На пути химического урагана. Часть 2. Газовый смерч на Икскюльском плацдарме

25. 09. 1916 г. немецкие войска нанесли химический удар по позициям частей расположенного в Икскюльском плацдарме (предмостном укреплении) пехотного 173-го Каменецкого полка.

Полковой боевой участок занимали два батальона, еще один находился в полковом резерве, располагаясь на западном берегу р. Двина. На передовых позициях на плацдарме находились 3 заставы (по 24 — 48 бойцов в каждой), располагавшиеся на расстоянии 35 — 150 шагов от вражеских окопов. Телефонная связь связывала заставы как с батальонами, так и с полком. Причем в каждой заставе (и каждой роте полка) имелись газовые секреты — в их задачу входило своевременно обнаружить начало газовой атаки противника. Сигналом о начале такой атаки служила красная ракета.

Личный состав 173-го полка и всей 44-й пехотной дивизии, в которую он входил, в июне 1916 года был проинформирован о боевых свойствах отравляющих веществ. Солдаты прошли процедуру окуривания, выслушали лекции приглашенного в дивизию профессора Лаврова. Офицерский состав, а также унтер-офицеры и разведчики получили противогазы Зелинского-Кумманта, а рядовые — марлевые маски № 4 (с двумя вкладышами из марли – один против хлора, а второй — против синильной кислоты); некоторое количество нижних чинов также имело противогазы.

25. 09. в 4 часа 25 минут штаб полка получил первое сообщение о начале немецкой газовой атаки. В преддверии атаки солдаты в передовых окопах и секретах слышали в германских окопах усиленную возню и резкое шипение.

Засечь газовую волну на подходе не удалось – и бойцы передовой заставы начали надевать маски, когда газы уже стали заполнять окоп. Причем один из солдат — рядовой Китаев — не надел маску, бросившись по ходу сообщения, уже наполненному газом, к телефону – именно он сообщил об атаке в штаб полка. Затем герой упал и умер на месте. Так как солдаты, находящиеся на заставе надевали свои маски, находясь внутри газовой волны, то они почти все погибли либо были тяжело отравлены.

Находящиеся на правом фланге позиции проводившие разведку поручик Яновский и штабс-капитан Разумов во главе группы своих солдат находились у германских проволочных заграждений. Офицеры, заметив странную суету у окопов противника, увидели как немцы устанавливали газовые баллоны. Разведчики кинулись к своим окопам, пытаясь предупредить своих о надвигающейся опасности – но им пришлось бежать уже в клубах отравляющего вещества. Поручик Яновский приказал выпустить красную ракету – и лишь затем побежал по ходу сообщения, заполненному ядовитыми газами, к своей маске, находившейся в землянке.

Подразделения полка стали принимать меры к отражению химической атаки противника – везде загорелись костры. Но ситуацию серьезно осложнил предрассветный час – основная масса солдат крепко спала. Это привело к потере времени – после того как людей разбудили, многие бойцы надевали свои маски в тот момент, когда уже находились внутри газовой волны. Многие солдаты, не имевшие масок при себе, увеличили суету, пытаясь их найти. Газовая волна быстро заполняла все низменности – и конечно окопы в первую очередь. Суета происходила под воздействием отравляющих веществ – соответственно, должным образом маски не пригонялись, надевались кое-как, наблюдались разрывы — особенно противогазов. Кроме того маски № 4 не были предназначены для противодействия фосгену – а именно его немцы и применили.

Кроме того ситуация усложнилась необходимостью отражать атаку пехоты противника силой до двух батальонов — и бойцы должны были стоять с винтовками в руках в наполненных газом окопах и вести огонь по наступающему противнику. Но русские солдаты и офицеры сражались доблестно, проявив храбрость и самопожертвование. И атака немецкой пехоты – преимущественно артиллерийским и пулеметным огнем — была отбита.

Но в этот момент пошли 2-я и 3-я газовые волны, а за ними последовало новое наступление германской пехоты. Но и эта атака была отбита — полевой артиллерией и заранее пристрелянными пулеметами.

Достигнув позиций русских войск, бесцветный газ заливал окопы и ходы сообщений – сравнительно безопасные участки сформировались возле костров, которые оказались лучшим антигазовым средством. Люди, находившиеся рядом с кострами, как правило, избегли отравления. Так, командир полка полковник В. Э. Левис, снявший маску для того чтобы отдавать приказы по телефону, приказал развести костер в своей землянке и на входе в нее. В итоге полковник получил лишь легкое отравление.

В общем-то, все те, кто, не теряя голову, применил хоть какие-то меры предосторожности: залез на дерево или какую-нибудь возвышенность, обмотал мокрым полотенцем голову, спрятался под вымазанной в грязи шинелью и пр. — уцелели. Но огромное значение для эффективности принятых мер имели условия ведущегося боя: они отвлекали людей от забот о личной безопасности – ведь необходимость заряжать винтовки, двигаться, отдавать приказы, докладывать и т. п. делала противогазы и маски очень обременительными. А в ситуации, когда многие бойцы надышались газом еще во время надевания масок, дышать им, имея пораженные органы дыхания, было тем более тяжело.

Но так как окопы и ходы сообщений являлись местами наибольшей концентрации отравляющих веществ, то сильнее всего пострадали поддержки и резервные роты.

Постепенно последствия отравления начали сказываться: солдаты в больших количествах выходили из строя и, опять же по ходам сообщений двигались к передовому перевязочному пункту. В ходах сообщений, наполненных газом, многие из них теряли последние силы, падали и умирали, а добравшиеся до перевязочного пункта были в очень тяжелом состоянии. Некоторые участки ходов сообщений так были завалены пострадавшими, что пройти было невозможно.

На пути химического урагана. Часть 2. Газовый смерч на Икскюльском плацдарме

11. Жертвы германской газовой атаки на искюльском плацдарме 25. 09. 1916 г.

Газовая атака у Икскюля проиллюстрировала, какое огромное значение для успешного применения химического оружия имеет тактическая внезапность. И насколько важно вовремя применить имеющиеся защитные меры и средства. Несмотря на то, что личный состав 173-го полка готовился к отражению газовой атаки, пострадал он достаточно серьезно – 811 человек получили отравления и 272 человека умерло.

Тем не менее, атака противника была успешно отбита, и применение отравляющих веществ к какому-либо изменению тактической обстановки на данном участке фронта не привело. Противник получил и огневой ответ — после третьего газопуска немцев русская тяжелая артиллерия нанесла удар, разбив несколько газовых баллонов противника.

Окончание следует

Автор: Олейников Алексей

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

− 1 = 1

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: