Человек-стихия. Генерал Лавр Корнилов

13 апреля 1918 года, ровно 100 лет назад, в бою под Екатеринодаром (ныне – Краснодар) погиб генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов – один из самых заметных русских военачальников начала ХХ века. Роль Лавра Корнилова в российской истории до сих пор оценивается неоднозначно и вызывает дискуссии.

Лавр Георгиевич Корнилов был незаурядной, знаковой личностью. Финал его жизни – участие в Гражданской войне в качестве главнокомандующего Добровольческой армией – привел к тому, что все былые заслуги Лавра Георгиевича оказались забытыми. Между тем, генерал Корнилов был не только военачальником, но и талантливым военным дипломатом, разведчиком, путешественником и исследователем. Все эти подробности его биографии в советское время были забыты, а сам Корнилов рассматривался исключительно как враг трудового народа. Нечто подобное произошло с адмиралом Колчаком, но если Колчак действительно сотрудничал с интервентами, его подчиненные творили зверства в Сибири, то генерал Корнилов в таких делах отмечен не был. Возможно, именно ранняя гибель уберегла военачальника от поступков, которые в будущем получили бы вполне однозначное толкование.

Человек-стихия. Генерал Лавр Корнилов

Несмотря на то, что Лавр Корнилов был генералом русской армии, прославленным военачальником и героем Русско-японской и Первой мировой войн, его биография полна загадок. Так, до сих пор ведутся споры относительно происхождения генерала. Понятно, что он был казаком, но восточный тип лица не оставляет историков равнодушными – какие крови были у генерала? Одни исследователи утверждают, что мать генерала была казашкой из рода аргын-каракесек, другие – что его мать имела предков-калмыков, от которых и достался генералу азиатский тип лица. Самая экзотичная версия была в 1992 году озвучена в газете «Известия Калмыкии». Согласно этой версии, отец Лавра Корнилова якобы был этническим калмыком, а сам будущий генерал родился в донской станице Семикаракорской и при рождении получил имя Лавга Гильджирович Дельдинов. Но затем родители Лавра разошлись и его усыновил дядя Георгий Корнилов.

Как бы там ни было, но официальная биография генерала гласит, что родился он 18 (30) августа 1870 года в Усть-Каменогорске (ныне – административный центр Восточно-Казахстанской области Казахстана) в семье Георгия Николаевича Корнилова — бывшего хорунжего 7-го Сибирского казачьего полка, который ко времени рождения сына уже вышел из казачьего сословия, получил чин коллежского регистратора и служил письмоводителем при городской полиции.

Военная карьера Лавра Корнилова началась, как известно, с раннего подросткового возраста. В 1883 году тринадцатилетний Лавр был зачислен в Сибирский кадетский корпус в Омске, а после его окончания с отличием в 1889 году поступил в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге. Демонстрируя прекрасные способности к математике и точным наукам и рвение к учебе, в артиллерийском училище Корнилов также учился на отлично и уже в 1890 г. стал унтер-офицером юнкерского подразделения. Когда Лавр в 1892 году окончил училище, перед ним открылись широкие перспективы – служба в гвардии или, по крайней мере, в частях столичного военного округа. Но молодой офицер выбрал далекий Туркестанский военный округ, близкий к его родине.

Подпоручик Корнилов был распределен в 5-ю артиллерийскую батарею Туркестанской артиллерийской бригады, где и началась его армейская служба. Уже сам выбор места службы свидетельствует о незаурядном подходе Лавра Корнилова к собственному жизненному пути – он выбирал одно из самых интересных и, в то же время, сложных направлений. В 1895 году Корнилов поступил в Академию Генерального штаба и в 1898 году, досрочно ее окончив, получил за успехи в учебе звание капитана. И вновь офицер отказывается от службы в столице и едет в Туркестан. Он служил помощником старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа, затем штаб-офицером для поручений при штабе округа, занимаясь разведывательной деятельностью.Человек-стихия. Генерал Лавр Корнилов

Восточная внешность и прекрасное знание тюркских языков очень помогали Корнилову в ведении разведки в бескрайних степях и пустынях Средней Азии. Например, он, переодевшись туркменом, обследовал окрестности британской крепости Дейдади в Афганистане. За время туркестанской службы Корнилов успел побывать с экспедициями в Афганистане, Персии, Кашгарии (современный Синьцзян-Уйгурский автономный район). В книге «Кашгария, или Восточный Туркестан» Лавр Георгиевич обобщил результаты своего путешествия – он был не только разведчиком, но и наблюдательным путешественником, описывавшим географические и этнографические особенности районов Центральной Азии. Отряд разведчиков во главе с капитаном Корниловым предпринял беспрецедентный поход по Восточной Персии, обследовав районы, прежде считавшиеся настоящим «белым пятном» для европейской и русской географии. Несколько небольших экспедиций были совершены Корниловым на Памир, а затем он побывал на территории современного Пакистана – в Белуджистане, под видом путешественника, изучавшего жизнь белуджей. Подлинной целью путешествия была разведка британских позиций в регионе.

Корнилов владел целым рядом восточных языков – казахским, калмыцким, монгольским, урду, фарси – и это помимо английского, французского и немецкого языков, освоенных в училище и Академии Генерального штаба. Когда в 1904 г. 34-летний подполковник Корнилов получил назначение столоначальником Главного штаба в Санкт-Петербург, административная работа пришлась ему не по нраву. Он перешел в действующую армию, став штаб-офицером, а затем и начальником штаба 1-й стрелковой бригады. Корнилов принял участие в Русско-японской войне, проявив себя отважным и талантливым военачальником. В районе селения Вазые подполковник Лавр Корнилов повел солдат в штыковую атаку и смог вывести бригаду из японского окружения. За проявленную в боях под Мукденом храбрость офицер получил орден Святого Георгия 4-й степени и был произведен в полковники.

Период между Русско-японской и Первой мировой войнами раскрыл таланты полковника Корнилова как военного дипломата. В 1907-1911 гг. он служил военным атташе в Китае, успев за это время изучить китайский язык, образ жизни и быт китайцев. В МИД Российской империи и Генеральный штаб императорской армии полковник отсылал отчеты, рассказывавшие о самых разных сторонах жизни Китая, организации китайской полиции, телеграфа, императорской гвардии.

Пробыв четыре года на военно-дипломатической службе в Китае, полковник Корнилов вернулся на строевую службу. В феврале – июне 1911 г. он командовал 8-м пехотным Эстляндским полком, затем – отрядом в Заамурском округе отдельного корпуса пограничной стражи, бригадой в составе 9-й Сибирской стрелковой дивизии. В декабре 1911 г. 41-летний Лавр Корнилов получил звание генерал-майора русской императорской армии.

19 августа 1914 г. Корнилов был назначен командиром 48-й пехотной дивизии, впоследствии вошедшей в историю как «Стальная дивизия». Он командовал дивизией во время боев в Галиции и на Карпатах. Современники, включая и генерала Брусилова, вспоминали о Корнилове как о храбром человеке, не жалевшем ни подчиненных, ни самого себя. Он был добр к нижним чинам, стремясь соответствовать роли командира – отца солдат, но требовал от подчиненных безусловного и четкого исполнения приказов. Генерал Деникин вспоминал, что за несколько недель из второсортной дивизии Казанского военного округа Корнилову удалось сделать одну из лучших дивизий русской императорской армии.

Человек-стихия. Генерал Лавр КорниловКомандир дивизии сам ходил в бой, в тыл неприятеля. Например, в ноябре 1914 г. он возглавил ночную атаку в бою при Такошанах и, прорвав позиции противника, захватил 1200 пленных, включая австрийского генерала Рафта. Впоследствии Рафт охарактеризовал Корнилова как «не человека, а стихию». Правда, был во время войны и черный эпизод – дивизия Корнилова была окружена на Венгерской равнине и потеряла тысячи людей погибшими и попавшими в плен. Тогда Корнилов едва избежал трибунала, под который его собирался отдать генерал Брусилов, относившийся к Лавру Георгиевичу достаточно прохладно.

В апреле 1915 г. дивизия Корнилова, прикрывавшая отступление русских войск, подверглась сильнейшему разгрому со стороны превосходящих сил противника. Генерал лично возглавил один из батальонов дивизии и, получив два ранения в руку и ногу, после штыкового боя попал в плен к австро-венграм. В июле 1916 г. Корнилову, содержавшемуся в лагере для военнопленных высших офицеров под Веной, удалось совершить побег. Он сумел бежать через Румынию и, немного оправившись на родине от последствий плена, уже в сентябре 1916 г. получил назначение командиром XXV армейского корпуса Особой армии, которой командовал генерал от кавалерии Василий Гурко. В начале 1917 г. Корнилов получил назначение командующим войсками Петроградского военного округа. На эту должность утверждал генерала еще император Николай II, а принимал командование Корнилов уже после свержения монархии, в начале марта 1917 года. Именно Лавр Корнилов руководил арестом царской семьи, но сам впоследствии очень тяжело переживал, что на его долю выпало такое поручение Временного правительства.

Сориентировавшись в изменившейся политической ситуации, генерал Корнилов пытался сохранить армию от распада и обеспечить защиту российской столицы от наступавших германских войск. Однако, препятствовать влиянию Советов рабочих и солдатских депутатов боевой генерал уже не мог. При всей своей воинской доблести, в политике Корнилов разбирался плохо, необходимость изменений в стране если и понимал, то исходя из собственных представлений. В апреле 1917 г., не желая участвовать в революционных преобразованиях, он отказался от должности командующего Петроградским военным округом и был переведен командующим 8-й армией на фронт. Под командованием Корнилова армия добилась впечатляющих успехов.

19 июля 1917 г. генерал от инфантерии Лавр Корнилов был назначен новым Верховным главнокомандующим русской армией, сменив на этом посту генерала Алексея Брусилова. Это назначение сразу же внушило правым кругам офицерства надежду на спасение «старой России». Действительно, Корнилов пытался восстановить жесткую систему управления, но сталкивался с бездействием Временного правительства и его структур. Считая, что в стране сложилось катастрофическое положение, Корнилов организовал наступление верных частей на Петроград в августе 1917 года, после чего был объявлен главой Временного правительства Александром Керенским мятежником. С 1 сентября по ноябрь 1917 года генерал Корнилов и его ближайшие соратники находились под арестом в Могилеве и Быхове, а после Октябрьской революции был освобожден по распоряжению генерала Духонина и во главе охранявшего его Текинского полка отбыл на Дон.

Именно Лавр Корнилов стал одним из организаторов и первым главнокомандующим Добровольческой армией на Дону. Однако, отсутствие поддержки донских казаков и самоубийство атамана Каледина вынудило корниловцев двинуться на юг – на Кубань. 9 (22) февраля 1918 года начался Первый Кубанский поход Добровольческой армии, вошедший в историю под названием «Ледяного похода». Ледяной поход принес смерть генералу Корнилову. 31 марта (13 апреля) 1918 года, при штурме Екатеринодара, в дом, где находился штаб генерала Корнилова, влетела неприятельская граната. По стечению обстоятельств, которые затем генерал Деникин назвал не иначе, как мистическими, граната попала в дом только одна, попала именно в комнату, где находился генерал Корнилов, и погиб от ее взрыва только один Корнилов. Бросившиеся к генералу адъютанты ничего сделать уже не могли – Лавр Георгиевич Корнилов скончался. Тело погибшего командующего закопали в районе немецкого поселения Гначбау, причем могилу сравняли с землей при отступлении – соратники генерала прекрасно понимали, что останки покойного попытаются найти, чтобы поглумиться над ними. Красноармейцы, ворвавшись в Гначбау, начали искать спрятанную кассу, которая якобы могла быть зарыта в селе, и случайно наткнулись на гроб генерала Корнилова. Тело погибшего генерала достали и отвезли в Екатеринодар, где глумились над ним на одной из площадей, а затем все же сожгли. Вдова Лавра Георгиевича Таисия Владимировна обвинила генералов Деникина и Алексеева в том, что они не смогли вывезти тело Корнилова с Кубани, чтобы похоронить по-человечески. Впрочем, ряд исследователей опровергает версию о том, что большевики глумились над телом генерала, и это обстоятельство, говоря об его смерти, тоже необходимо учитывать.

Гражданская война – ужасная трагедия для страны. Брат убивал брата, гибли лучшие люди страны, причем со всех участвовавших сторон. Память о генерале Корнилове как герое войн и защитнике своей Родины, старательно стиралась на протяжении многих десятилетий. Сейчас, спустя столетие после тех трагических событий, было бы разумно современным сторонникам «красных» и «белых» отказаться от дальнейшего воспроизводства ненависти друг к другу, от эпидемий переименований улиц и сносов одних памятников для замены их другими. Николай II и Владимир Ленин, Корнилов и Чапаев, Деникин и Буденный – это все история нашей страны, знаковые для нее люди, каждый из которых желал России добра, хотя и понимал это добро исходя из собственного мировоззрения, опыта, ценностей.

Автор: Илья Полонский

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

52 − = 50

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: