Константин Асмолов: «В Корейской войне победителей не было»

65 лет назад была окончена «горячая» фаза Корейской войны. Ее оценки разнятся до сих пор, а полуостров продолжает быть разделенным, как и корейский народ. Чем было то противостояние на самом деле и можно ли ожидать его повторения в будущем? «Культура» поговорила об этом с российским ученым-корееведом, кандидатом исторических наук Константином Асмоловым.

культура: Что, на Ваш взгляд, прежде всего ошибочно в сегодняшнем нашем понимании тех событий?

Константин Асмолов: «В Корейской войне победителей не было»

Асмолов: Главная ошибка, которую делают при анализе Корейской войны, — восприятие ее как советско-американского противостояния. На самом деле она была гражданской, отягощенной внешним вмешательством — сначала коалиции войск ООН во главе с США, а потом появлением китайских народных добровольцев. В результате проиграли все, хотя считают, что одержали верх. Каждая сторона заявляет: раз мы отбились от вражеской агрессии, победа за нами. Но задача ведь состояла в том, чтобы объединить полуостров. Этого сделано в итоге не было.

культура: Как война повлияла на корейский народ?

Асмолов: Полуостров потерял, по некоторым оценкам, 10 процентов населения, сильно была уничтожена инфраструктура. Надо понимать, что к 1953 году на севере Кореи уже нечего было бомбить, американцы атаковали плотины и дамбы, потому что все остальное они уже разрушили. Таким образом и закрепился раскол. Фактически до сих пор противостояние не закончено. Было соглашение о прекращении огня, но тут есть важная деталь: Северная Корея его подписала, а вот Южная — нет, поскольку на тот момент южнокорейский режим был гораздо более одиозен, чем современный ему северокорейский.

культура: Насколько искусственен раздел на Южную и Северную Корею?

Асмолов: «Распиливание» полуострова — это иллюстрация того, как решают проблему за полчаса до дедлайна. С точки зрения учета исторических, национальных и иных факторов, это все равно что разделить нашу страну на Россию Северную со столицей в Санкт-Петербурге и Южную — со столицей в Москве. Сегодня и Север, и Юг точно уверены в том, что они являются единственной абсолютно легитимной властью на полуострове, а на другой стороне находится марионеточный режим, который скоро развалится, потому что народ будет против него.

Константин Асмолов: «В Корейской войне победителей не было»

культура: Какова сегодняшняя трактовка событий того времени?

Асмолов: Оценка войны напрямую связана с ангажированностью тех, кто о ней говорит. С одной стороны, принято полагать, что активные боевые действия начала Северная Корея. Однако правильнее было бы сказать, что Север перенес противостояние на более серьезный уровень: окопная война на момент эскалации конфликта шла уже полтора года, и она не сильно отличалась от завершающего периода Корейской войны, когда люди тоже сидели в окопах. Было по три вооруженных инцидента в день — и не просто перестрелка, а боевые действия целых батальонов при поддержке авиации и артиллерии. И большинство подобных ситуаций, что признает даже американская разведка, инициировала Южная Корея.

До определенного времени Сеул и Пхеньян пытались получить добро соответственно Вашингтона и Москвы на объединительный блицкриг, и на некотором этапе аргументы Севера оказались более весомы. Пхеньян утверждал, что режим Ли Сын Мана падет в результате народного восстания, но этого не случилось.

культура: Угроза повторения «горячей» фазы конфликта остается?

Асмолов: Да. Угроза начала боевых действий на полуострове сохраняется хотя бы потому, что Корейская война формально не закончена. При этом нужно обратить внимание: одна из текущих проблем корейско-американских отношений сводится к тому, что Вашингтон хочет сначала разоружения, а потом мирный договор, а Северная Корея полагает, что сначала надо установить доверие, важным элементом которого является мирный договор, а потом поговорить о разоружении.

Сейчас, конечно, на фоне потепления, саммитов с участием КНДР и Южной Кореи, а затем и США, возможность вооруженного конфликта снизилась, но надо понимать, что в конце 2017 года, по моему мнению, вероятность такого сценария приближалась к 50 процентам, и сейчас опасность по-прежнему остается. Если процесс сближения, который только начался, будет нарушен, то стоит ожидать отката к прежнему обострению. Как это может произойти? Например, если в Америке сменится руководство или станет понятно, что Вашингтон не собирается учитывать минимальные требования своих визави.

Фото на анонсе: PHOTOXPRESS

 

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

9 + 1 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: