Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1

Сен-Миельская операция 12 — 19 сентября 1918 года стала первой самостоятельной операцией американской армии в Первой мировой войне. И на ее первом этапе – 12 – 14 сентября – боевое крещение получили танковые части САСШ.

Сен-Миельский выступ фронта, образовавшийся еще в 1914 году, прерывал две железнодорожные магистрали, сковывая наступление союзников на город Meц. Стремление ликвидировать этот выступ не раз возникало у англо-французского командования, но осуществить это желание вследствие стечения ряда обстоятельств, главным из которых был недостаток сил, оказалось возможным лишь в 1918 г. — после появления в Европе свежих дивизий армии САСШ. Ликвидировать Сен-Миельский выступ было поручено командующему американской 1-й армией генералу Д. Першингу.

Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1

1. Джон Першинг.

План Д. Першинга заключался в нанесении одновременного удара с двух сторон под основание выступа — с юга на север и с запада на восток. Удар должен был отрезать германские и австро-венгерские соединения, расположенные в выступе (армейская группа «С» под командованием генерал-лейтенанта Г. Фукса: 6 дивизий в боевой линии (германские 192-я пехотная, 10-я и 77-я резервные, 5-я и 8-я ландверные, австрийская 35-я пехотная) и 3 дивизии в резерве на хорде выступа).

Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1

2. Г. Фукс.

К выполнению задачи по ликвидации выступа были привлечены: американские I-й, IV-й и V-й армейские корпуса (всего 10 дивизий, из них 1 французская) и французский II-й колониальный корпус (3 дивизии). Еще 4 дивизии Д. Першинг имел в резерве.

I-й корпус, занимая фронт Реньевиль-Ге-Лимен, получил задачу наступать на Тиокур, IV-й корпус — с фронта Флири, Ришенкур должен был вести наступление через Эсей на Бенев, а V-й корпус — с фронта Во — Одимон — наступать на Жонвиль. Ударные корпуса получили участки фронта около 10 км каждый. Между американскими IV-м и V-м корпусами на 36-километровом фронте растянулся французский II-й колониальный корпус.

Южная группа корпусов была усилена танковыми частями. I-й корпус получил французский 505-й танковый полк (13-й, 14-й и 15-й батальоны легких танков Рено) и две группы (34-я и 35-я) тяжелых танков Сен-Шамон (численность танковой группы – 16 танков; в батальон входило 3-4 группы или 50-64 танка). IV-му корпусу была придана американская 304-я танковая бригада (344-й и 345-й батальоны танков «Рено») и две французских группы (14-я и 17-я) тяжелых танков Шнейдер.

Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1

3. Строй тяжелых танков Сен-Шамон.

Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1

4. Тяжелый танк Шнейдер.

V-му корпусу танков придано не было.

Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1

5. Легкий танк Рено ФТ.

Наступление должно было начаться с танковой атаки — после артиллерийской подготовки.

Американская 304-я танковая бригада готовилась к своему первому бою – он же стал и первым танковым боем в истории вооруженных сил США. Бригадой командовал в будущем прославленный генерал Второй мировой, а в этот момент еще подполковник, Д. С. Паттон.

Боевое крещение бронетанковых войск США. Танки в Сен-Миельской операции. Часть 1</p>

6. Д. С. Паттон у своего танка Рено ФТ.

Из-за позднего прибытия частей непосредственная разведка местности со стороны танковых командиров проведена не была. Танковая разведка свелась лишь к изучению местности по карте и сбору данных от рекогносцировки, проведенной командованием других родов войск (не знакомых ни с проходимостью танков, ни с тактикой их действий).

3-го сентября Д. С. Паттон со своим штабом прибыл в находившийся близ Туля г. Эвр. Предполагаемая ширина фронта наступления бригады явно противоречила имевшемуся в ней количеству танков – и это было неудивительно, так как первоначальный план предусматривал участие в наступлении машин британского Королевского танкового корпуса. Ширина фронта наступления была сокращена.

Донесение подполковника Д. С. Паттона гласило: «Вновь подтвердилось важное значение личной разведки танковых командиров. Во всех донесениях, поступавших даже от нашей пехоты, указывалось, что местность к западу от р. Рюпп-де-Мад непроходима для танков, а на карте были указаны три речки, пересекающие наш фронт. Разведка, проведенная днем, показала, что эти речки (между нашими и неприятельскими позициями) совершенно высохли и не представляют препятствий для танков. Мы же поверили картам и донесениям относительно притока р. Рюпп-де-Мад, будто бы непроходимой, и соответственно составили свои планы. Во время же наступления выяснилось, что река не является препятствием для танков».

Река была обследована на предмет возможности танковой переправы. Дело в том, что единственный находившийся рядом мост в Мурвуазене уцелел, но был заминирован немцами. Место, выбранное для переправы, было не очень удобным для танков Рено, но Д. С. Патон и его штаб решили, что дождя не будет, и танки смогут переправиться. На всякий случай под Буконвилем была организована искусственная запруда — чтобы даже в случае дождя уровень воды не смог серьезно подняться.

Танковые части должны были наступать в следующем порядке.

Как отмечалось, французский 505-й танковый полк (3 батальона танков Рено) и группы танков Сен-Шамон были приданы I-му корпусу. И в первом эшелоне этого соединения должны были двигаться тяжелые танки — 34-я и 35-я группы должны были проделать проходы в проволочных заграждениях и разрушить окопы противника. За ними должен был следовать 505-й полк: 14-й батальон в направлении на Въевиль и 13-й батальон — на Тиокур. 15-й батальон был оставлен в резерве.

Приданные IV-му корпусу американская двухбатальонная 304-я танковая бригада и группы французских тяжелых танков Шнейдер были распределены по фронту этого соединения — между наступающими дивизиями. Они получили задачу наступать: 17-я и 14-я группы на Эсей, 345-й батальон на Сен-Босан — Панн и 344-й батальон на Нонсар.

345-й батальон 304-й бригады (без 16 танков, оставшихся в бригадном резерве) и 14-я и 17-я группы тяжелых танков были приданы 42-й пехотной дивизии. 344-й батальон 304-й бригады (без 25 танков, выведенных в бригадный резерв) был придан 1-й пехотной дивизии.

Вследствие значительной ширины и большого количества вражеских окопов, а также из-за отсутствия танковых убежищ, исходный рубеж для танков находился позади пехоты. Танки 345-го батальона на первом этапе наступления должны были двигаться не впереди пехоты, а за ней – но затем ее обогнать, прокладывая ей путь в направлении на Сен-Бенуа.

Танки Шнейдер должны были действовать совместно с 23-й бригадой 42-й дивизии на левом боевом участке.

Танки 344-го батальона и бригадного резерва должны были переправиться через Рюпп-де-Мад — в оперативном районе французского Колониального корпуса — а затем выдвинуться на свою исходную позицию к югу от Ксивре и Марвуазена. 344-й батальон должен был захватить германские окопы близ Ришкура, а затем продвигаться на Нонсар.

Бригадный резерв, состоящий из двух рот — по одной от 344-го и 345-го батальонов – выполнял задачу развития успеха первого танкового эшелона, в то же время прикрывая левый фланг IV-го корпуса в районе холма Мон Сек. Резерв должен был следовать за 344-м батальоном.

Каждый американский танковый батальон должен был наступать двумя ротами в первой линии с одной ротой в поддержке.

Сосредоточение танковых частей началось 9-го сентября и закончилось в ночь перед наступлением. Французские танковые части выгрузились и прибыли на позиции 9-го сентября. Перевозка 344-го и 345-го батальонов из Бура началась 7-го сентября. Из-за задержек на железной дороге последние танки были выгружены из вагонов лишь в 3 часа ночи 12-го сентября и ночным походным маршем подходили к своим позициям, преодолев 8-километровый маршрут.

Командир 344-го танкового батальона так описывал ночной марш перед наступлением: «Наступила памятная ночь 11 сентября 1918 года, ночь перед Сен-Миелем. Дождь лил, как из ведра, стояла непроглядная тьма, а грязь была по колено, когда батальон в 9 часов вечера выбрался из укрытия и его длинная колонна двинулась к исходной позиции. Впечатление было внушительное, несмотря на ужасную погоду. На участке было совершенно тихо, если не считать шума дождя и ветра. Длинные ряды пехоты и саперов внезапно появлялись из пустоты, проплывали мимо нас и исчезали во мраке ночи. Дороги были загружены артиллерией и пулеметами, ездовые ругали своих лошадей, а артиллеристы за колеса вытаскивали орудия из грязи. Голова батальона переходила через Рюпп-де-Мад, когда в 1 час ночи 12 сентября над нашими головами простонал первый снаряд, выпущенный нашими батареями, и все почувствовали, что дело началось. В 2 часа батальон достиг своей исходной позиции близ Ксивре-Марвуазен, и тут начался самый тяжелый период всего боя — трехчасовое ожидание перед выходом пехоты из окопов».

Так как выяснилось, что последняя рота опаздывает, то именно ее в последнюю минуту и назначили в резерв. Все ресурсы: бензин, масло, боеприпасы и продовольствие были получены из главного полевого склада в Мениль-ля-Тур и доставлены в передовые склады на грузовиках. Во время операции предметы снабжения буксировались танками на салазках, а там где было возможно — подвозились на грузовиках. К началу атаки резервные бочки с бензином были погружены на хвосты танков. Топливные баки бронированных машин были пополнены горючим перед самой атакой.

За несколько часов перед началом наступления — 11-го сентября — командующий французскими танковыми силами прислал в штаб танкового корпуса САСШ сообщение о том, что легкие танки Рено, которыми были укомплектованы оба батальона 304-й бригады, нельзя вводить в бой без предварительной 12-дневной боевой обкатки. Затем в тот же день было получено другое предупреждение, гласившее, что из-за дождя танки эффективно действовать не смогут.

Командир американского танкового корпуса генерал Рохенбах ответил, что «грязь послужит его танкам смазкой» — и они пойдут в бой.

Отсутствие серьезной разведки и заблаговременно подготовленных танковых позиций повлекли опоздание танков с выходом в атаку (некоторые части, например 344-й батальон, в поисках проходов были вынуждены совершать под артиллерийским огнем облическое движение).

Для немецкого командования предстоящее наступление американских войск не было неожиданностью. Наблюдая за подготовкой наступления, немцы вначале предполагали своим контрнаступлением сорвать операцию американцев, но затем изменили план действий, решив постепенно эвакуировать выступ — и приступили к планомерному выводу тылов и частей на заранее подготовленную позицию Михель (Френ, Норуа).

Это решение было единственно правильным. Ослабленные германо-австрийские дивизии, естественно, не могли устоять против свежих, оснащенных танками и мощной артиллерией, корпусов американской 1-й армии. На направлении главного удара американцы имели семикратное превосходство в силах. Но немцы просчитались со сроками: во-первых, верное решение об эвакуации стало поздно осуществляться, и, во-вторых, американцы перешли в наступление быстрее чем ожидалось – и день 12 сентября стал роковым для немецкого командования.

Окончание следует

Автор: Олейников Алексей

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

21 − = 15

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: