Как сохранялась сталь

Как сохранялась сталь

В помощи нуждаются не только люди и животные — ​музейным экспонатам также необходимо внимание. Даже если речь идет о некогда грозной военной технике: с годами танки, броневики и самолеты, оставленные без должного ухода, ветшают. «Культура» побеседовала с музейщиками и волонтерами, которые вместе восстанавливают легендарные и малоизвестные машины.

Открытая площадка Центрального музея Вооруженных сил Российской Федерации (ЦМВС), субботнее утро. Около входа собирается группа людей в рабочей одежде, они по списку проходят через вахту и направляются к экспонатам. И вскоре оттуда уже слышны завывания «болгарок».

Броня крепка

Вдохновителя и организатора работ, историка Юрия Пашолока мы встретили около бронеавтомобиля БА‑6. Таких раритетов середины 30-х годов ХХ века уже практически не осталось, а те, что сохранились, по большей части имеют весьма опосредованное отношение к оригиналу. Тем ценнее экспонат ЦМВС.

Как сохранялась сталь

«Машина почти полностью в комплектном состоянии, а недостающие элементы конструкции мы потихоньку туда устанавливаем, — ​рассказал Пашолок. — ​Где-то добываем или покупаем, за свои. Руль от «полуторки» недавно приобрели, а шаровой пулеметной установкой поделились поисковики, откопали ее где-то в лесах. Кроме этого, пытаемся выяснить историю бронеавтомобиля, хотя пока не очень успешно. Никаких номеров на нем не сохранилось, единственная информация — ​что этот БА‑6 воевал где-то под Ленинградом».

А вот историю Т‑28 выпуска 1934 года волонтеры уже восстановили. Именно на этом трехбашенном «динозавре» на Гороховецком полигоне испытывали новые танковые орудия. В частности, полуавтоматическую 76-мм пушку ПС‑3 конструкции Павла Сячинтова. Изделие забраковали, а танк так и остался до 1941 года в качестве своеобразной «тюнинговой лаборатории». На нем впоследствии испытывали и другие пушки, какие именно — ​выясняют. Программу перевооружения уже порядком устаревшего к началу 40-х годов Т‑28 хотели реализовать до вступления СССР в новую европейскую войну. Но, к сожалению, не успели. А эта машина уехала за Урал, где на ней учили будущих танкистов, поэтому она и сохранилась. На сегодняшний день в мире известно «три с половиной» таких танка — ​два в Финляндии (Танковый музей в Пароле), один в ЦМВС, а судьба некомплектного корпуса из Сестрорецка на данный момент весьма туманна.

Как сохранялась сталь

Установить контакт с ЦМВС удалось не сразу. «Мы предложили бесплатно восстанавливать технику. Музейщики сначала удивились — ​как это, людям ничего не надо, они за свои деньги готовы трудиться. Не иначе, что-то тут нечисто. Но потом появилось взаимопонимание, началось плодотворное сотрудничество, — ​отметил волонтер Денис Колокольчиков. — ​Работы по глубокой реконструкции техники находятся вне бюджета ЦМВС, подобной статьи расходов тут просто нет. Но нам оказывают содействие в сборе исторической информации по другим экспозициям со всей страны. Машины, которым мы даем вторую жизнь, музейщикам нравятся. Фронт работ здесь просто необъятный, столько редчайших танков, и все требуют заботы».

В музее действительно собрана прекрасная коллекция бронетехники: единственный в мире полностью сохранившийся КВ‑2, уникальный Т‑38 с 20-мм самолетной пушкой, редкий БТ‑7.

«Мы рассматриваем волонтера как внештатного сотрудника, выполняющего дополнительные функции — ​приведение музейных экспонатов (военной техники) в экспозиционное состояние, совместное участие в исследовательской и просветительной работе», — ​пояснил главный научный сотрудник ЦМВС РФ доктор исторических наук Леонид Сабуров.

От Астрахани до Вены

На БА‑6 трудятся два-три человека — ​этого вполне достаточно, иначе реставраторы станут мешать друг другу. А вот на бронекатере проекта‑1124 гораздо просторнее, здесь могут трудиться до 15 волонтеров. Над «речным танком» колдуют с 2014-го.

Как сохранялась сталь

«Мы отработали на бронекатере чуть более десяти тысяч часов. Казалось бы, много. Но это не так. Когда американцы восстанавливали гораздо меньший по размеру кораблик времен Второй мировой войны, причем деревянный, над ним корпели десять лет и потратили свыше 120 тысяч долларов. В общем, у нас все еще впереди», — ​объясняет волонтер Андрей Карпов.

Сколько уже вложено в проект‑1124, достоверно неизвестно. Но, главное, катер спасен, хотя его судьба долго висела на волоске. За много лет простоя внутри накопилось достаточно воды и перегноя от опавшей листвы, коррозия поразила как днище, так и силовой набор кузова. Пришлось принимать экстренные меры. Музей через организацию «Офицеры России» вышел на Хлебниковский машиностроительно-судоремонтный завод, который прислал инженера и трех рабочих. Они бесплатно восстановили набор корпуса.

«Мы бы так, конечно, сами не смогли, тут требовались профессионалы экстра-класса. Но все подготовительные мероприятия были за нами: из трюма сливали воду, выгребали мусор и землю (счет шел на десятки мешков), очищали ржавчину. Пришлось даже мощный пылесос покупать, ведь порой внизу скапливался слой пыли в 20 см. Попутно укрепили постамент, в передней части, а то нос корабля болтался, и была опасность того, что он просто отвалится», — ​поделился подробностями Денис Колокольчиков.

В числе тех, кто потратил свой законный выходной на реставрацию бронекатера, на палубе была замечена и девушка — ​она, как и все ее коллеги, с «болгаркой» в руках отчищала старую краску. Молодежи на работах на удивление много, хотя, конечно, заправляют люди еще советской закалки.

Как сохранялась сталь

«Вскоре после спуска на воду бронекатер принимал участие в Керченской десантной операции, — ​рассказал Андрей Карпов, — ​каждый день он делал по несколько рейсов, перевозя до 80 бойцов, причем еще и с техникой — ​пушками и даже джипами. А потом в составе Дунайской военной флотилии дошел до Вены. Кстати, в том же соединении служил и знаменитый актер Георгий Юматов. И отметины от пулевых ранений у него на спине, которые мы все помним по фильму «Офицеры», — ​не грим».

На сегодняшний день практически весь боевой путь катера известен, как и судьба тех, кто на нем служил.

Теория и практика

Научно-исследовательская работа у волонтеров поставлена на высоком уровне. Помимо собственно восстановления техники, они собирают всю информацию о каждой машине, сидят в архивах, выискивают затерявшиеся документы. Особенно интересны журналы боевых действий: благодаря им удается установить не только имена людей, воевавших на том или ином танке, бронеавтомобиле или катере, но даже выяснить, как, где и когда были получены повреждения, и сегодня заметные на военной технике.

Объем информации, которую собирают добровольцы, просто поражает, как и постоянные экспедиции по местам службы знаменитых людей и машин. Частично результаты исследований публикуются в альманахе ЦМВС. Телекомпания «Лотос» (астраханский филиал ВГТРК) выпустила полнометражный документальный фильм «Последний поход речного танка». Популярность компьютерной игры «Мир танков» стала причиной настоящего наплыва добровольцев, желающих поучаствовать в спасении бронетехники. Потенциальных волонтеров больше, чем необходимо для работы на объектах. Впрочем, поступает и другая помощь.

«По многим образцам военной техники не сохранились чертежи, либо они до сих пор недоступны. Еще один распространенный вариант — ​когда документы не соответствуют реальности. Одну и ту же машину зачастую выпускали в различных нештатных модификациях, связано это было как с особенностями производства в военное время, так и с самодеятельностью на заводах. Однако все это — ​наша история, и к ней нужно относиться крайне бережно. Знание таких тонкостей и позволяет ее сохранить», — ​считает Андрей Карпов.

«Раньше мы работали в других музеях, в том числе в Кубинке, только там привели в порядок около десятка образцов уникальной военной техники как отечественного производства, так и иностранного. Даже в Монино потрудились над МиГ‑3, хотя самолеты — ​не наш профиль. Но справились», — ​рассказал Денис Колокольчиков.

«Миссия волонтеров в ЦМВС — ​не только участие в реставрации техники, приведение ее в экспозиционное состояние. Но и совместная научно-исследовательская и просветительная работа, поисковая деятельность в местах боев Великой Отечественной войны», — ​отметил главный научный сотрудник ЦМВС РФ доктор исторических наук Леонид Сабуров.

Как сохранялась сталь

Следствие ведут волонтеры

Реставраторство и исторические изыскания — ​это не все, чем занимаются добровольцы. Еще они собирают сведения о той военной технике, которая по тем или иным причинам утрачена. Поисковики, историки и энтузиасты обмениваются информацией. Например, катеров проекта‑1124 официально сохранилось всего два — ​один в Москве, как раз на нем сейчас ведутся работы, второй — ​в Ейске. Есть и третий «речной танк» с не менее удивительной боевой историей, однако он до сих пор лежит затопленным где-то под Благовещенском. В 90-е списанную военную машину по бартеру приобрел местный фермер, причем катер достался ему с передней танковой башней и «Катюшей», установленной на корме.

«Катер бывшего капитана Евгения Бибикова называется «Пахарь», несколько лет назад во время одного из наводнений он пошел ко дну. Но лежит недалеко от берега, поднять не проблема. Например, силами военных в ходе каких-нибудь учений. А ценность его просто огромная, и все это понимают. Фермеру удалось достучаться до самого Владимира Путина, президент дал распоряжение решить проблему с сохранением знаменитого «речного танка». Но на местном уровне все застопорилось», — ​рассказал Андрей Карпов.

Будем надеяться, что скоро ситуация улучшится, и восстановленный — ​в том числе силами волонтеров (желающие уже есть) — ​катер встанет на постамент на берегу Амура.

Добровольцы также выясняют дальнейшую судьбу раритетов. Из последних грустных новостей — ​уникальная, единственная в мире коническая главная башня Т‑35 не так давно отправилась с Украины в Чехию. В Австралию некоторое время назад ушел корпус с ходовой частью от редкого немецкого танка Pz-II. На его месте нынче красуется «новодел». «В основном техника «утекает» через Украину — ​несмотря на то, что межгосударственные отношения у нас не на самом лучшем уровне, криминалу это не мешает. Вывозят не только немецкую БТТ, но и нашу, что самое обидное», — ​отметил Денис Колокольчиков.

В общем, и в ближайшем, и в далеком будущем волонтерам дел хватит. Совместная работа музейщиков и добровольцев — ​гарантия того, что раритетная техника, на которой наши деды и прадеды сломили нацистов, сохранится для потомков. Вряд ли рассказ о Победе будет полным без настоящих Т‑34, КВ, «Катюш» и бронеавтомобилей.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

− 6 = 3

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: