Саян и Северного Китая. Они безраздельно господствовали на огромных пространствах от Восточной Европы, где их знали как киммерийцев, скифов, тавроскифов и сарматов, до границ Японии и Китая — на востоке, а на юге – соседствовали с цивилизациями Ирана и Индии.

«Эти протоскифы и восточные скифы-скиты, передвигаясь медленно, в поколениях, периодически оседая за земельных угодьях, достигли Монголии. И господствовали в ней, принеся туда и железоделание, и искусство верховой езды, и земледелие, и цивилизацию в целом. Местные монголоиды, находившиеся в мезолите (среднем каменном веке) просто не могли конкурировать с этими «скифосибирцами». Это память о них, рослых и светлоглазых европеоидах, породила позже легенды о русобородом и голубоглазом Чингисхане. … Военная элита, знать, воины Забайкалья, Хакасии, Монголии тех времен и были индоевропейцами-европеоидами. Огромные роды «скифосибирцев» были единственной реальной силой, которая могла покорить Китай, Среднюю Азию… И они это сделали, позже растворившись в монголоидных массах Востока, но сохранив о себе память, как о светловолосых и сероглазых гигантах…».

Таким образом, на Руси сошли в битве титанов два обломка великой северной цивилизации – легендарной Гипербореи, поздней Великой Скифии. Бились русы Рязани, Владимира и Киева с поздними скифскими родами азиатской части северной традиции. Антропологически и генетически поздние скифы-ордынцы были такими же русами-русскими, как и русичи, проживавшие в Суздале или Чернигове. Внешне они отличались диалектом русского языка (как нынешние русские и «украинцы»), верой – они были язычниками-«погаными», манерой одежды и быта («скифо-сибирский звериный стиль»). Поэтому Орда (от русск. слова «род», «рада») не ничего особенно и не принесла на Русь и сравнительно быстро (в историческом отношении) стала частью единой Русской империи, которая окончательно сложилась в эпоху Ивана Грозного.

Вот поэтому скифы Орды-Рады довольно легко находили общий язык с князьями и боярами Руси, роднились, братались, выдавали замуж дочерей за князей и князей-ханов. Ордынцы были европеоидами, восточными родственниками русских. Поэтому население Золотой Орды влилось в состав русского суперэтноса вполне естественно, без «монголоидных признаков». Русь и Орда стали единой Русской империей, которая снова протиралась от Тихого океана, границ Японии, Кореи и Японии до Восточной Европы.

Автор: Самсонов Александр

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

6 + = 9

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: