«Либо есть нечего, либо денег нет»

Михаил Юрьевич Лермонтов дважды был в ссылках на Кавказе. Причиной первой ссылки в 1837 году послужило стихотворение «На смерть поэта», в котором осуждалась власть. Тогда Лермонтов пробыл на Юге около 9 месяцев, страстно полюбил этот край, несмотря на тягости ссыльной жизни. Второй раз поводом для отправления в ссылку стала дуэль Лермонтова и Баранта. Так или иначе, время, проведенное на Кавказе, благотворно сказалось на творчестве писателя – этот период подарил литературе бесценные произведения. Впечатления о Кавказе и жизни в ссыльных условиях – в письмах Лермонтова.

«Либо есть нечего, либо денег нет»

«Прощай, мой друг. Я буду к тебе писать про страну чудес — Восток. Меня утешают словами Наполеона: «Les grands noms se font à l’Orient» (Великие имена создаются на Востоке)».

Из письма Лермонтова Раевскому, 1837

«С тех пор, как выехал, поверишь ли, я находился до сих пор в беспрерывном странствовании, то на перекладных, то верхом; изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, был в Шуше, в Кубе, в Шемахе, в Кахетии, одетый по черкески, с ружьем за плечами; ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов, ел чурек, пил кахетинское. <…> Для меня горный воздух — бальзам; хандра к черту, сердце бьется, грудь высоко дышит — ничего не надо в эту минуту; так сидел бы да смотрел целую жизнь на горы».

Из письма Лермонтова Раевскому, 1837

«Начал изучать татарский язык, который здесь, вообще в Азии, необходим, как Французский в Европе…».

«Либо есть нечего, либо денег нет»
Картина М. Ю. Лермонтова, 1837. Источник: www.tarhany.ru

«Что за феатр! Об этом стоит рассказать: смотришь на сцену — и ничего не видишь, ибо перед носом стоят сальные свечи, от которых глаза лопаются; смотришь назад — ничего не видишь, потому что темно; смотришь направо — ничего не видишь, потому что ничего нет; смотришь налево — и видишь в ложе полицмейстера. <…> Раз, по личной ненависти, он его так хватил смычком, что тот обернулся и хотел пустить в него скрипкой, но в эту минуту кларнет дернул его за фалды, и капельмейстер упал навзничь головой прямо в барабан и проломил кожу; но в азарте вскочил и хотел продолжать бой, и что же! о, ужас! на голове его вместо кивера торчит барабан. Публика была в восторге, занавес опустили, а оркестр отправили на съезжую».

Из письма Лермонтова к Лопухину, 1840

«Я вошел во вкус войны и уверен, что для человека, который привык к сильным ощущениям этого банка, мало найдется удовольствий, которые бы не показались приторными. Только скучно то, что-либо так жарко, что насилу ходишь, либо так холодно, что дрожь пробирает, либо есть нечего, либо денег нет, — именно что со мною теперь. Я прожил все, а из дому не присылают».

Из письма Лермонтова к Лопухину, 1840

«Мне тебе нечего много писать: жизнь наша здесь вне войны однообразна, а описывать экспедиции не велят. Ты видишь, как я покорен законам. Может быть, когда-нибудь я засяду у твоего камина и расскажу тебе долгие труды, ночные схватки, утомительные перестрелки, все картины военной жизни, которых я был свидетелем. Варвара Александровна будет зевать за пяльцами и, наконец, уснет от моего рассказа, а тебя вызовет в другую комнату управитель, и я останусь один и буду доканчивать свою историю твоему сыну, который сделает мне кака на колена…»

Из письма Лермонтова к Лопухину, 1840

Источники:
«Лермонтов: воспоминания, письма, дневники» П. Е. Щеголев
Альбом «Лермонтов. Картины. Рисунки. Акварели». М., 1980
Изображение лида: moiarussia.ru
Изображение анонса: vestikavkaza.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

+ 7 = 12

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: